Реально шерлок-холмсы

Частные сыщики предпочитают не конкурировать с полицейскими, а браться за дела, которые их коллегам в форме неинтересны, так как в них нет, или пока еще нет, явного состава преступления. 

При упоминании частного сыщика, как правило, одновременно возникают два противоречащих друг другу персонажа. Почерпнутый из добротных детективов образ тщедушного интеллектуала, словно семечки лузгающего убийства, введшие в ступор весь Скотленд-Ярд.

И «подставленный» мафией честный полицейский, эдакий простодушный здоровяк, которому, скрывшемуся с табельным оружием от бывших сослуживцев, за пару дней удается уложить десяток предателей, оправдать обвиняемого, возвысить в глазах начальства самого себя, а попутно — еще и спасти мир.

К сожалению, оба образа не имеют ничего общего с реальностью. Частный сыщик — это, чаще всего, вышедший на заслуженный отдых оперативник. Причем не просто оперативник, а лучший из лучших следователей, опыт которого в органах может стать достаточным капиталом для создания собственного бизнеса.

В бой идут старики

Средств для расследования преступлений после ухода из силовиков у него не остается практически никаких — частный сыщик не имеет права задержать подозреваемого, произвести обыск, установить «прослушку». Даже банальный доступ к паспортным данным преступника и направление на криминалистическую экспертизу он может произвести лишь после согласования с «официальным» следователем и решения суда, что связано с немалой волокитой.

Зато в арсенале независимого детектива — прекрасное понимание психологии преступников, их манеры работать и средств, с помощью которых злодеев можно отпугнуть (естественно, не преступая рамки закона). Поэтому частные сыщики предпочитают не конкурировать с полицейскими, а браться за дела, которые их коллегам в форме неинтересны, так как в них нет, или пока еще нет, явного состава преступления.

Именно к этой категории принадлежит большинство «экономических» преступлений — наподобие вытягивания из сотрудников фирмы конфиденциальной информации или дискредитации конкурентов через «слив» непрезентабельных деталей их част-ной жизни.

Даже если удастся в действиях недоброжелателей найти криминал, наказание преступника мало что изменит. Испорченная репутация и деньги, осевшие на безымянных офшорных счетах, восстановлению не подлежат…

Поэтому шерлок-холмсы, способные упредить трагедию, никогда не остаются без куска хлеба. Сегодня трудно представить деловую жизнь без вездесущих оперативников, проверяющих на благонадежность бизнес-партнеров, и независимых криминалистов, оценивающих лояльность сотрудников к корпорации при помощи «детектора лжи».

К примеру, Союз немецких детективов (BDD) насчитывает 150 детективных агентств и около 2 тыс. независимых профессионалов. А ведь BDD — лишь один из нескольких конкурирующих друг с другом германских профсоюзов. Во Франции и в Англии насчитывается около 3 тыс. полицейских контор в каждой. Если взять усредненную по ЕС (по данным BDD) стоимость услуг частных сыщиков, ?50 за час оперативной работы и ?150 за день работы с документами, становится ясно, что деньги, проходящие через руки частных сыщиков, ненамного уступают бюджетным вливаниям в «официальную» полицию. Между тем профессия част-ного детектива достаточно молода — она не насчитывает даже двух сотен лет.

Аферист и гуманист

Имя Эжена-Франсуа Видока давно стало легендой. Вряд ли его биографию можно считать образцом добродетели. В 14 лет он убил своего учителя фехтования и пошел солдатом в армию. После ряда отсидок предал воровскую братию и отправился работать в службу безопасности. А когда бывшего вора за «аморальное поведение» с треском выгнали из полиции, в 1832 г. он учредил независимое агентство «Бюро расследований в интересах торговли» — первое в истории.

«Подписывайтесь на наши услуги — и вы никогда не станете жертвой аферистов и прочих мошенников. Мы вовремя предупредим и позаботимся, чтобы поймать вашего обманщика». Сумма, которую Видок запрашивал за свои услуги, была вполне умеренной — 200 франков в год. И уже через несколько месяцев у сыщика числилось 4 тыс. абонентов. А спустя десять лет двуликий Эжен зарабатывал около GBP10 млн в год.

Число пойманных Видоком воров во много раз превосходило статистику раскрытых преступлений государственной полиции. Чиновники работали словно ищейки в буквальном смысле этого слова — отталкивались от совершенного преступления и преследовали злодея, «вынюхивая» его следы.

Между тем частный детектив разработал новаторскую для своей эпохи методику. Он создал базу данных воров и аферистов, с кличками и особыми приметами. Ввел классификацию на «карманников», «мошенников», «налетчиков» и «вымогателей» (эта группа злодеев работала преимущественно в постели, соблазнив жертву, а затем требуя за молчание о супружеской измене солидную мзду). Распределил базы по географии «работы» и характерному почерку. И внедрил в соответствующую среду оплачиваемых осведомителей и агентов наружной слежки — фискалов.

Самый туманный сигнал от агентов позволял сыщику идентифицировать преступника и предугадать жертву. На месте преступления уже прогуливались люди детектива. Умные воры, заметив, что дело пахнет жареным, предпочитали убраться несолоно хлебавши и больше не связываться с таким «клиентом», а глупых сыщики отлавливали и передавали в руки закона.

Но Франция признает Видока национальным героем не за охрану частного бизнеса, а за создание идеи пенитенциарных реформ. Верный своему тезису, что преступления необходимо упреждать, он первым в мире заявил, что единственный путь, ведущий к уменьшению количества преступлений, состоит не в образцово-показательных порках, а в уменьшении числа преступников как таковых. Тюремное заключение должно восприниматься не как наказание, а как перевоспитание преступника — предоставить ему возможность влиться в законопослушный мир.

Эх, рано встает охрана!

Воры, постельные мошенники — это ладно, но как можно предотвратить злодеяния «грубой силы» наподобие налетчиков на поезд с золотом или покушение на жизнь? Оказывается, можно. В этом преуспело детективное агентство Алана Пинкертона, специализирующееся именно на охране ценных грузов и жизни политиков. (К слову, агентство Pinkerton Inc, основанное в 1850 г., существует по сей день и остается самым авторитетным и дорогим в мире — в позапрошлом году оно было куплено шведской компанией Securitas AB за $384 млн.)

Когда Пинкертон ушел с поста шерифа небольшого городка на восточном побережье США, он получил заказ от American Express на охрану поездов, вывозящих слитки из штатов, охваченных «золотой лихорадкой». С этим делом не могла справиться не то что полиция, но даже армия Соединенных Штатов. Банды налетчиков были многочисленны, прекрасно вооружены и в стычках обычно одерживали верх над охраной поезда.

Пинкертон решил не заниматься кровавыми разборками, а просто лишить налетчиков возможности продать награбленное. Он стал собирать на месте преступления самые мелкие артефакты — измерять размеры следов и срисовывать форму подошвы, замечать каждый клок одежды и волос, а на основе словесных описаний грабителей рисовать их портреты. Уже спустя месяц на каждом заборе во всех городках на 100 жителей красовались изображения налетчиков с точным описанием роста, телосложения преступника, его манеры одеваться и непременной наградой за выдачу. Ограбление поездов стало попросту бессмысленным занятием.

После удачи с American Express Пинкертоном заинтересовалось правительство США и его агентству доверили личную охрану президента Линкольна во время гражданской войны. Сыщик сразу же отверг существовавший до него метод охраны — окружение президента плотным кольцом телохранителей. Как считал Пинкертон, большое скопление людей вокруг президента скорее на руку террористам, которым будет легче проникнуть в охрану. Вместо этого он решил заранее узнавать обо всех местах, которые собирается посетить Линкольн, выбирать самые безопасные пути передвижения, а на ключевых точках, где теоретически существует возможность покушения, расставлять переодетых в штатское агентов.

За время сотрудничества с Пинкертоном были предотвращены три покушения на президента. Причем террористов во всех случаях обезвредили задолго до прибытия на место предполагаемого покушения правительственного кортежа. К сожалению, сенаторов возмутил сам факт, что за безопасность президента Соединенных Штатов отвечает частное лицо. Линкольну пришлось отказаться от услуг агентства и доверить свою жизнь военным. Результат не заставил ждать — спустя год он был убит.
Дела амурные

Финансовые аферы, воровство, грабеж — все это меганеприятно, но даже если преступление совершилось, из ситуации можно как-то выпутаться и восстановить бизнес. Зато такая мелочь, как «жареные» факты из личной жизни, могут навсегда испортить репутацию предпринимателя или политика и разрушить дело всей его жизни.

Понятно, что в этом случае в полицию обращаться не только неудобно, но и бесполезно. Силовики просто не имеют права вмешиваться в частные дела. И единственным человеком, который может предотвратить утечку компромата, становится частный детектив.

Так, в 1921 г., к власти в США пришел Уоррен Гардинг. Он был фигурой нефтяного лобби штата Огайо, и первый изданный им указ касался разработки месторождений, ранее считавшихся стратегическим резервом морфлота США. Передача этих месторождений «огайской группе» фактически означала ее монополию на нефтяном рынке, что никак не радовало конкурирующие тресты. Они начали искать любые возможности объявить импичмент неугодному хозяину Белого дома.

В частности, выяснилось, что супруга президента, Флоренс, регулярно посещает некую мисс Беркон, медиума и астролога. Причем, по просьбе мужа, спрашивает у предсказательницы рекомендаций в государственных делах. Если факт о том, что решения Белого дома принимаются по совету шарлатанки, дойдет до прессы, разразится масштабный скандал, от которого совсем недалеко до импичмента. Вопрос лишь в том, как эти предсказания достать.

Конкуренты Гардинга додумались подослать к ясновидящей нескольких почитателей ее таланта, которые уговорили провидицу вести дневник и записывать «для потомков» предсказания, которые перевернут мир. А горничная медиума спустя определенное время должна была выкрасть откровения.

К счастью, мисс Беркон успела до часа икс поведать президентской супруге о заветной книжице. Только отобрать ее без скандала не получалось никак. Пришлось обратиться к одному из наиболее «раскрученных» детективов Америки — Уильяму Бернсу. Тот нашел решение мучавшей президента проблемы за пару часов. Прорицательницу ненавязчиво расспросили о том, какие мужчины ей нравятся, и Бернс быстро нашел для ясновидящей жениха, пообещав тому за «маленькую услугу» состояние, необходимое для содержания семьи. А Беркон, по просьбе суженого, просто подарила ему дневник.

С тех времен мало что изменилось в нашем мире. Жизнь человека по-прежнему состоит из множества мелких неприятностей и их приходится решать гораздо чаще, чем глобальные катастрофы. Посему профессия частного сыщика как была востребована 200 лет назад, так и останется жизненно важной и поныне.

Евгений Гордейчик, Власть денег

Читайте также: