Несамурайское дело: японцы «заказали» бизнесмена-украинца

39-летний бизнесмен Игорь Шумак почти два месяца сидит в киевском изоляторе временного содержания. Прежний деловой партнер — японец Акисиге Есаки обвиняет Шумака в том, что тот подделал подпись и причинил его фирме финансовые убытки. Украинскому предпринимателю угрожает 7 лет заключения.Игорь Шумак работал с Акисиге Есаки с 2000 года. На базе украинского научно-исследовательского института ”Стеклопластик”, председателем правления которого был Шумак, учредили совместное предприятие ”НТБ”. Изготовляли в Буче под Киевом базальтовое волокно — материал, из которого делают глушители для ”тойот”. Японцам украинское волокно стоило $1,3 за метр — почти втрое дешевле выработанного у себя дома. Его перепродавали втридорога, и хорошо на этом зарабатывали.

Никаких конфликтов между партнерами не возникало, пока Игорь Шумак не открыл собственное производство базальтового волокна в Обухове и Славуте. Японцы не хотели, чтобы дешевого волокна на рынке становилось больше, и решили избавиться от партнера.

— В камере Игорь сидит с двумя такими же заказными бизнесменами. Им есть о чем поговорить, — грустно шутит 36-летняя Виктория, жена Игоря Шумака.

Она не уточняет, кто заказал ее мужа, — боится за детей.

В апреле 2004 года Акисиге Есаки обратился в Службу безопасности Украины. Обвинил украинского партнера в подделке его подписи на генеральном поручении, благодаря чему, дескать, незаконно завладел 78% акций НИИ ”Стеклопластик”. По предварительному соглашению, эти акции принадлежали японскому предприятию, где Шумак работал одним из директоров.

Следователи СБУ работали с уголовным делом против Игоря Шумака почти год. Сделали графологическую экспертизу и установили, что подпись на поручении принадлежит Есаки. Японский бизнесмен утверждал, что на момент оформления поручения был в Японии, в Нагое. Но таможня выдала справку, что Есаки таки был в Украине. То, что именно Есаки подписывал поручение, подтвердил и киевский нотариус Макаренко. В марте 2005-го дело закрыли из-за отсутствия состава преступления. Юристы всемирно известной фирмы ”Бейкер и Маккензи”, которые работали на японца, уехали домой ни с чем.

Японцы не успокоились. Они наняли киевскую адвокатскую контору ”Лик”. Ее юристы превзошли ”Байкер и Маккензи” и таки засадили Шумака в тюрьму. Пожаловались и на Шумака, и на следователей СБУ в Генпрокуратуру.

А 20 июня судья Соломенского райсуда Кристина Тарасюк вынесла Игорю Шумаку приговор: 7 лет лишения свободы с конфискацией имущества.

Офис ”Лика” — в однокомнатной квартире на первом этаже жилого дома на улице Артема в Киеве.

— Японцы привыкли уважать законы, а украинские бизнесмены — нет, — лаконично отстаивает решение Соломенского райсуда Александр Хавин, заместитель директора фирмы ”Лик”.

Он зажигает сигарету, его рука заметно дрожит.

— Мы прожили с мужем в Японии 4 года, — вспоминает жена Шумака. — Игорь очень восторгался японцами. А я — нет. Они мне казались лживыми. Рассказываю об этом знакомым, а они не верят. У нас любят иностранцев во вред своим людям. Хотела бы я посмотреть в глаза Есаки…

Научно-исследовательский институт ”Стеклопластик” в Буче когда-то был одним из нескольких в СССР учреждений, где разрабатывали технологии производства базальтового волокна. Уникальные печи, в которых его изготовляют, есть еще во Владимирской области в России и в грузинском городе Рустави. Во времена Советского Союза базальтовое волокно использовали для нужд армии, в космических разработках. Научных работников ”Стеклопластика” государство тогда щедро финансировало. Сегодня большие институтские корпуса пустуют. Один из цехов используют японцы.

На предприятии осталось около сотни научных работников. Игоря Шумака они уважают.

— Когда Шумака избрали председателем правления ”Стеклопластика”, он сразу выплатил долг по зарплате работникам института, — сокрушается главный бухгалтер учреждения Наталия Стрикица, 47 лет. — Японцы не хотели давать денег, но Шумак умел настоять на своем. А теперь у нас опять задержки с выплатой (председателем правления ”Стеклопластика” недавно назначили японца Които Уэду. — ”ГПУ”). Без Шумака у нас не будет ни контрактов, ни зарплаты.

— Японцы суд купили, а дело против Шумака сфабриковали, — считает 56-летний Василий Дигтяренко, который работал заместителем директора НИИ ”Стеклопластик” и хорошо знал японских партнеров.

Квартира Шумаков оформлена на мужа. Если решение суда вступит в силу, Виктория с двумя дочками — 14-летней Анной и 2-летней Лизой — окажутся на улице. Впрочем, адвокаты украинского бизнесмена готовят апелляцию.

Акисиге Есаки вернулся в Японию. Но на очередной суд над Игорем Шумаком обещает приехать.

Елена Талаева, Газета по-українськи

Читайте также: