Полковник Лиам Коллинзв из Вест-Пойнта: чему армию США должна научить война в Украине

Ситуацию на востоке Украины можно охарактеризовать как «Первую мировую войну на новом технологическом уровне». На фронте вы быстро понимаете, что две главные угрозы для украинских солдат — снайперы и русская артиллерия. Однако, в отличие от 1915 года, солдаты на «Восточном фронте» 2018 года регулярно получают текстовые сообщения на свои телефоны, что их положение безнадежно и им следует опасаться быть обнаруженными БПЛА.

Полковник Лиам Коллинз, директор Института современной войны в Вест-Пойнте, который за последние 18 месяцев более десяти раз посетил Украину, размышляет какие уроки может получить армия США, из российской гибридной агрессии против Украины.. 

***

Боевые действия в Украине за последние два с половиной года дают представления о вызовах, которые угрожают армии США и проливают свет на то, как будет вести войну приблизительно равный противник.

За последние несколько десятилетий ландшафт потенциальных угроз, с которыми должна справляться американская армия, сильно разнообразился. Во время Холодной войны главная угроза, русские, были понятны и боевой план был прост. Каждый просто должен был знать свою роль.

Современная ситуация заметно изменилась; российская угроза остается в иной форме и сочетается с другими вызовами, создавая сложную глобальную операционную среду.

Расширение роли информации, взрывное распространение технологий в купе с другими трендами размывают монополию государства на насилие.

Нет лучшей отправной точки, чем Украина, где российская «война нового поколения» ведется методами, которые радикально меняют среду безопасности, установившуюся после окончания Холодной войны. Итак, какие уроки должна извлечь армия США из ситуации в Украине?

Что старого стало новым

Электронная война. Россия ведет в Украине широкий спектр электронных боевых действий, используя их для уничтожения коммуникаций, обнаружения командных центров и поражения их огнем дальнобойной артиллерии. Немногие действующие военнослужащие США выросли во времена, когда стоило  беспокоиться о своей радиозаметности. После посещения Объединенного многонационального центра готовности в Гогенфельсе, Германия, высокопоставленный украинский офицер заметил, что такие командные центры не живут долго в восточной Украине. Антенное поле, размещённое в нескольких метрах от расположения командного центра – хороший маяк для русских «цель тут».

Мы вынуждены возвращаться в эпоху, когда коммуникации должны быть коротким и нечастым, а тактические операционные центры должны выносить свои антенны на сотни метров от собственного расположения. Это делает командование, контроль и связь более трудными и командиры должны привыкать к ситуации отсутствия информационного доминирования и осведомленности о положении каждого подчиненного подразделения в любой момент времени. Солдатам следует снова учиться работать с картой и компасом, а не полагаться только на GPS.

Информационные операции. Холодная война была, прежде всего, идеологической и политической конфронтацией. После победы в этой войне идей, США в значительной степени лишилась своих возможностей в области информационных операций. Напротив, Россия вложила в них значительные средства. На стратегическом уровне Москва была в значительной степени успешной благодаря государственным или поддерживаемым государством СМИ. Российская информационная и дезинформационная кампания вызвала значительный паралич внутри НАТО во время аннексии Крыма. На тактическом уровне россияне воздействовали на отдельных солдат, командиров и их семьи, используя телефоны и социальные медиа (для прямого обращения к адресату), подрывая украинские усилия в области обороны.

Воздушное превосходство. Российская система противовоздушной обороны сильна и “приземлила” ВВС Украины с начала конфликта. Украинские вертолеты летают, но прижимаясь к земле и избегая приближаться к фронту. Из-за чего снижается их способность к медицинской эвакуации, обнаружению, распознаванию и разведке сил противника (ISR) и огневой поддержке собственных войск. И хотя российские ПВО не смогли воспроизвести это доминирование против США или НАТО, превосходство в воздухе, к которому мы привыкли за последние 30 лет, уже не является несомненным. Мы не можем быть уверенными в возможности запросить воздушную поддержку или эвакуацию в любой момент когда пожелаем, или в свободном доступе к небу для ведения ISR.

Маскировка. За последние 17 лет во многом забытый камуфляж вернулся в моду. С распространением беспилотных летательных аппаратов, которые могут служить платформами ISR для артиллерии, остаются минуты, прежде чем по обнаруженному объекту последует удар. По результатам совместных тренировок военнослужащих Украины и НАТО ясно, что украинцы занимаются маскировкой всерьёз, на НАТОвские – кое-как. Украинские автомобили выглядят как гигантские, мобильные растительные насаждения, а камуфляжные сетки используются при любой остановке транспорта вне зависимости от времени суток и продолжительности такой остановки. Военные НАТО исходят из того, что лучшая маскировка – скорость перемещения транспорта, а маскировочные сети (часто нестандартные) используются не так активно при остановках.

Что нового?

Cyber. Российские хакеры, похоже, проникли практически в каждую сеть в Украине. Русские подделали сигналы GPS и перехватывали незащищенные каналы передачи данных от украинских БПЛА, чтобы определить украинские позиции, которые можно обозревать во время взлетов и посадок беспилотников. Они взломали телефонные сети местных операторов связи и рассылали таргетированные сообщения конкретным солдатам, демонстрируя им практически в режиме реального времени фото их семей и вопросы в стиле «а уверен ли ты в безопасности своей семьи». В других случаях русские отправляли сообщения после артиллерийского обстрела, призывающие солдат расходиться по домам: не стоит умирать за украинских коррумпированных чиновников и олигархов. В еще одном случае русские отслеживали украинские артиллерийские подразделения, используя вредоносную программу на устройствах Android. В этом контексте, армия США в своём стремлении к совершенной информированности получает и реальные уязвимости, которые могут быть использованы находчивым противником.

БПЛА. В России в основном используются БПЛА в качестве платформ ISR для определения позиций противника для артиллерийских ударов. В технологической гонке, сами беспилотники в настоящее время опережают возможности по борьбе с ними. Похоже, наше понимание превосходства в воздухе все больше устаревает.

Защита городских территорий. Городская война не нова. Но учитывая историческую и текущую нехватку опыта у армии США в этой области, специфические проблемы городских операций будут в значительной степени новыми для нас. Вторая битва в Донецком аэропорту продемонстрировала проблемы боев в городских условиях. В какой-то момент украинские вооруженные силы контролировали первый и второй этажи международного аэропорта, а сепаратисты под руководством России заняли подвальную туннельную систему и третий этаж. Двумерные карты не работают для мониторинга местоположений подразделений в этой среде.

Аналогичным образом, российские войска не боятся применять артиллерию из населенных пунктов, зная, что украинцы не решаются на массовые удары по густонаселенным районам и своим гражданам. Россия умело использует наши западные нормы относительно жертв среди гражданского населения против нас. В будущем конфликте мы, возможно, захотим обойти городскую местность, но это, вероятно, не удастся, когда наши враги попытаются использовать города для обороны. Нам также может быть необходимо внимательно изучить, как мы балансируем оперативные цели и сопутствующий ущерб, уникальные сложности при исполнении задач в городах, защищаемых с гражданскими лицами, зданиями и критической инфраструктурой.

К лучшему пониманию

Сегодняшняя глобальная операционная среда представляет для армии США множество сложных проблем. Чтобы улучшить нашу способность сдерживать и, если необходимо, уничтожать угрозы, армия должна придерживаться целостного подхода к этим вызовам. Некоторые решения в основном технологичны, другие — организационные, доктринальные и, возможно, самые сложные, культурные. Но первым шагом к разработке этих решений является наблюдение, изучение и обучение таких случаев, как Украина.

С незначительными сокращениями

Автор: полковник Лиам Коллинз, директор Института современной войны в Вест-Пойнте; Association of the United States Army

Перевод: bsblog.info


О авторе:

Полковник Лиам Коллинз — карьерный офицер Сил спецопераций, руководил многочисленными боевыми операциями в Афганистане и Ираке, а также оперативным развертыванием в Боснии, Африке и Южной Америке. Имеет степень магистра и степень доктора Принстонского университета.

 

Читайте также: