КОНОКРАДСТВО: РЕНЕССАНС ПРОФЕССИИ. ЧАСТЬ 2-я

Одним из самых распространенных видов преступлений в 20-30-е годы было именно конокрадство. Например, классик татарской литературы Гумер Баширов, работавший в те годы помощником начальника уголовного розыска Арского кантона, вспоминал: “Конокрады были воры особого психического склада. Они крали лошадей, я бы сказал, с каким-то спортивным азартом, с наслаждением, находили в этом выход своей неудержимой удали. Они были люди какие-то одержимые, отчаянные, очень ловкие. Поэтому уследить за их похождениями было чрезвычайно трудно. Украденная сегодня в Татарии лошадь завтра утром уже продавалась на Парангинском базаре Марийской области, а послезавтра она уже находилась где-то в дебрях кировских лесов…”. Но прогресс не стоит на месте, и сейчас потерявший своего четвероногого друга может обратиться в Stolen Horse International (Международную организацию по розыску украденных лошадей) даже через интернет.Банда Шакура

В течение нескольких лет на территории Татарской и Чувашской республик, Ульяновской и Нижнегородской губерний действовала банда “короля конокрадов” Шакура Рахимова, занимавшаяся, помимо основной “специализации”, налетами на склады и магазины. Гнездом банды являлось село Чутеи Свияжского кантона, где она пользовалась потворством властей. Безуспешными были неоднократные попытки изловить конокрадов. Возглавляемые Шакуром и его сыновьями разбойники оказывали вооруженное сопротивление. Однажды сотрудники Татцентророзыска Азину и Жеребцову удалось арестовать Рахимова, но доказательств и улик не собирали, и конокрада пришлось выпустить. О ловкости “Шакурки” ходили легенды. Впоследствии народная молва возвела его в ранг этакого татарского Робин Гуда. Дело в том, что шакуровцы занимались своим “промыслом”, как правило, вдали от своих мест и, бывало, от их куша перепадало односельчанам-беднякам. В июле 1925 года была создана специальная комиссия по ликвидации банды. Отряд ликвидаторов возглавил лично начальник татцентророзыска Махмуд Мухамеджанов. Сыщику Абдулле Гимранову под видом освободившегося “зека” удалось внедриться в одну из воровских “малин”, куда наведывался Шакур, и выявить другие его “лежбища”. В Чутеях появились “заблудившиеся охотники” — это были Махмуд Мухамеджанов, Иван Алексеев, Василий Перминов. Ими были задержаны четыре подручных “короля конокрадов”. Но Рахимову удалось скрыться. Затем в селах появились “сборщики кожи”, которые обходили все дома и договорились с крестьянами о сделках к предстоящему ежегодному базару в Яльчике. Это вновь были сотрудники угрозыска. Заметавшего свои следы Шакура удалось настичь в доме одного из крестьян. Непросто было доставить “короля конокрадов” через лесные места в Казань — пути он пытался бежать, а в селах на всем протяжении пути крестьяне смотрели вслед и качали головами: “Все равно уйдет”. Через год выездная сессия Верховного суда РСФСР вынесла приговор в отношении 78 шакуровцев и их пособников (в их числе были около 30 чиновников). Рахимов и 13 его помощников были приговорены к расстрелу. Так получилось, что одному из них приговор пришлось привести в исполнение прямо в зале суда: ближайший подручный Рахимова Замалетдинов, разбросав охрану и опрокинув стол прокурора, бросился к судьям. Преградивший ему дорогу и сбитый с ног Иван Алексеев выстрелил в упор… Борьба с конокрадством принесла свои плоды. Если в 1923-1924гг.было зафиксировано 512 случаев, в 1924-1925гг. -346,в 1925-1926гг.-251, то в первой половине 1927г. фактов конокрадства было только 54 (источник molkeevo.kazan.ws).

А сколько таких банд конокрадов было в те годы по всей стране?..

Стоит отметить, что Первая мировая война, а за нею и годы войны Гражданской трагическим образом сказались и на племенном коневодстве России. Потому породистые лошади так притягивали к себе конокрадов, среди которых было множество тонких ценителей этих животных. Но по мере укрепления позиций новой – Советской – власти конокрадство стремительно сокращалось. Профессия стала смертельно опасной – “комиссары в пыльных шлемах” стремительно наводили в стране постреволюционный порядок. И пули при погоне или из засады конокраду грозили более, нежели крестьянский самосуд.

Ошибка ценою в жизнь

История сохранила множество человеческих трагедий, так или иначе связанных с конокрадством. Вот одна из них. Совсем недавно – в декабре минувшего года — Омская прокуратура оспорила смертный приговор за конокрадство, вынесенный в… 1937 году!

…Ефим Родионов был признан виновным в хищении крупного рогатого скота по статье 166 УК РСФСР в редакции 1926 года и приговорен к расстрелу. Прокуратура Омской области оспорила смертный приговор, вынесенный в 1937 году областной «тройкой» УНКВД местному жителю Ефиму Родионову за кражу скота. Родионов был признан виновным в хищении крупного рогатого скота по статье 166 УК РСФСР в редакции 1926 года и приговорен к расстрелу. Из обвинительного заключения известно, что Ефим Родионов свою вину отрицал, поясняя, что обстоятельства кражи скота ему не известны. Однако суд счел достаточными показания потерпевшего и свидетелей, которые охарактеризовали подсудимого как известного конокрада. Свидетели заявляли, что Ефим Родионов, уже судимый за конокрадство, продолжал заниматься кражами и сбытом похищенного скота. При этом никаких доказательств они не предъявили. Смертный приговор был вынесен, основываясь не на доказательствах вины, а на характеристиках Родионова. Выводы суда о том, что подсудимый изобличается материалами следствия, не соответствовали фактическим обстоятельствам уголовного дела, его вина в совершении указанной кражи так и не была доказана. По мнению представителей прокуратуры, «тройка» неправильно применила уголовный закон.

Статья 166 УК РСФСР, по которой обвинялся Ефим Родионов, предусматривала наказание за похищение лошадей или другого крупного скота в виде лишения свободы на срок до восьми лет, однако суд вынес смертный приговор. В представлении прокуратуры, направленной в президиум областного суда, указывалось, что упомянутый приговор в соответствии с нормами уголовно-процессуального кодекса подлежит безусловной отмене, а уголовное дело — прекращению в связи с отсутствием в действиях Е. Родионова состава преступления. Почти через 70 лет после своей гибели несчастный был реабилитирован! (источник NEWSru.com)

На колбасу…

“Автомобиль благотворно повлиял на состояние нравов: конокрадство почти прекратилось” – эта расхожая шутка не отражает современных реалий. Лошадей, вообще-то, воровали всегда.

В советское время приоритет в конокрадстве общественное мнение приписывало цыганам. В 70-80-х годах этим стали грешить деревенские и городские недоросли ради забавы: покатаются и, измучив животину, бросят. Сегодня лошадей уводят уже не для потехи – “на колбасу”, в прямом смысле этого слова. Речь идет о новом явлении: раньше лошадь крали как лошадь, она была интересна сама по себе. Сейчас ее крадут как триста-четыреста килограммов мяса. Конокрадам минувшего столетия и в голову не могло прийти убить лошадь. Но именно в таком – мясницком – виде эта воровская профессия прошлого века возродилась в веке нашем.

Причиной тому стало, отчасти, дробления крупных коллективных сельхозхозяйств на мелкие. А также высокий уровень безработицы как в городах, так и селах. Плюс высокие цены на мясо. К тому же, если раньше были только государственные мясокомбинаты, то теперь повсюду появилось множество частных боен, колбасных и коптильных цехов, без проблем и формальностей принимающих любое мясо. О падении нравов в нынешних – “переходных” – условиях бытия и говорить как-то неудобно: общее место…

Характерный пример современного конокрадства на постсоветских просторах – из практики соседней Беларуси. Недавно сотрудниками правоохранительных органов которой была выявлена и обезврежена группа из девяти человек, лишавших крестьян тягловой силы.

За сравнительно короткий промежуток времени цыгане умудрились увести с пастбищ десятки животных в ряде районах республики. Участь похищенных четвероногих друзей была трагичной — коней отправляли на убой, а мясо продавали на рынках: в Беларуси — по полдоллара за килограмм живого веса, в сопредельной Литве — вдвое дороже. В преступной группе действовала четкая иерархия.

Непосредственные исполнители выезжали в провинцию и с ночного уводили животных. Далее “партизанскими тропами” перегоняли “на базу” в поселке Новинки под Минском. Здесь лошади передавались пастухам, которые для пущей конспирации разводили их поодиночке по окрестным паркам и полям. По мере поступления заказов обреченными животными занимались “мясники”… Сколько всего было загублено животных, предстоит установить следствию.

Из спасенных на момент задержания 9 лошадей только 2 возвращены законным владельцам, хозяева остальных устанавливаются, сообщают “Зверские новости”.

Для жителей, не имеющих отношения к лошадям, угон единицы гужевого транспорта — происшествие местного масштаба в сводках УВД. Для хозяев животных, зачастую относящихся к ним, как к членам семьи — трагедия.

Статистика отечественных правоохранительных органов на сей счет не носит системного характера. К тому же она не отражает всей полноты происходящего: множество владельцев пропавших животных справедливо попрекают украинскую милицию в бездеятельности и не обращаются к ней за помощью – “все равно не помогут”.

Например, только в 2003 году на территории Херсонской области было совершено 229 краж живности (статистика не включает пернатых, комнатных и служебных животных). В целом, украдено 276 голов скота: 173 головы крупного рогатого (бычки, коровки и телята), 64 свиньи, 23 коня, 9 коз и 7 овец. В основном пострадали частники — 214 граждан со своими близкими. Это те, которые заявили о кражах. Наиболее претерпевали от краж жители Чаплинского (24 преступления) и Белозерского (23 кражи) районов. Объяснимо это географическим расположением районов на границе с другими областями. Ибо украденных в одной области животных реализуют, как правило, в области соседней, куда вряд ли поступила ориентировка о совершенном преступлении.

Что делать?

Какими должны быть действия владельца украденной лошади? Если все же кража произошла — не больше суток назад, может помочь собака, умеющая ходить по следу. Такую собаку в городе, где есть клубы собаководства, найти даже легче, чем в сельской местности. След лошади хорошая собака сможет взять, несмотря на множество запахов, в том числе автомобильных. Может помочь и охотник-следопыт; в любом селе хотя бы один такой найдется.

Нужно подать и заявление в милицию. Но… Как показывает опыт, милиция почти никогда не бросается в погоню за конокрадами. Зато, если у хозяев пропавшей лошади появятся какие-либо зацепки, с помощью милиции делу можно придать официальный ход. Подав заявление, необходимо потребовать справку, что оно зарегистрировано: иначе можно считать, что никакого заявления вы не подавали.

Итак, суммируя: частному владельцу лучше держать лошадь в крупной конюшне, где есть круглосуточная охрана. Приватную конюшню лучше оснастить надежными запорами и замками; лучше – сигнализацией. Коневладельцу необходимо знать адрес одного, а лучше нескольких “собачников”, у которых есть ищейки. Подача заявления в милицию необходима; хорошо, если документы на лошадь будут в полном порядке. В заявлении обязательно должны быть указаны приметы лошади (подробно: масть, отметины, особенно — шрамы), обстоятельства кражи, возможные подозреваемые.

Губительная страсть

Крадут лошадей и “аматоры”. Зачастую мотивы, которые двигают ими, абсолютно противоположны чаяниям “колбасников”, влекущих добычу на бойню. Например, следующая история, случившаяся совсем недавно, облетела всю Европу: страсть к породисым лошадям довела германскую девушку Анну до конокрадства. Она умыкала дорогих и породистых лошадей прямо из стойла…

Почти каждая немецкая девочка переживает лет в двенадцать период страстной любви к лошадям, мечтает стать наездницей и счастлива даже часами ухаживать за благородным животным и убирать его стойло. Стоит ли толковать этот феномен по Фрейду, вопрос отдельный, но факт остается фактом – даже в юношеских отделах большинства библиотек есть специальная полка для книг о лошадях.

Разумеется, далеко не каждой девочке удается осуществить мечту о собственном коне – удовольствие это не из дешевых. Анне из Аахена повезло – с раннего детства она училась в школе верховой езды, преподаватели знали ее как подающую надежды и неутомимую наездницу.

Когда в начале марта она, уже 21-летняя, привела красавца-жеребца в стойло своей аахенской школы верховой езды, все были восхищены cтатями лошади, но никто не спросил, как она смогла оплатить такое сокровище. Кто бы мог подумать, что Анна попросту украла победителя множества скачек, знаменитого Кончетто из Олденбурга, стоящего более 500 тысяч евро? Славная, тихая и скромная девочка – воровка? Частный детектив, нанятый за 15 тысяч хозяином Кончетто, вышел на след конокрада, верней, молодой конокрадки, обнаружив заодно, что это не первая лошадь, уведенная Анной из чужой конюшни.

11 марта девушка созналась во всем полиции. По ее словам, она ничего не могла с собой поделать – любовь к лошадям оказалась сильнее морали. Полицейские следователи уверены, что Анна не хотела извлечь материальной выгоды из своих действий. «Лошади – это мой наркотик», – признается Анна (источник rg-rb.de).

Конокрад попался в “сеть”

Кражи лошадей – “головная боль” коневладельцев всего мира. Лошадей угоняют в любой стране. Другое дело, в каком государстве лошадь больше шансов найти…

Например, американцы к проблеме конокрадства подходят со всей серьезностью. Еще бы, в стране, где более шести миллионов коневладельцев, ежегодно угоняют 40-55 тысяч лошадей. У нас в такой ситуации потерпевшему, как правило, надеяться не на кого. В США потерявший своего четвероногого друга может обратиться в Stolen Horse International, Международную организацию по розыску украденных лошадей, у которой в интернете есть свой сайт. На нем можно прочитать о том, как избежать кражи и что делать, если вашего коня все же угнали. На одной из страниц – список украденных лошадей с фотографиями и краткой информацией. Клички найденных животных выделены красным, и, надо сказать, таких примерно половина списка. Есть на сайте и раздел с рассказами владельцев украденных лошадей, как с хорошим концом, так и трагические, ведь в такой ситуации очень важны информация и опыт тех, кто через это уже прошел. Stolen Horse International – организация частная, но держится она на помощи добровольцев.

С помощью “всемирной паутины”, например, были найдены и возвращены своим владельцам четыре лошади, украденные в штате Огайо. Пару арабских лошадей, Принсесс и Рейнбоу, увели с пастбища одной фермы, еще двух, теннессийских Миднайт и Блэкджека, с другой. Владельцы, заявив в полицию, на этом не остановились – дали объявление об их пропаже на сайт – и не зря.

Лошади были выставлены на аукционе в штате Индиана. Арабских лошадей успела купить семейная пара для своих дочерей (потом Принсесс и Рейнбоу вернулись к старым хозяевам). А вот одну теннессийскую лошадь, Блэкджека, узнал не кто-нибудь, а сам аукционист, видевший на сайте объявление о пропаже коня. И машина правосудия завертелась – лошади в кратчайшие сроки вернулись в родные денники на радость владельцам.

“Мы пережили ужасные недели, – сказала журналистам Диана Уитчер, прижавшись щекой к шее своей Принсесс. – Я так счастлива, что моя лошадь дома и что она в порядке!” (источник www.horseworld.ru).

Да что там США! Увести лошадей из стойла единоличного правителя солнечного Туркменистана умудрился местный конокрад. В январе 2002-го президент Туркменистана Туркменбаши (в миру — Сапармурат Ниязов) освободил от должности председателя государственного объединения “Туркменские лошади” Гельды Кяризова за воровство ахалтекинских лошадей. Кяризов, не совладавший с собой, продавал за бесценок, присваивал и просто дарил друзьям чистокровных ахалтекинцев.

”Кяризов уже вернул государству 56 присвоенных лошадей, 2 трактора, грузовик, автомашину “Газель” и $10 тыс.”, — сообщил на заседании правительства президент республики. При этом глава государства подчеркнул, что “спрос с таких людей будет самый строгий”. Он предложил “разработать закон, по которому руководящие и ответственные работники госучреждений и предприятий, уличенные в злоупотреблениях и осужденные за них, в течение 5 лет не будут подлежать амнистии”. Гнев Туркменбаши понятен: ахалтекинская скаковая лошадь признана величайшим национальным достоянием и гордостью туркменов. Ахалтекинец по кличке “Янардаг” занимает центральное место на государственном гербе Туркменистана. В настоящее время в мире насчитывается более 2 тыс. ахалтекинцев, а 60% племенных лошадей выращивается на конезаводах Туркменистана.

В Украине пока не зарегистрированы случаи кражи коней престижных кровей их конюшен зажиточных соотечественников. Но частное коневладение распространяется столь стремительно, что конокрадство ждет – ренессанс.

Георгий Киквидзе, «УК»

Часть первая

Читайте также: