Убили сироту… Дважды?

«…09.07.2007 р. приблизно о 2 годині ночі, в м. Новомиргород Кіровоградської обл., групою вкрай п’яних осіб на мене та моїх знайомих був скоєний напад в результаті якого мені та ще кільком було завдано тілесних ушкоджень, а Зубкова Сергія, 1986 р. народження, було забито ногами та стільцями. Нападники з місця злочину скрилися…» Продолжение расследования «УК».«УК» писала о спешном захоронении тела убитого, купленой власть имущими — родителями убийц — справку судмедэксперта в нужной им редакции, и прочих страшных вещах, случивщихся с беспомощными людьми, которые волею случая стали пострадавшими от рук извергов…

Впрочем, обо всем по порядку.

Я попытался привлечь внимание к этому происшествию в Новомиргороде как можно больше людей, чьи имена сегодня принято называть «камертонами общественного сознания». Первым ответил правозащитник Андрей Сухоруков, лидер Международного общества прав человека — Украинской секции. Он прочел материал, расспросил о подробностях и от имени Общественной коллегии МВД, членом которого он состоит, решил выяснить реакцию областного Управления внутренних дел на это событие в Новомиргороде. В тот же вечер был приглашен в здание УВД начальник Новомиргородского РОВД, а руководство милиции заверило А.Сухорукова в том, что все ею делается по закону. И, что самое главное, сделало для себя вывод: бесконтрольные действия следователей закончились, доселе мутный процесс расследования преступления становится, наконец, прозрачным.

И.о. главы райгосадминистрации О.И. Барвинок контролирует весь процесс и просит РОВД докладывать о положении дел ежедневно. Районная газета опубликовала первый материал – он, конечно, «по-советски» написан, в смысле с репликами типа «Доколе!», но отражает суть обстановки в городе, где на всех углах говорится о купленных судмедэкспертах, о вольготной жизни тех, кто совершил убийство, о сверхдоходах в чужих карманах и пр.

Сделаем поправку на провинциальный радикализм и простим городскому населению, в большинстве своем прозябающем без работы, живущему исключительно за счет картошки и прочих корнеплодов со своих огородов, эти преувеличения…

Но вот главное… Шоком для всего города стало то, что убийцы — это курсанты военных институтов Министерства обороны Украины. Те, кто через пару лет надели бы офицерские погоны и стали под знамена воинских соединений в качестве воспитателей ребят, призванных выполнить священный долг по защите Отчизны. Вот что удручает больше всего и меня…

Не босяки, не бандиты, не бомжи, ищущие приключений в ночи – курсанты, «юнкера», будущий офицерский корпус страны, они расправились со своими ровесниками с показной голливудской жестокостью, утратив сознание от водки.

Убить, искалечив! То есть в животном своем остервенении бить изо всех сил не врага – просто человека, не урода морального – нормального парня, так и не узнающего никогда имя своей нареченой; который не построит свой дом на земле, не придет к роддому встречать с цветами своего первенца. Дешевый гроб с телом молодого человека в новом костюме, купленном для похорон за 120 гривен его друзьями, привезенный на кладбище на школьном, застеленном директорским ковром, грузовике с опущенными бортами – вот ужасный итог короткой его жизни, оборванной подонками…

У меня не исчезает неуверенность в завтрашних выводах, коварных поворотах следствия. Следствие, как кипящее молоко – не укараулишь, сбежит. Ведь у тех, кто пытается запутать его, бюджет для запутывания, должно быть, серьезный… Одно то, что защищая подонков, едва ли не круглосуточно работает целая бригада не самых дешевых адвокатов, говорит само за себя.

Знаю одно: чем больше прозрачности станет вокруг этой драмы, тем яснее будут видны все ухищрения покровителей изуверов. Уверен, что сегодня готовятся новые материальные «ресурсы» для для сокрытия истины – ведь о преступлении курсантов уже в области (да и в Киеве) знают! Но они по-прежнему уверены в своей победе: ну, подумаешь, цена вопроса возрастет!

Постараемся их разочаровать.

Автора этих строк принял советник Нины Карпачевой — украинского омбудсмана. Состоялся разговор – и вот еще одна авторитетная инстанция взяла на себя груз забот по контролю за распутыванием резонансного преступления в Новомиргороде. Контрольное письмо в Кировоградскую прокуратуру уже отправлено, будем ждать результатов.

А что происходит в Новомиргороде сегодня?

Общественное мнение будоражат два события. Первое – намеченная на конец недели эксгумация трупа Сергея, которое будет проводить Кировоградская областная судмедэкспертиза. Второе: сумма в 8 000 долларов США, якобы переданная в качестве благодарности за содействие в ЗАКРЫТИИ дела начальнику Новомиргородского РОВД сразу же после приобретения родителями подозреваемых столь нужной им справки судмедэксперта (последняя свидетельствует: несчастный умер не от нанесенных побоев, а от передозировки употребленногоспиртного, которого вообще не пил!).

По поводу первого события могу сказать следующее: если кировоградские эксперты попытаются спасти «честь мундира» и укрыть уголовное преступление, совершенное их коллегой из соседней с Новомиргородом Малой Виски, то мы станем свидетелями того, что расследование сознательно заводится в тупик. И я, и новомиргородские журналисты Т.Воронина и В. Песковой уже писали о предыдущих выводах эксперта – «причиною смерті Сергія Зубкова могло стати алкогольне отруєння». (Ніби той впав обличчям у салат, сидячи за столом, а не тоді, коли йому хтось із юних хуліганів поцілив у голову. Дивно й інше: правоохоронці таки роздивилися синці і зсадини на руках і обличчі покійного — та їх видно було навіть неозброєним оком під час похорону

Зная наши реалии, уверен, что эксперту этому «сунули» что-нибудь вроде стогривенной, успокоив, что никто и никогда об убитом Сергее и не вспомнит – ведь сирота! А потому пиши хоть про алкоголь, хоть про радиоактивный полоний – никто не проверит. Ошиблись! Не дай Бог, в связи с привлечением кировоградской судмедэкспертизы повысились ставки в страшной игре под названием «придумай заключение о причинах смерти»! Тогда и вся правда будет похоронена — в одной могиле с убитым Сергеем.

Но лично у меня нет сомнений в причинах смерти; и я, вместе с теми, кто принял на себя заботы по объективному расследованию, буду добиваться — в случае чего — проведения столичной экспертизы. Надеюсь. Что хоть в Киеве 100 гривен «не проходят»…

Что же касается взятки начальнику РОВД, то здесь я бы не клеил обидные ярлыки на молодого (28 лет) и перспективного руководителя органа милиции. Не пойман – не вор, не брал – значит, не получал! Я хочу другое сказать: о личном составе РОВД и его профессионализме. Почему опергруппа РОВД (если двоих сотрудников можно так пафосно назвать – «опергруппа»!), находящаяся в 7 (семи) минутах ходьбы от кафе, откуда поступил вызов, целых 2 (два!) часа в ночное время в городке, где понятие «автомобильная пробка» не существует, ехала-ехала и приехала: не на место преступления, а «догнала» и освидетельствовала убитого уже в райбольнице.

У автора этих строк есть сведения о давлении, чинимом на следователей РОВД. А свободный доступ к следственным кабинетам в здании РОВД? А допросы потерпевших по 8 часов в день с перерывом на обед (следователя)? А курсанты-практиканты, присутствующие при дознании и стреляющие сигареты как у подозреваемых, так и у пострадавших, в обмен щедро делясь информацией?..

Нам, журналистам, известно, что ведется активная работа с барменшей ночного заведения, где случилась трагедия – через хозяйку, и теми, кто стал случайным свидетелем преступления. Представьте себе, каково в небольшом городке выдерживать весь этот прессинг, все эти угрозы – «потеряешь работу, закроем твой бизнес, «опустим», засудим» и т.п. перспективы, которые при наличии в райцентре всего набора грозных правоохранительных и надзорных органов, тем не менее, как мы уже знаем, могут стремительно перерасти в реалии!

Это нам, запросто и на бешеной скорости входящим в мировую сеть Интернета, легко найти телефоны и адреса правозащитников и иных поборников законности. Идиллия провинции с ее неспешной дремотной жизнью неоднозначна. Красивы левады, мальвы вдоль заборов и спелые крупные вишни. Вовсе не священные коровы, роняя блины, смело подходят к зеленому берегу, вытянув трапецию шеи, медленно пьют воду и, поднимая морду со стекающими струями, косят глазом на тихих рыбаков, сидящих на мостках… Но идиллия быстро может стать чудовищной, опасной, превратить человека в беспомощного и беззащитного, если речь идет даже о какой-нибудь элементарной операции чуть-чуть сложнее аппендицита.

А в нашем случае речь идет о защите свидетелей в этом маленьком городе. Они, свидетели, действительно беспомощны, и поэтому они должны быть все время на виду и на слуху. О любом дискомфорте, любом подозрении, получении угрозы следует срочно сообщать милиции. О них, о свидетелях, а также журналистах, должны позаботиться и райотдел, и прокуратура.

Хорошо, что появилась даже в деревне мобильная связь, и можно дать указание по уходу за скотиной даже из другого города, типа: «Ти там свиням потри кабачків, буряку та дай. Покормиш, а потім подзвониш..». А все прочие средства связи присутствуют лишь в рекламе, и обмен информацией здесь по-прежнему осуществляется в лучших традициях прежней нашей жизни – на базаре. Не утрачено доверие к телефонам с круглым номеронабирателем. А между прочим, факса вот не найдешь, даже обойдя весь город! Я тут хотел передать две странички – факс обнаружился только в «РАЙФАЙЗЕНБАНКе» (каково звучит!), но термобумаги не было и в этом новомиргородском отпрыске австрийского империализма, и меня попросили позвонить «завтра с утра». Может, и добудут…

Не то, что слухи – те витают по городу с фантастической скоростью. Куда тому Интернету!

…В течение каких-нибудь десяти дней после убийства сироты Сергея Зубкова следователям, по имеющейся у нас информации, с трудом удалось обнаружить только слабые следы хулиганства в противоправных деяниях детей из уважаемых в городе семей. Дело «усыхает»…

Примчавшаяся после обращений правозащитников комиссия из Кировограда во главе с начальником областного бюро Шиланом Владимиром Ивановичем, произвела эксгумацию тела бедного Сергея и, взяв пробы, отбыла. Согласится ли эксперт с четвертьвековым опытом работы с выводами своих коллег из Маловисковского бюро судмедэкспертизы — о том, что смерть наступила в результате «передозування алкоголем» — неизвестно.

А в Новомиргороде после перезахоронения снова заплакали горько бывшие одноклассники Сергея. И пошли, отворачивая глаза друг от друга, прочь с городского кладбища, от этого страшного места, где никак не может обрести покой их товарищ. До сегодняшнего дня Кировоград был и остается для них неким Олимпом, чем-то далеким и священным – там, «в области», вершат праведные дела и живет Справедливость; там, в отличии от местных правоохранителей, чтят закон и простых людей. Как там у Грибоедова, изучаемого сегодня «по зарубіжці»: «Блажен, кто верует – тепло ему на свете!» Ну, а почему же не верить?

Все товарищи Сергея говорят правду о последнем дне: «Собрались мы попрощаться где-то к 3-м часам дня. Поговорили о том, о сем. Сели за стол – спиртного не было! Ну, действительно, в нашей компании практически все к спиртному равнодушны. И в этот день после обеда (ели картошку вареную, огурцы, жареные кабачки, пили компот из вишен) пошли на речку. Купались, разговаривали. Уже вечером собрали вещи, и пошли, не спеша, на вокзал через весь город — Сашу провожать на киевский поезд. Сергей Зубков был с нами весь день, начиная с утра, и он, как и мы, не пил ничего. И в кафе мы попросили 2 чая и 3 кофе – посидеть, поговорить до поезда. Даже пиво никто не пил».

Сергей Картавцев работал вместе с Сергеем Зубковым в Одессе, в строительной фирме. « Я за два года стал бригадиром на фирме и позвал Сергея к себе. Он дисциплинированный и ответственный. Справлялся с любым заданием. О пьянстве речи не было – мы же работаем без трудовой, за «конверт». И если что-то не так – с хозяином шутки плохи: выгонит в тот же день! И чаще всего так поступали с пьющими – отработает парень на испытательном сроке первый месяц, придет с запахом — и все: ни расчета, ни работы. Без разговоров увольняют! А Сергей уже второй год у нас был, и вопросов к нему никогда не было, тем более по спиртному. В голову не могу взять: как эти люди, эти специалисты, эксперты, могут на себя такой грех брать? Неужели им от тех денег, что заплатили за брехню, будет польза?»

И еще об одном… Насчет курсантов, пожалуй, я несколько с надрывом рассуждал – про будущих командиров, воспитателей и т.п. В действительности, пораскинув на досуге фактами, думаю, что сегодня военное училище, которому искусственно придали статус «війскового інституту», ничего на деле не изменив, по своей сути являются учреждениями системы… исполнения наказаний. Здесь — в определенной изоляции от общества – «отбывают срок» те, кто получил полное среднее образование. И, пребывая на свободе, уже настолько «проел печенки» своим гнусным поведением родителям и окружающим, что направление «барбоса» в училище стало тем предупредительным мероприятием, которое сберегло его от тюрьмы. А там – «перерастет», «дури поубавится», или поубавят те, кто покрепче, и все будет хорошо…

Изложенный тезис почерпнут мною не с потолка: мой друг, профессор одного из таких учреждений, прямо заявляет о том, что институтский забор – панацея от тех бед, которые могли бы статься по месту проживания большинства его курсантов. Кстати, не всегда: вот в позапрошлом году двое ушли в самоволку и совершили убийство.

Я не располагаю статистикой преступлений, совершенных курсантами военных институтов: это — тайна за семью печатями, но уверен, что преступности там не меньше, чем в среднем по стране. Ведь институт, хоть и военный, тоже часть общества, этакая одетая в униформу одна из его ячеек…

…А мы продолжим независимое журналистское расследование, используя для этого все многоликие СМИ. Не всем, правда, эта тема ко времен…

Например, «5-й канал» телевидения, позиционирующий себя как «канал чесних новин», сообщил, ознакомившись с полученными материалами, что это – «их тема». Радовались мы, провинциальные коллеги, недолго. Секунды две. «Но Вы же понимаете, что сейчас главная тема – вы-бо-ры!!! Так что давайте после 30 сентября, или лучше — во второй декаде октября». Как будто речь идет о путевке в Турцию или протезировании зуба…

Одним словом, независимое телевидение на полном хозрасчете — на марше! Не попляшешь – предвыборная жатва на носу, кандидаты в парламентарии за демонстрацию своего лица, наполненного думами о простом народе, «бабло» несут «з ранку до ночи».

А убиенный сирота – он же в могиле, никуда не денется. Придет и его очередь…

И последняя новость на сегодня: один из пострадавших, по слухам, задержан Новомиргородским РОВД за грабеж, вдобавок ко всему, у него обнаружены наркотики. С учетом того, что за совершенное 9 июля преступление применены предупредительные меры к 4-м «курсантам»(двое – взяты под стражу, двое – на подписке о невыезде), счет на сегодня — 4:1.

Нет, это не Новомиргород — это Чикаго времён Великой депрессии!

Тяжело начинать свой день с упоминания о чьей-то смерти. Вот и сегодня утром — позвонил отцу Семену (в миру — Дмышуку), священнику Новомиргородской общины Украинской православной церкви, который отпевал покойного:

— Сергей был сильно изуродован?

— Було видно, що понівечений. Хоча рідні все зробили красиво, гарно пройшло.

— Это не родные – это друзья. Родных у него не было никого. Он — круглый сирота. А вы слышали про справку судмедэксперта?

-Так. Люди казали, що справку, що помер від горілки, за гроші купили. Це – гріх дуже великий. Не знаю… Не знаю, як можна з таким гріхом жити далі?

Так считает батюшка, у которого на памяти еще более сложные годы. Но вот парадокс: на сегодняшний день 10% украинцев уверенно проголосуют за политическую партию, в списке которой есть человек, обвиняемый в коррупции, взяточничестве или в других уголовных преступлениях, и еще четверть украинцев потенциально готовы это сделать…

Я бесконечно благодарен Международному благотворительному фонду «Простор», известному своими добрыми инициативами. Президент правления Константин Комендо проявил пристальное внимание к происшествию в Новомиргороде, обеспечил на начальной стадии финансирование правозащитного процесса. И взял под личный контроль расследование по делу в той степени, в какой это может сделать Фонд.

Направлено официальное обращение в Генеральную прокуратуру с просьбой установить надзор за соблюдением законности в ведении следствия. По инициативе Фонда подготовлен запрос – по поводу этилового спирта и его влияния на организм, в Институт экогигиены и токсикологии им. Л.И.Медведя, являющегося ведущим государственным научно-исследовательским предприятием Министерства здравоохранения Украины. Подождем, что скажут специалисты.

Вообще эта неделя позволила мне убедиться в том, что наличие в столице достаточно большого количества правозащитных организаций, фондов, общественных организаций оправдано и не случайно. Все они заняты без ложного пафоса единым благородным делом, направленным на искоренение зла в виде коррупции, чиновничьего произвола и иных многочисленных несчастий, которыми поражено наше общество. Не могу перечислить всех, с кем встречался и беседовал – боюсь кого-то забыть и тем самым обидеть. Но все, я подчеркиваю – ВСЕ! — с большим пониманием отнеслись к проблеме. Я с удовлетворением сообщил моим новым новомиргородским друзьям — журналистам газеты «Новомиргородщина», что, как сообщила мне Президент Ассоциация медиа-юристов Татьяна Катюжанская, общественная организация берет их под свою опеку. И не только будет предоставлять консультационные услуги, но и в случае какого-либо давления на журналистов отреагирует на сигнал. Они так и заявили: «Направьте его сразу же к нам, будем работать!»

Да, не все в процессе дознания и предварительного расследования по делу безупречно — оттого, что бесконтрольно. Но эти профессиональные «проколы», тянущие от силы на дисциплинарную практику, меркнут в сравнении с тем, что натворили в Маловисковском отделении клинической областной больницы. Нарушен закон. Налицо злоупотребление служебным положением (ст.364 УК Украины) и подделанный официальный документ (ст. 366), которым является врачебное свидетельство о смерти № 3039, и в который внесены заведомо неправдивые сведения. Даже этих двух статей Уголовного кодекса достаточно, чтобы упечь взяточника на 10-12 лет с конфискацией имущества без права занимать определенные должности в последующем. Я уже не говорю про уголовную ответственность за получение взятки.

Если допущена ошибка — может быть, не стоит столь рьяно защищать свой мундир? Не в этом честь! Ошибку надо исправить, пока дело не вызвало международный резонанс! По меньшей мере, лидер Украинского Хельсинкского союза по правам человека Евгений Захаров в беседе со мной упомянул об имеющем место реальном опыте оказания помощи в соблюдении прав через обращение в Европейский Суд по правам человека.

Ведь сегодня, по сути, и УВД области, и облздрав, не говоря уже про райотдел внутренних дел, стоят горой не на страже закона и правопорядка простых граждан, а на стороне проходимца – гражданина Данилова В.В., подписавшего лжесвидетельство о смерти Сергея Зубкова за какие-то жалкие деньги.

Много есть анекдотов про судмедэкспертов, но все они не про Данилова. Тут теперь не до шуток. Хотя вот вспомнилось: судмедэксперт – тоже человек, только он об этом не знает…

… Сегодня в нашем расследовании причин и обстоятельств убийства сироты Сергея Зубкова осталось невыясненным следующее:

1. Кто дежурил в ту ночь в ЦРБ? Как развивались события в приемном покое, куда привезли тело убитого Сергея?

2. На чем привезли тело Сергея, кто был за рулем машины?

3. Кто был в единственном на весь город работающем в ночное время баре в ту ночь? Что они видели и слышали?

4. Кто принял в РОВД сигнал о драке в баре? Время?

5. Кто выезжал на место преступления в составе опергруппы?

6. Какие напитки, бывшие на столах в баре, были исследованы опергруппой и каковы выводы экспертиз?

Звонок в Маловисковскую ЦРБ. Ответил и.о. главврача Тарасов В.А..

— Василий Анатольевич! У вас работает Данилов, судмедэксперт?

— Да. Но он не наш.

— А чей?

— Так они же МВД подчиняются. Не знаю. Я его и не вижу.

— А как его зовут?

— Я ж вам сказал – не знаю, не наш он!

Вообще-то странно, что один из руководителей районной больницы не знает о наличии в штате ЦРБ этого человека и то, что бюро судебно-медицинской экспертизы находятся в структуре Минздрава. По меньшей мере, Шилан В.И., с ним мы уже беседовали в ходе нашего расследования – это он проводил эксгумацию тела Сергея, воспринял эту информацию как шутку: «Мне еще только не хватало под МВД ходить! Тогда вообще порядка не будет! Нет, мы подчиняемся Главному бюро судмедэкспертизы Минздрава Украины».

Ну, слава Богу, разобрались! Но тот факт, что в Малой Виске об этом подчинении не догадываются, говорит о бесконтрольности судмедэксперта Данилова В.В., который в своих действиях волен аки птица и творит все, что ему заблагорассудится. Или нет? Да не нужно фантазий – есть рабочий телефон морга.

-Валентин Васильевич! Во сколько в ЦРБ привезли тело убитого?

-А что – уже газета делает выводы: убитый — не убитый?

-Я понимаю, только суд вправе это решить. Во сколько доставили ТЕЛО?

-Я не помню. И вообще – чего это я должен кому-то отвечать?

-А сколько времени ТЕЛО находилось в вашем распоряжении.

-Может сутки, может меньше… Не помню.

-Вывод о причине смерти вы помните? «Випадкове отруєння етиловим алкоголем»?

— Может быть.

-Так возможно или точно? Следы насилия, травм были обнаружены?

Гудки в трубке…

Ну что ж – подождем суда, как нам советует Данилов. У меня почему-то есть уверенность, что в ходе досудебного следствия появится еще одно, отдельное производство…

Ведь смотрите – сегодня преступление в Новомиргороде находится на контроле следственного отдела УВД области. Как сообщил мне и.о. начальника следственного отделения Новомиргородского РОВД Валерий Сытник, УВД осуществляет контроль и оказывает методическую помощь в расследовании; все делается строго по закону.

— Давление на следствие есть?

— Нет. Теперь.

— А было?

Вопрос остался без ответа.

Уголовное дело, по скупой информации Центра общественных связей УВД области, возбуждено уже по двум статьям УК: хулиганство и нанесение тяжких телесных повреждений. В деле есть (пока) один потерпевший – это женщина, которая приютила ребят, приехавших на встречу выпускников и крестины ребенка.

Расследование находится на контроле Уполномоченного Верховной рады по правам человека, Генеральной прокуратуры, Министерства внутренних дел, Украинского Хельсинского союза по правам человека, Международного благотворительного фонда «Простор», Международного общества прав человека – Украинская секция, Ассоциации медиа-юристов. Ощутима поддержка прессы и, конечно же «Украины криминальной».

Спасибо всем – двигаемся дальше.

Мы — победим!

(Продолжение следует)

Александр Иссад, Новомиргород–Киев, специально для «УК»

Читайте также: