МВД: случайные люди. Часть 1-я

Наблюдая ряд кадровых назначений министра внутренних дел, я диву давался. «Наверное, Юрию Луценко вышестоящие соратники по Майдану кадры впаривают» – делились впечатлениями от первых назначений коллеги «в теме». И уж совсем стало весело, когда раздался звонок: «Послушай, твой знакомый в редакции «Граней» отдел кадров МВД открыл. Не хочешь в личную гвардию нового министра записаться?»

“В очередь, сукины дети, в очередь!..”

(Михаил Булгаков, “Собачье сердце”)

Человек министра

Из рассказа коллеги, перемежавшегося то смехом, то матом, вырисовывалась следующая картина. В новом помещении редакции газеты “Грани +”, что в те дни располагалось в здании Планетария, постоянный автор этого издания и лицо без определенного рода занятий, называющий себя Александром Матюшенко, ведет прием. И не просто потчует “рюмкой чая” своих собеседников, а предлагает им работу…в Министерстве внутренних дел!

Работа с кадрами явно пребывала “на потоке”: “А.Матюшенко”, он же гражданин Российской Федерации (согласно паспортным данным) Степанов Дмитрий Михайлович перед посетителями пускался в пространный монолог. Суть которого в кратком изложении сводилась к следующему: МВД необходимо реформировать. Для этого министру нужны верные люди. Они уже есть, но желающие могут присоединиться. Главное – расставить своих людей на “кадры”(!), УБОП (!) и 7-е Главное Управление МВД (разведка). Возможно, предстоит сформировать нечто новое на базе Департамента внутренней безопасности и 7-го Главного управления МВД, некую “преторианскую гвардию” министра, следящую за чистотой рядов и нравов в стенах корпусов на Богомольца, 10. Зарплата? Не обидим. Квартира? Не вопрос!..

Могу предположить, что если автору этих строк стало известно, где “гай шумел, деревья гнулись”, то недругам Юрия Луценко, нового министра внутренних дел Украины, в недавнем прошлом – народного депутата и главного редактора оппозиционных “Граней +”, подробности этого “вертепа” были известны тем более.

Следующая новость просочилась из стен самого министерства. “Вам ничего не известно о нашем новом начальнике ГАИ МВД Украины? Некий Степанов, из ваших, из журналистов… Ходит по зданию, дела принимает. А с ним этот – из “наших” – налоговый генерал Костя Брыль. Чуть ли не в обнимку…”

Бог с ним, с Брылем, но Степанов? Начальник ГАИ?! Дмитрий Степанов, чья езда “подшофе” за рулем стала “визитной карточкой” носителя этой фамилии, а изъятие прав “за пьянку” – обыденным явлением? “Дима-подставь-товарища” — и высокий пост в МВД? За что? А!.. Припоминаю…Возможно, в этом есть и заслуга автора. Но – по порядку.

…В начале лета 2003 года, накануне президентской избирательной кампании, ко мне обратился знакомый – Дмитрий Степанов, который также публиковался в луценковских “Гранях +”. Суть его просьбы сводилась к следующему: нужно выручить его хорошего знакомого, “прессуемого” властями. В силу ряда причин, которые он, Степанов, не имеет разглашать морального права, необходимо спрятать деньги одного давнего приятеля, разместив их на частных депозитных вкладах. Сам приятель Степанова, гонимый властями, позволить себе роскошь хранить деньги в банке под своим именем не может. Поэтому он, безымянный доверитель, обратился за помощью к Степанову. А Степанов – уже ко мне и еще, по крайней мере, трем лицам. Высокий стиль изложения просьбы и уровень доверительности обращения подкупал. Да и грех не помочь очередной “жертве режима” – за последние лет десять кого только не приходилось “вытягивать”. И я согласился, тем более что компанию в этом деле мне составили хорошо знакомые люди без “дурных привычек”.

Сумма сбережений “гонимого” товарища оказалась солидной. Этим и объяснялась необходимость наличия пятерых (включая Диму) вкладчиков-“спасителей” — расписанная на каждого сумма не должна была превышать предельно допустимый максимум вклада, о котором банк должен был информировать “карательные” органы. Дима убеждал, что максимум через два месяца (в конце августа 2003-го) деньги со счетов можно будет снять. За дружескую услугу, шутя, Степанов обещал “выставить поляну”. Банк для открытия депозитных счетов был выбран Димой.

В эти же дни Степанов стал обладателем нового “Опеля”, купленного в кредит. Гарантией погашения кредита торговой фирме выступил, по крайней мере, один из депозитных вкладов “гонимого” знакомца Димы. Признаюсь, в голову полезли нехорошие мысли: почему столько людей откликнулось – и абсолютно бескорыстно — на призыв о помощи, а Дима уже, фактически, распоряжается этими чужими деньгами? И знает ли владелец средств о столь фривольном отношении к ним со стороны Степанова?

“Мой” депозит был закрыт только через пять месяцев. К тому времени мне лишь оставалось сжимать от злости зубы: как-то, походя, отвечая на мои сетования по поводу столь длительного хранения мною чужих денег, Дима обронил, что деньги эти – личные средства товарища Ю.Луценко, главного редактора “Граней +”, и придется потерпеть. Говорить, что в такие игры я не играю, что Луценко мог бы и сам попросить меня о помощи, и что вообще-то меня бессовестно “разыграли”, учитывая потенциальную угрозу подобной ситуации – накануне грязных выборов – для моей семьи, было уже поздно. Осталась убежденность – «деньги партии» так бессовестно не прячут.

Актом сатисфакции для меня стала сцена, свидетелем которой я случайно оказался где-то в середине февраля 2004 года. Степанову в моем присутствии позвонил некто, и попросил срочно снять оставшуюся сумму с депозитов. Эта сумма оказалась намного меньше ожидаемой хозяином. Словесная – телефонная – перепалка завершилась бросанием Степановым телефона и потоком матов, адресованных некоему “Юре”. Но Юра не унимался, вновь и вновь названивая Степанову на мобильник. И Дима решительно отключил аппарат, вслух заключив, что нужно немедленно выпить…

Куда девалась энная сумма доверенных Степанову средств, и каков был механизм ее “отторжения”, нам, добровольным “депозитариям”, не составило труда конкретизировать в своем кругу…

Поэтому, когда осенью 2004 года Д.Степанов был замечен за рулем автомобиля, развозящего Ю.Луценко по Майдану, познавшие Диму журналисты шутили: “Водителем заделался. Луценко заставил долги отрабатывать…”

Чертовски хочется возглавить…

Позже Степанов всплыл уже в ином качестве – коменданта Дома профсоюзов, захваченного сторонниками Виктора Ющенко. В “оранжевую революцию” наш герой, в духе революционных же традиций, вошел, как водится, под псевдонимом – “Александр Матюшенко”. Поскольку это единственный до сих пор факт официального упоминания о предмете нашей публикации, приведем его полностью. К тому же приведенные там характеристики революционного коменданта А.Матюшенко, как мне представляется, весьма емки и точны. Еще бы: мнение-то коллективное!

Итак, к источнику: “Как сообщили на днях некоторые телеканалы, в штабе «оранжевых» в здании профсоюзов сменился комендант. Якобы из-за того, что предыдущий проворовался. Как удалось выяснить корреспонденту «КП», там действительно произошла смена руководства, но ни о каких хищениях речь не идет: «переворот» произошел по совершенно другим причинам. Новым начальником избран (!) Игорь Меркатон, который до этого был заместителем коменданта.

Закрыли буфет — меняй начальство

Побеседовать с ним, чтобы прояснить ситуацию, оказалось не так-то просто — забот у коменданта много. Поэтому, ожидая, когда у Меркатона найдется время, нам удалось поговорить с помощником командира службы безопасности Дома профсоюзов Юрием Муравлевым. — Комендантами у нас были уже человека четыре, — сообщил он, — так что смена руководства здесь не такое уж и событие. Бывший комендант не сумел скоординировать действия штаба, была сорвана отправка людей в восточные регионы, где они должны были агитировать за Ющенко. Поэтому те, кто здесь остались — охранники здания, жители палаточного городка, — в ночь со среды на четверг избрали нового, «народного» коменданта. По словам же самого Игоря Меркатона, который все-таки нашел время для общения с корреспондентом «КП», конфликт между руководством и людьми произошел в первую очередь из-за решения центрального штаба и предыдущего коменданта Александра Матюшенко закрыть бесплатный буфет. — Мы с этим не согласны, — категорически заявил «народный» комендант. — Ведь людям, которые живут здесь и в палаточном городке, нужно горячее питье. И они не должны ходить в столовую профсоюзов и платить за чашку чая. Сейчас буфет уже работает в своем обычном режиме. Еще одна причина — манифестанты вопреки желанию штаба отказались покинуть здание профсоюзов. Здесь намного удобнее работать с людьми. Многие даже не подозревают о существовании центра на ул. Ярославской и привыкли со своими вопросами обращаться именно сюда.

В центральном штабе о «революции» не слышали

Игорь Петрович также рассказал, что большинство народа было недовольно теми военными порядками, которые царили до недавних пор: — Я убежден, что нельзя делать казарму из общественного здания. Мой предшественник придерживался очень жесткой политики, пытался ввести железную дисциплину. Он попросту выгонял отсюда тех, кто был ему не нужен, чем, опять-таки, многие были недовольны. Поэтому и выбрали меня. Те представители центрального штаба, кому удалось дозвониться, о происшедшем не знали и с трудом понимали, о чем идет речь. Сам же Александр Матюшенко комментировать ситуацию отказался” (ист. Мария Филатченкова, “Была ли революция в Доме профсоюзов?”; “Комсомольская правда в Украине”,18 декабря 2004 г.).

Такой ли славы хотел Матюшенко-Степанов? Вряд ли. Но это не помешало легкому на подъем “коменданту” звонить знакомым журналистам в редакцию “КП-Украина” с требованием направить (!) автора этой публикации немедленно к нему для разговора (!!). Беспокоить руководство издания опытный “боец революции” не стал, прекрасно понимая, что в ходе официальных разбирательств обязательно всплывет его подлинная фамилия. Такая огласка “соратнику” Ю.Луценко была явно не нужна.

(Продолжение следует. Дмитрий Степанов: как жить по лжи и стать доверенным лицом министра. Настоящий полковник? О нелюбви к своим автопортретам. “Да у меня генералы рыдали на допросах!” Министр! Заберите у Димы пистолет!)

Глеб Плескач, специально для «УК»

Читайте также: