ПРОВАЛ УКРАИНСКИХ СПЕЦСЛУЖБ

«Тэйпгейту» два года. Анализируя события, происходящие все это время вокруг записей Мельниченко, действия явных и скрытых героев скандала, а также крохи реальной информации, которая появилась за два года всеобщих «титанических» усилий в поисках истины, в частности, по раскрытию убийства Гонгадзе, приходишь к грустным заключениям. Все, что происходило с момента оглашения записей Александром Морозом (и даже раньше) представляет один грандиозный провал украинских спецслужб. Вернее, непрерывную серию провалов. Вкратце. Провал номер один: само появление записей Мельниченко, засвидетельствовавшее возможность тотальной прослушки первых лиц государства украинского (а недавно проскользнувшая информация, что Кучму якобы писали не только в кабинете, но и в бане лишь подтвердила провал украинской спецслужбы). В таких случаях особо истовые спецслужбисты пускают себе пулю в лоб. Но это несколько старомодно. Наиболее популярный выход из данной ситуации – рапорт об отставке главы ведомства (отвечающие за режим секретности руководители рангом пониже идут тем же путем, словно наложницы в могилу к усопшему фараону). У нас не так. Тогдашний руководитель СБУ Леонид Деркач еще какое-то время держался за подлокотники своего руководящего кресла и Кучма вынужден был пожертвовать этой фигурой единственно в угоду распалившейся оппозиции. Оскандалившийся шеф спецслужбы отнюдь не отправился на покой, дабы отдаться единственной всепоглощающей страсти разведения голубей. Сегодня он, равно как и не менее оскандалившиеся экс-генпрокурор Потебенько и экс-министр обороны Кузьмук занят законотворчеством в стенах парламента.

Впрочем, это не единственный провал Леонида Деркача в истории с пленками. На его же счету провалы номер два и номер три. Это, во-первых, выезд действующего офицера президентской охраны за кордон со всей семьей, а также информацией, содержащей гостайны; во-вторых, шмон в аэропорту «Борисполь» тройки нардепов, опросивших Мельниченко в Моравии (Чехия) и привезших в Украину видеопленку его показаний. Руководил действиями таможенников офицер действующего резерва СБУ С.В. Брыль, который вскоре был переведен в другой регион, однако информация об этом просочилась в прессу (не без участия автора этих строк). Этот провал я записываю себе в актив, а бездарной украинской спецслужбе в пассив.

Провалы четыре и пять обнаруживаем в контексте дела Гонгадзе. Авторство этих провалов присваиваем руководителям иных ведомств, занимавшихся расследованием этого дела и, очевидно, имевших к самому делу непосредственное отношение. Кравченко с его «орлами» погорел столь очевидно, что стали известны даже фамилии сотрудников службы криминального поиска, следившие за журналистом. После публикации в прессе тогдашний начальник ГУБОП МВД Михаил Корниенко разразился негодованием перед журналистами: распоясались писаки, совсем страх потеряли – рассказывают о дислокации секретных объектов! Речь шла о засекреченном адресе, по которому размещалось подразделение той самой «наружки», откуда экипажи выезжали следить за Гонгадзе. Каюсь, мне, как автору этой публикации как-то неловко за то, что на переезд подразделения на новый адрес были потрачены действительно солидные бюджетные средства. Однако, что за режим секретности такой, если о месторасположении подобных служб и подробности их антиконституционной деятельности становится известно рядовому бойцу пера и клавиатуры? В плюс же себе поставлю то, что неким образом я способствовал смещению министра Кравченко и тому, что сегодня «наружка» ведет себя незаметнее, следит за прессой и оппозицией с большей осторожностью и профессионализмом. Провал Кравченко был столь скандальным, что он после отставки и кратковременного губернаторства затих и даже не решился забронировать место в парламенте. Но мы-то знаем, что Юрий Федорович не тот человек, чтобы кануть в лету: мы о нем еще услышим.

А вот Михаил Потебенько не исповедывался перед Президентом на предмет наличия персональных орлов, потому отделался легким испугом в виде снятия с должности. Но его совместные с Кравченко усилия по нерасследованию дела Гонгадзе – это очевидный провал. С поставленной задачей справились из рук вон плохо, «валили» дело крайне непрофессионально, а теперь вот два года спустя Леониду Кучме все это расхлебывать перед Советом Европы. Нынешний генпрокурор Святослав Пискун стремится как-то исправить ситуацию, ищет стрелочников (по одному – прокурору Таращанского района уже возбуждено дело), но все это как-то не убеждает.

Что касается защиты госинтересов и имиджа страны на международной арене, которые мы стремительно теряем, то все это запишем не столько в вину оппозиции, сколько – все тем же спецслужбам, призванным сглаживать и минимизировать такие последствия – здесь мы обнаруживаем один большой провал под номером шесть. Его адресуем в первую очередь, очевидно главе СНБО Евгению Марчуку, а также нынешнему шефу СБУ Владимиру Радченко. Это они должны были выработать концепцию действий и контрмер на неминуемые перманентные выбросы информации с пленок Мельниченко. Прежде всего, естественно, необходима была очень тщательная работа по нейтрализации «движения» вокруг «Кольчуг». Что там они анализировали-прогнозировали, какие меры предлагали-реализовывали – нам то не ведомо. Но результат очевиден: им нечего противопоставить, оппозицию соответствующим образом обработать не смогли, договориться с ней за столом переговоров тоже. И проиграли ей провально.

Но это отнюдь не означает, что оппозиция выиграла. И это еще один, седьмой по счету провал. Очевидно, рассчитывая на блицкриг, оппозиция не смогла развить первоначальный, но отнюдь не победоносный успех от разглашения бесед в кабинете Кучмы. То ли Мельниченко вышел из-под контроля, то ли у тех, кто его поддержал не было собственной «домашней заготовки» на все случаи развития политико-криминального сюжета, но волна кассетного скандала так и не переросла в ураган, который бы смел действующий режим. Так или иначе, следует констатировать: в стане оппозиционных патриотов не нашлось профессиональных стратегов-спецслужбистов, способных провести «Операцию Кума» на высоком идейно-художественном уровне.

Потом началось совсем нехорошее. За два года оппозиция не смогла утвердить в сознании масс неоспоримость тезиса: «пленки Мельниченко достоверны, все записанное на них — чистая правда». Николай Мельниченко с первых дней начал выходить на связь в эфире Радио «Свобода», где суть его выступлений сводилась к одному: «Все мною писанное – есть правда, оригинальный продукт.». С такого рода аргументацией майора тупая госпропаганда боролась аналогичными методами: «Все это хвальш» (Потебенько), «Я никогда не слышал о таком журналисте» (Кучма), «Гонгадзе видели в киевском баре «У Эрика», во Лвьове…» (МВД). Но и этого при беззубости (или безмозглости) оппозиции было достаточно, чтобы посеять зерно сомнения в народе.

Деятельность ну очень оппозиционных медиков-юристов-спецслужбистов Ивасюка-Головатого-Лавриновича-Жира была порой смехотворна, но всегда безрезультативна. Не были грамотно организованы экспертизы попавших в распоряжение Олены Притулы останков, а также и экспертизы самых записей, равно как не было концепции их распространения: что-то невнятное, противоречивое, хаотичное. Вопреки многочисленным экспертизам тела, ни одна из них не вызывает доверия и Леся Гонгадзе по-прежнему требует дополнительной экспертизы. Экспертизы пленок и их транскрипты также хаотичны и противоречивы, комментарии к ним практически отсутствуют. Оппозиция попросту не смогла превратить записи в мощное орудие борьбы с властью. Намечается некая интрига с темой «Кольчуги», но и здесь в нокаутирующем для Кучмы эффекте нельзя быть уверенным.

А в настоящее время мы наблюдаем последний на сегодня, по нашей бухгалтерии провал номер восемь. И связан он с типичными и столь губительными для украинской оппозиции противоречиями и неспособностью дудеть в одну дуду. Речь не про оппозиционную стратегию и тактику вцелом, а всего лишь о событиях вокруг использования пленок. Ширятся слухи, что Мельниченко уже расстался с ними, что неким образом они попали в распоряжение минюста США, а то и экс-главы парламентской следственной комиссии по делу Гонгадзе Александру Жиру. Где в действительности записи, что с ними произойдет в ближайшем будущем – об этом неизвестно с точностью не только автору этих строк. Миллионы непосвященных граждан, наблюдающих за развитием сюжета вот уже два года теряются в догадках. А из уст Мельниченко и лиц особо приближенных – лишь невнятное мычание вроде того, что «это не для прессы», «не время»… В результате – героический майор и его записи теряются в сознании рядового гражданина, окутанные дымкой напущенного тумана. Остается надежда, что ситуацию прояснит и выведет из ступора нынешний глава парламентской комиссии по делу Гонгадзе Григорий Омельченко. Пока тот занимает достаточно осторожную позицию. В дискуссии и толкования смысла записанных разговоров не ударяется. Просто вояжирует в США, где допрашивает Мельниченко и везет протоколы в Генпрокуратуру.

Все замерли в ожидании окончательного слова Госдепа США в отношении «Кольчуг» (а значит и Украины). Но замерли не все. Оппозиция продолжает жить своей, неведомой простолюдинам внутренней жизнью. И вот в интернете появляется новый ресурс «Пятый элемент». Судя по вступительной статье, цель сайта – предать огласке содержание всех записей майора Мельниченко. Вместе с тем, фамилия самого майора на сайте не упоминается вообще. Источник происхождения записей также не объясняется. Григорий Омельченко также оставляет этот вопрос без комментариев: «Я работаю только с Николаем Мельниченко и получаю от него транскрипты, заверенные им лично. За все остальное ручаться не могу». Тем не менее, организатор сайта не скрывает своего лица. Если верить информации, размещенной на сайте, это Петро Лютый, хорошо известный читателям «Украинской правды», газеты «Свобода», а также когда-то публиковавшийся на «Украине криминальной». В действительности это псевдоним «нашего человека» Юрия Швеца, некогда служившего в КГБ, а ныне постоянно проживающего в США. Это – из сообщений прессы, которых никто не собирался опровергать, а также свидетельств иностранного журналиста Питера Берна, которого сложно заподозрить в пропрезидентских настроениях.

Впрочем, персона Швеца нас меньше всего интересует. Важно лишь то, что этот человек по крайней мере имел отношение к спецслужбе. И вот этот рыцарь плаща и кинжала из патриотических соображений решился придать огласке сотни часов записей, сделанных (как следует догадаться) майором Мельниченко. «У нас есть устройство, с помощью которого они производились, а также сотни часов записей», — утверждает Швец. Откуда взялось устройство, если Мельниченко никогда не заявлял, что отдал его кому-либо? А сотни часов записей – это оригиналы, копии, а может быть сборник “The best”? По крайней мере, сам Мельниченко их не канонизировал. И, собственно, у кого это «у нас»? Впрочем, на последний вопрос скрытый ответ присутствует: «Над проектом работала группа людей. Не всех из них можно назвать публично. Придет время, изменится ситуация в Украине, и мы откроем их имена, расскажем об участии каждого из них в проекте».

Судя по такой «запевке», следует ожидать от «5 элемента» чего-то весьма значимого. И главное, нам обещают сотни часов записей. Проект, очевидно, запланирован на долгие годы существования, ибо обещано вывешивать по одному транскрипту в день. Сегодня их не более десятка. Заметим: записи, до этого ранее публиковавшиеся.

Откровенно говоря, при первом же знакомстве с ресурсом у меня возникли сомнения в том, что Швец когда-то трудился в спецслужбе. Ибо «борьба с преступным режимом» — это одно, а «подстава» украинской спецслужбы – совсем другое. Еще Мельниченко в свое время заявлял, что он ни в коем случае не отдаст в руки США и не разгласит записи, на которых содержатся разговоры, составляющие гостайну. Григорий Омельченко также недавно заявил, что не допустит их разглашения. Тем не менее, такие разговоры уже давно преданы огласке. Например, в доступных записях содержится информация о численности подразделений украинских спецсужб – внешней контрразведки СБУ, ГУР, спецназа МО, приводится точная цифра коммерческого предложения концерна «Шелл» касательно концессионирования газотранспортной системы Украины.

И вот Юрий Швец открывает свой проект не менее любопытным для иностранных спецслужб транскриптом: «Как Кучма и Деркач взломали шифры НАТО» Речь в частности, идет о подслушивании иностранных посольств и не только. А это как, в чьих интересах – Украины, оппозиции, действующего режима? Нет, от этого в проигрыше все. Швец просто подставил украинскую спецслужбу, которая негласно занимается тем, чем и все спецслужбы мира. И этот провал не на совести Кучмы и Деркача, а на совести Швеца и тех, кто его поддерживает. Действительно, хотелось бы узнать имена этих героев. Причем, «награда» им светит не взирая на то, кто завтра будет править Украиной. Предательство не имеет срока давности и разговоры про борьбу со «злочынным режимом» тут вряд ли помогут.

Быть может, единомышленники Швеца загладят вину качеством своих расшифровок? Это вряд ли. Во-первых не ясно, для чего суржик переводится на русский язык. А то, что они лучше отвратительных «свободовских», это не большое достижение – транскрипты от Швеца далеки от совершенства. О работе профессионалов речь идти не может.

Впрочем, не это является темой нашей статьи. На примере развития «тэйпгейта» мы пытаемся выяснить уровень спецслужбистов, принимающих участие в истории с записями Мельниченко. В ближайшие дни мы продолжим разговор, исследуя один из транскриптов «5 элемента». Транскрипт весьма интересен сам по себе. Ибо запись сделана после исчезновения Гонгадзе. Кроме того, речь на ней идет о некой истории, к которой автор этих строк имеет непосредственное отношение и знает о событиях, обсуждаемых в президентском кабинете не понаслышке.

Олег Ельцов, «УК»

Читайте также: