«Покупая проститутку, вы попадаете в поле зрения мафии»

«Наши активистки на улицах раздают иностранцам листовки: «Покупая проститутку, вы попадаете в поле зрения мафии». Прочитав это, многие пачками достают из кармана визитки «девочек»: «Ой, мне в гостинице надавали! Заберите! Я не знал, что проституция в вашей стране запрещена!» 

 «Я просто девушка, которая живет в нашей стране»

 

Я просто девушка, которая живет в нашей стране. И я знаю, что есть определенные несправедливости в нашей жизни, но не было организаций, которые объединяли бы молодых девчонок — таких, какие они есть в большинстве. Не суперинтеллектуалок, а простых украинок, которые хотят отстоять хотя бы элементарные свои права. Право не быть товаром, например.

Да, Украина взяла курс на Евросоюз. Но в том, как мы относимся к иностранцам, есть элемент национального унижения. Каждый местный предприниматель считает своим долгом подстелить украинку под партнера-иностранца. Есть несколько причин того, что Украина превращается в Мекку для секс-туристов. Во-первых, безвизовый въезд для большинства граждан Европы, во-вторых — очень дешевые авиабилеты.

Можно много говорить о проблеме секс-туризма в Украине. А можно бороться с ней конкретными действиями. С марта нынешнего года активистки движения организовали «FEMEN-патруль». Узнать девушек из патруля можно по ярко-розовым элементам одежды — это нечто вроде униформы. Девушки общаются на улицах с иностранцами и раздают им листовки с предупреждениями, что проституция в нашей стране запрещена.

Ведь многие иностранцы даже не знают об этом! Они видят рекламу в Интернете, количество предложений и думают, что это разрешено. А ведь те же американцы, к примеру, народ специфический: им достаточно сказать, что запрещено. В наших листовках есть фраза: «Покупая проститутку, вы попадаете в поле зрения мафии». Прочитав ее, многие пачками достают из кармана визитки «девочек»: «Ой, мне в гостинице надавали! Заберите! Я не знал!»

В принципе, если бы отечественные правоохранители всерьез захотели взяться за преступные организации торговцев «живым товаром», то задача отыскать их не составила бы труда. Всемирная сеть кишит объявлениями «девочек по вызову», около гостиниц и клубов трутся «посредники». И уцепиться за кончик веревочки, которая приведет к организаторам дела, можно. У нас огромная сеть информаторов — гостиничные портье, охранники… Поэтому мы точно знаем, кто приезжает, кто привозит девушек, где идет работорговля. Мы давно сотрудничаем с департаментом по борьбе с торговлей людьми. Но у них не всегда получается реагировать быстро. Когда мы приносим данные, бывает, по этому адресу нужно выехать немедленно, а правоохранители… не успевают.

На самом деле торговцами людьми занимаются слабо, потому что вокруг этого кормится слишком много людей. Кроме того, отечественные правоохранители не любят связываться, к примеру, с американцами: «А что мы им сделаем?» Но ведь этим бизнесом в Украине заведуют, в основном, американцы и немцы. «Секс-туристы» не доверяют отечественным сутенерам. Предпочитают обращаться к «своему» — все очень мило: «хелло!», шорты, кепочка, доверительное общение с соотечественниками. Недавно мы митинговали под СБУ — требовали вмешаться в дело американского сутенера Гайнера, у которого 12 тысяч (!) анкет украинских девушек. Это настоящий бандит! Мы собрали о нем массу сведений, предоставили свидетелей. Но ни одному свидетелю до сих пор не позвонили.

Зато у нас хорошие контакты с посольством Германии: туда мы напрямую передаем визитки немцев, ищущих в Украине запретных развлечений. У нас есть специальные активистки, которые их собирают. Они «охотятся» на иностранцев в гостиницах и клубах. Подойдет к ней такой «секс-турист»: «Поедем в номера?» — «Хорошо, только завтра. А пока дайте визитку». На следующий день эта визитка у атташе посольства. Самое крупное дело немецких сутенеров, которое у нас «в разработке», мы называем «Вилла «Озерная». Гражданин Германии собирает секс-туристов на родине и везет их в Украину в бордель. У этого заведения даже свой сайт. Если заходить с украинского IP-адреса — это… брачное агентство. А если с немецкого — все «невесты» с ценниками.

Вообще от простого сержанта подчас больше толку, чем от генерала. Сержант к «пирогу» не имеет отношения, он — честный трудяга и порядочный милиционер. А «верхушка» кормится от проституции.

Эта же схема работает и с крупными грантодателями. Тех, кто дает деньги на борьбу с торговлей людьми, волнуют только деньги, которые проходят «мимо кассы». Эти люди заинтересованы, чтобы наши барышни ехали в Германию, регистрировались и платили налоги в казну. Украинку рады видеть проституткой, но только легальной. Вот у нас многие заявляют: давайте, мол, легализируем проституцию, как в Германии. Но никто не понимает, что немки-то в борделях не работают! Каждая четвертая — украинка. А еще албанки, чешки…

Есть другая сторона медали: девушки, которые продают себя. Их принято обвинять во всех смертных грехах. Но порой они сами не замечают, как втягиваются в проституцию. А перед этим проходят «предпродажную подготовку»: масса глянцевых изданий, начиная с тех, которые ориентированы на подростков, рассказывают юным особам, что они:

а) должны соответствовать определенным стандартам; б) конкурируют друг с другом на некоем «любовном рынке». А есть ли принципиальная разница между тем, кому продаться подороже — богатому мужу, любовнику или… клиенту?

Часто девушек втягивают в проституцию через клубы. Некоторые из этих заведений ориентированы, главным образом, на студентов. Вход там стоит дешево, находятся они рядом со студгородками. Вот в таких клубах и вертятся вербовщики: «Девушка, я фотограф. Вы так красивы — хотите быть моделью?» — и дает непонятную визитку. Но кроме вербовщиков, сам формат клубной работы — особый. Взять, к примеру, так называемые женские дни: девушек пускают в заведение бесплатно, а после полуночи туда вваливается толпа разгоряченных мужчин, которые даже не берут на себя труд знакомиться. Они просто грубо хватают девушек, а когда те пытаются вырваться, заявляют: «Ты же пришла на женский день!» То есть на самом деле это «мужской день».

Превращение девушки в проститутку происходит поэтапно. Сначала ее вовлекают в содержанство: «Я тебя угощу, покатаю, куплю дорогой подарок…» Наши клубы держатся на содержанстве. Красивых девушек туда пускают бесплатно, потому что вся индустрия досуга, ориентированная на иностранцев и богачей, заинтересована в «приманках». И студенток (особенно провинциалок) этот водоворот быстро затягивает… Институт профессиональных вербовщиков скорее работает на вывоз. На втягивание в «отечественную» проституцию работает вся система, культура содержанства, навязываемая юным девушкам.

С обычными сотрудниками милиции у нас замечательные отношения. Но начались они с того, что я… была задержана за купание в фонтане во время акции. «Нет воды в кране — мойся на Майдане!» Оказалось, купаться в фонтане запрещено, и меня повезли в Шевченковское управление разбираться. За нами побежала пресса, девочки с вантузами и тазиками взяли в осаду милицию. Тем временем мы разговорились с сотрудником, задержавшим меня. Оказалось, он вполне нам сочувствует: ведь протестующие девушки — это не пьяные хулиганы! Он объяснил, что мы делали неправильно, и потом начал нас консультировать: как оформить разрешение на акцию, что можно делать, чего нельзя.

А потом родилась идея акции «Хамам — бой!» (В рамках этой акции, кстати, и украсили личико журналиста Бузины кондитерским кремом. — Авт.). Но отпор получают не только известные хамы-шовинисты, а и обычное уличное жлобье, которое почему-то считает, что вязаться к девушкам на улице — это нормально. Активистки, которые патрулируют центр, одеты-то весьма соблазнительно, но на футболках красуется надпись «Украина — не бордель!» Когда очередной хам, не реагируя на надпись (а может, наоборот — реагируя на слово «бордель»!), наскакивает на девушек, как бык на красную тряпку, его… приводят разбираться в отделение милиции.

К счастью, есть очень много мужчин, готовых вступиться за честь девушки. Помню, задержали двое милиционеров одного хама, а тот им: «Подумаешь, какую-то … обозвал! Вы ж тоже мужики, должны понимать!» И тогда молоденький сержант сказал гениальную фразу: «Да, дуже красива девочка, мені подобається… Але бачиш, шо в неї на майці написано? Так читай! Короче: не твоє — не лізь!» Должна сказать, что мы нарочито откровенно одеваемся на акции. Специально, чтобы вызывать определенные взгляды. Мы — свободные, но — мы честные. Мы имеем право быть сексуальными, но это не дает им права расценивать нас как товар. Мы покажем всему миру, что украинка — это звучит гордо!

Охотники за хамами и… сутенерами

Женское движение FEMEN — общественная организация, объединяющая, в основном, совсем юных киевлянок (многие из них — студентки столичных вузов). Она создана сравнительно недавно, но уже зарекомендовала себя как знатная «возмутительница спокойствия». Протестуя против летних отключений горячей воды, красавицы из FEMEN уже два года устраивают «баньку с постирушками» в фонтане на Майдане. Но, кроме уличных перфомансов, активистки организации каждые выходные патрулируют центр города, раздают иностранцам листовки, предупреждающие, что в нашей стране проституция вне закона, и ставят на место зарвавшихся хамов, оскорбляющих женщин. Эпатажные уличные представления и походы FEMEN-патруля гораздо более известны за рубежом, чем у нас. Европейские СМИ пишут о них статьи, снимают фильмы. Лидер движения Анна Гуцол говорит, что большинство феминистических объединений их не сильно жалует: серьезные семинары и круглые столы, посвященные проблемам гендерного равенства, как-то не вяжутся с вызывающими акциями. Но она не расстраивается по этому поводу: по ее мнению, давно пора вместо разговоров заняться конкретными делами.

Людмила Заглада, газета «Новая»

Читайте также: