Московские наркокурьеры

Москва стала очагом крупнейшей в Европе эпидемии наркомании, а местная мафия контролирует поставки героина в Великобританию, пишет в своем репортаже корреспондент Daily Mail Дэн Макдугалл. Он проехал по традиционному маршруту наркотрафика – от грязных улочек Таджикистана до московских модных клубов и наркологических клиник, где лечатся юноши и девушки из приличных семей.

Автор описывает, как в квартире в Душанбе под крики муэдзина, призывающего к молитве, некая местная жительница готовит партию чистого афганского героина для контрабандной доставки в Москву и в конечном итоге – в Лондон, Париж или Берлин. «Она разрезает надвое одноразовые шприцы, которые, по иронии судьбы, бесплатно раздает одна международная благотворительная организация, наполняет эти пластиковые сосуды героином и запечатывает, оплавляя зажигалкой.

Позднее она проглотит, самое малое, 33 таких сосуда, а в пункте назначения в Москве – выпьет бутылку дешевого спиртного и исторгнет из себя груз вместе с рвотой», – пишет автор. Сосуды могут застрять в горле или раствориться в желудочном соке, сообщает он. По словам наркокурьерши, за 100 граммов чистого героина ей платят 200 долларов, а торговец, которому она его поставляет, продаст эту дозу за 2 тыс. долларов.

Корреспондент пишет далее, что средняя месячная зарплата в Таджикистане – около 25 долларов, между тем как 12-летний мальчик может заработать 50 долларов за несколько часов, пробравшись по горам в обход погранпостов с мулом, нагруженным наркотиками. «В начале 1990-х ни капитализма, ни героина в Таджикистане и в помине не было, а ныне, по мнению Интерпола, через эту страну проходит до 75% афганского героина, поступающего в Европу», – отмечает Макдугалл, поясняя, что трафику способствует коррумпированная, плохо обученная и оснащенная, слишком малооплачиваемая местная полиция.

Однако, по мнению автора, международное сообщество мало что делает для противодействия перевозке наркотиков через Таджикистан, и виновата в этом Великобритания, координирующая борьбу с производством наркотиков в Афганистане.

«Люди, у которых я брал интервью, от контрабандистов и наркоманов до простых крестьян, ввиду своего образа жизни опасны для западной молодежи больше, чем терроризм», – сообщает автор.

Его расследование началось на среднем этапе героинового пути – в московском клубе Fabrique, где, как утверждает Макдугалл, у большинства молодых посетительниц в сумках-клатчах от Dior и Jimmy Choo лежат ложечки для кокаина и готовые дозы, а на автостоянке банда во главе с небритым узбеком в белой кожаной куртке торгует экстази – только что из Германии. «Сейчас достать наркотики в Москве легче, чем даже пять лет назад», – подытоживает автор.

По статистическим данным, которые он приводит, в России более 1,65 млн человек сидят на героине, что намного опережает этот показатель в других европейских странах. На взгляд Макдугалла, это месть Кабула за советское вторжение 1979 года. Кроме того, как он пишет, невзгоды России напрямую связаны с решительными усилиями Ирана и Пакистана по пресечению наркотрафика: в результате афганский опиум потек по другому маршруту. Россия занимает первое место по количеству ВИЧ-инфицированных, а героин губит целое поколение молодежи, пояснил корреспонденту доктор Алекс Громыко из Всемирной организации здравоохранения.

Макдугалл описывает свою встречу с москвичкой Искрой, которая торгует героином и сама его употребляет. «Для рукопожатия она протягивает запястье, поясняя, что теперь делает уколы в кисти рук», – пишет автор. «У меня развита самодисциплина, – поясняет Искра в интервью. – У меня преданные клиенты, я не зарываюсь – плачу кому следует за право на существование».

Корреспондент истолковал ее слова как намек на то, что Искра в основном таится не только от милиции, но и от беспощадной русской мафии, которая сейчас все шире контролирует трафик героина.

«Мафия – это более 3 тысяч группировок, – сообщает издание. – Наркоторговцев узнают по татуировке в виде паутины, грабителей – по восьмиконечной звезде. Поставки героина контролируются таджиками и азербайджанцами, проживающими в Москве».

По словам автора статьи, русская мафия быстро запускает щупальца и в сам Афганистан. Некий ветеран КГБ, недавно ушедший в отставку из ФСБ, сообщил корреспонденту, что контрабандисты наркотиков перепродают их как минимум с 20-кратной прибылью: в Афганистане килограмм героина стоит 500-600 долларов, а в Москве в розничной продаже – около 70 тыс. долларов.

По словам того же источника, приведенным в статье, «русская мафия контролирует ввоз героина в Лондон, и в Скотланд-Ярде этой проблемой занимается специальный русский отдел, но возможности британских властей в этой области крайне ограничены». Корреспондент описывает уловки контрабандистов: опиум или героин привозят в тюках свежей зелени и сельхозпродукции, чтобы сбить с толку милицейских собак-ищеек. Но хуже всего – тысячи «глотателей» из Таджикистана, власти которого не содействуют российской милиции, отметил источник в интервью.

Магдугалл описывает свою поездку на машине ( «Лада» с полным приводом, советских времен) из Душанбе к афганской границе, «через замысловатую сеть непроходимых ледников, козьих троп и перевалов», которую предварительно показал ему по карте шофер с золотыми зубами.

Как отмечает корреспондент, погранпост охраняется двумя перепуганными подростками, у которых даже нет раций, а заграждения обесточены, так как генератор у пограничников украли.

«За границей, на том берегу реки Пяндж, в 150 милях от ближайших патрулей британских войск, работают десятки, если не сотни нарколабораторий», – сообщает автор. По его данным, в Афганистане сейчас выращивается 82% опийного мака в мире, площадь плантаций – 193 тыс. гектаров, что намного превышает показатель десятилетней давности. В прошлом году Афганистан произвел 92% опиума в мире, хотя еще в 2001 году на эту страну приходилось менее 10% производства.

Представители наркоконтроля Таджикистана рассказали иностранному корреспонденту, что в Афганистане лаборатории работают практически в полной безопасности, некоторые даже под открытым небом.

Наблюдая за пограничниками, Макдугалл пришел к выводу, что ввозить героин в Таджикистан очень легко. По его словам, у таджикской армии едва хватает боеприпасов на стычки с контрабандистами, а большая часть инициатив Запада по укреплению границ провалилась. По словам Макдугалла, попытка внедрить специально обученных собак-ищеек вылилась в то, что собаки умерли с голоду, так как пограничники продавали их паек налево.

Кроме того, отмечает корреспондент, на протяженных отрезках граница почти не патрулируется, а коррупция даже в верхах настолько широка, что бывший посол Таджикистана в Казахстане дважды попадался на провозе наркотиков, причем во второй раз он вез 62 кг героина и крупную сумму денег.

Автор приводит слова Пола Уилкинсона, эксперта по международному терроризму: «Стимулов для предотвращения наркотрафика не существует – есть лишь стимулы для его организации».

Плачевное состояние границ Таджикистана тем более поражает, что Запад тратит огромные деньги на усилия по сдерживанию производства наркотиков на территории Афганистана, сетует корреспондент. С 2002 года Великобритания, координирующая эту международную программу, израсходовала 262 млн фунтов на обучение местных военнослужащих, полицейских, следователей и судей, а США и Великобритания вместе – еще 420 млн фунтов на усилия, призванные убедить крестьян отказаться от возделывания мака, сообщает газета.

Макдугалл описывает свою встречу на горной дороге с афганским наркоманом Исмаилом, который, лежа на остове российского танка, ожесточенно почесывал свою бритую голову. «Его темя испещрено глубокими алыми шрамами: он надрезает себе кожу на голове, чтобы втирать в открытые раны морфий. Для афганца, которому не по карману шприцы или трубки, это самый прямой путь к мозгу и облегчению мучений», – пишет автор. По словам Макдугалла, Исмаил работал в цеху по переработке опиума и мог снять усталость только ворованными наркотиками.

Статья завершается описанием визита в реабилитационный центр для наркоманов в Подмосковье. «Атмосфера – как в захудалой британской исправительной колонии для малолетних, но плата за пребывание – 1 тыс. долларов в месяц – не по карману большинству россиян», – пишет автор.

По его словам, здесь полно детей олигархов, депутатов Думы и знаменитых телеведущих. 19-летняя Алиса, дочь известных московских художников, поведала корреспонденту, что впервые попробовала опиум в 13 лет, а в 15 подсела на героин, и родители практически поставили на ней крест.

«Я присматривала за младшим ребенком в цыганской семье, и со мной расплачивались героином. Теперь у меня из головы не выходит этот ребенок – как он сидел и плакал в кибитке, а я не обращала на него внимания. Мне мерзко об этом подумать», – поведала Алиса.

Дэн Макдугалл

Перевод  InoPressa

 

Читайте также: