Калечили и грабили ради развлечения: банду, терроризировавшую Харьков никак не могут осудить

На протяжении девяти (!) месяцев Фрунзенский районный суд Харькова не может приступить к рассмотрению по сути уголовного производства, открытого в отношении группы лиц, которые длительное время грабили и калечили людей. 31 августа заседание опять не состоялось — судье стало плохо с сердцем.

На этот день было намечено слушание потерпевших. Из Новосанжарского района Полтавской области, что в 200 километрах от Харькова, в суд приехал 25-летний бывший полицейский Василий Маркович, который после жестокого избиения извергами пять месяцев провел в коме и восстанавливается до сих пор. В зал судебных заседаний его вводили, держа под руки, мама и знакомый — без опоры пострадавший не может передвигаться. Когда конвоиры ввели троих подсудимых, у Василия сдали нервы.

суд над харьковской бандой

Крепкие парни спортивного телосложения восемь месяцев держали в страхе миллионный Харьков

— Я не помню, как они меня били, — немного успокоившись, находит в себе силы говорить Василий Маркович. — Но это зафиксировала камера видеонаблюдения, установленная на доме по улице Танкопия (она пролегает недалеко от здания суда), в котором я снимал квартиру. Это случилось 9 декабря 2016 года в 1.45. Преступников было двое. Хотя я и сам был крепкий, но они оказались сильнее. Я уже открывал входную дверь, когда они меня догнали — «вели» от магазина, где я рассчитывался банковской карточкой. У одного из них был травматический пистолет, у другого — нож-«бабочка». Они «вырубили» меня несколькими мощными ударами по голове. Я потерял сознание. На видеозаписи видно, что один из нападавших подпрыгнул на моей голове двенадцать (!) раз. Смотрите, на затылке у меня в нескольких местах не растут волосы. Это как раз места ударов. На них отмерла кожа. Я пять часов пролежал на морозе в одной футболке — эти изверги сняли с меня болоньевую куртку. В ней находились 400 гривен, банковская карточка и два удостоверения — полицейского и участника АТО.

— Эту информацию Вася знает лишь по моим рассказам, — говорит мама парня Виталия Васильевна, которая до сих пор практически не отходит от сына. — Память вернулась к нему примерно через полгода после того, как он вышел из комы. А в коме Вася пролежал пять месяцев. Сын был настолько тяжелым, что врачи не верили в его выздоровление и советовали мне сдать его в хоспис! Но я знала, что мой ребенок обязательно заговорит и поднимется на ноги. На меня смотрели, как на сумасшедшую, а я твердила врачам: «Вам будет стыдно за свои слова». И не сомневалась, что настанет тот день, когда сын придет в суд, чтобы свидетельствовать против этих подонков, которые сделали из него инвалида.

* Бывший полицейский Василий Маркович после жестокого избиения пять месяцев провел в коме и сейчас передвигается с помощью ходунков

У другого потерпевшего, 34-летнего харьковчанина Романа Лыскова, присутствовавшего в зале суда, до сих пор заметны шрамы на лице, оставшиеся после бандитского нападения. Мужчина тоже имеет внушительную комплекцию, но физические данные не останавливали злоумышленников, которые все, как один, имеют рост под два метра и накачанные мускулы.

— 7 мая прошлого года около 23.00 я возвращался из гостей, — рассказывает Роман. — Шел один, прохожих рядом не было. Как на меня напали сзади, не понимаю. Шагов не слышал. Очнулся в четвертой городской больнице срочной и неотложной помощи на операционном столе. Кто меня нашел избитого и без сознания, вызвал «скорую», не знаю. Разбойники забрали ноутбук, телефон, серебряную цепочку и гривен триста.

А вот 30-летний Павел Шалыга (тоже, надо заметить, высокого роста и крепкого телосложения) запомнил своих обидчиков, которые напали на него в апреле прошлого года.

— Одного из них я заметил возле киоска недалеко от станции метро Александра Масельского — на его лицо упал свет, — вспоминает Павел. — Я еще подумал: какое злобное у молодого человека выражение лица. А спустя несколько минут этот парень со своим дружком догнали меня и повалили на землю. Отобрали сто гривен и старый мобильный телефон. От нанесенных ударов я потерял сознание. Примерно через час, согласно медицинским записям, меня доставили в четвертую «неотложку». Очень вовремя, поскольку сломанное ребро пробило легкое — в плевральной полости скопились кровь и воздух. Меня прооперировали. Первое время не мог подняться с постели, очень долго даже дышать было больно.

Если бы 31 августа состоялось судебное заседание, 27-летняя Анна Прохватилотребовала бы, чтобы слушание ее эпизода проходило в закрытом режиме — в отношении молодой женщины, матери двоих детей, и ее младшей сестры Насти, на то время несовершеннолетней, подсудимые пытались совершить сексуальное насилие.

— Думаю, таксист, к которому бросилась окровавленная женщина в разодранном белье (это была я), не на шутку испугался, поэтому тут же закрыл окна и заблокировал двери,— говорит Анна — хрупкая симпатичная блондинка. — Я все ногти себе изодрала, пытаясь достучаться к нему. Водитель такси оказался нашим спасителем. Если бы он не заехал во двор, где на нас напали два подонка, меня с сестрой не только бы изнасиловали, но и убили. Напавшие (я их опознала позже на очной ставке) имели при себе ножи. Я слышала, как один из них, обращаясь к другому, сказал: «Прирежем!» После этих слов у меня вся жизнь перед глазами пронеслась. Я не сомневалась, что они доведут задуманное до конца. Это все происходило в ночь с 3 на 4 мая прошлого года.

Приставив холодное оружие к шее, крепкие парни руками зажали нам рты. Начали срывать верхнюю одежду, белье. Мы с сестрой пытались защищаться, но силы были неравными. Это все длилось десять-пятнадцать минут. У Насти, кстати, до сих пор остаются синяки под глазами. Изверги так били ее по голове, что лицо посинело и распухло, стало словно мяч. Оказались поврежденными гайморовы пазухи. Сестра потеряла сознание. Я, несмотря на то, что получила тяжелую черепно-мозговую травму и перелом ребра, смогла кое-как натянуть на нее джинсы и прикрыть голое тело. С сестры сняли кроссовки, а у меня забрали пачку с двумя сигаретами…

С тех пор Аню мучают страшные приступы эпилепсии. Врач, у которого она наблюдается, сказал, что прежде не видел пациентов с такой частотой приступов — до сорока в минуту. Они сопровождаются кашлем и рвотой. Головные боли стали постоянными. Женщина теперь боится темноты — вечером без мужа на улицу не выходит, а в спальне на ночь не выключает свет. Ей продолжают сниться кошмары, она кричит во сне, покрываясь холодным потом.

Анна Прохватило — единственная потерпевшая, которая не пропустила ни одного судебного заседания, несмотря на то, что ей очень тяжело встречаться с подсудимыми: когда видит их, ее начинает бить дрожь.

— После досудебного расследования преступлений банды появилась официальная информация о тринадцати эпизодах разбойных нападений на харьковчан и шести ограблениях, — рассказывает Анна. — Но их было гораздо больше, ведь не все обращались в полицию. Знаю, например, что подсудимые напали на одного наркомана. Взять у него было нечего, кроме старого мобильного. Телефон им не понравился, они его выбросили. А затем с расстояния одного метра выстрелили парню из травматического пистолета в щеку. Но пострадавший отказался от претензий к задержанным.

По словам Анны, из материалов дела исчезли доказательства изнасилования злоумышленниками несовершеннолетней. А банда состояла не из трех, а из восьми человек.

— В общем, остается много вопросов к ходу расследования преступлений и судебному процессу, — говорит Анна. — Его явно специально затягивали. Кроме продления меры пресечения задержанным, суд никаких решений за девять месяцев не принял. Поэтому очень надеюсь, что после переноса рассмотрения производства в Московский районный суд вскоре будет вынесен справедливый приговор.

Самое тяжкое преступление, которое вменяется троим совсем молодым подсудимым, один из которых на момент задержания был еще несовершеннолетним, — разбой, направленный на завладение имуществом. Минимальный срок наказания, предусмотренный за это, — восемь лет лишения свободы, максимальный — 15 лет.

Чего же не хватало этим молодым парням? Неужели они так нуждались в деньгах, которые насильно отнимали у прохожих? Зачем им коллекции из трех десятков мобильных телефонов, ювелирных изделий, кошельков, наручных часов, чужой обуви и одежды (все эти улики были найдены при обыске в квартире одного из задержанных)?

«У него же было все», — недоумевают родители каждого из подсудимых. Они выросли в обеспеченных семьях, не пили, не употребляли наркотики, имели возможность учиться, посещать спортивные клубы. Один из них, студент харьковского вуза, за месяц до задержания женился, второй учился на кондитера, третий работал зубным техником (именно он возглавлял разбойную группировку и проходит по всем эпизодам преступлений).

Получается, били и грабили людей просто ради развлечения. Хотя…

— Один из преступников встречался с девушкой, которая понимала, откуда у нее появляются шмотки и украшения, — знает Анна Прохватило из своих источников. —Он никак не мог угодить ей с кроссовками — все размеры не подходили. «Сколько ты мне будешь все это таскать? — корила она его. — Сними лучше с кого-нибудь кожаную куртку».

Действовала банда с октября 2016 года по 8 мая 2017-го. Причем злоумышленники нападали на одиноких прохожих с целью ограбления в том районе, в котором жили сами. Неоднократно попадали в поле зрения полицейских, так как были злостными нарушителями правил дорожного движения. Василий Маркович стал их четвертой жертвой — трое предыдущих потерпевших отделались более легкими повреждениями.

— После нападения на Васю патрульные целый месяц пытались поймать разбойников, что называется, на живца, — рассказывает бывшая коллега Василия Ляна Теремкова, много сделавшая для его реабилитации. — Ходили ночью в том районе с золотыми украшениями, провоцируя злоумышленников. Но бандиты после совершения тяжкого преступления два с половиной месяца не давали о себе знать. А потом снова взялись за старое. По одному преступлению совершили в феврале и марте, в апреле — уже четыре, а за восемь дней мая — целых пять!

Ночью 8 мая прошлого года бандиты жестоко избили 32-летнего охранника ларька по продаже мороженого Артема Григорьева. Оставив свою жертву в бессознательном состоянии, они забрали пять коробок мороженого и пошли домой лакомиться добычей. Когда сообщников задержали, на полу в квартире, где они устроили пир, еще лежали разбросанные обертки от мороженого…

Артем Григорьев свидетельствовать в суде не может — он так и не вышел из комы.

P. S. Следующее заседание по этому громкому делу назначено на 25 сентября в Московском районном суде Харькова.

*Фото автора

 

Автор: Яна СОКОЛОВА, «ФАКТЫ» (Харьков)

Читайте также: