Макроэкономический репортаж. Латвийские путаны любят садо-мазо и боятся рэкета

Нынешней весной колумнист респектабельного агентства Bloomberg Мэттью ЛИНН предложил новый индикатор состояния экономики. По его мнению, свидетельством перехода в фазу подъема станет рост цен у латвийских проституток — ибо все традиционные способы оценки состояния экономики доказали свою бесполезность. Весной Линн обратил внимание: латвийские проститутки подешевели на две трети — до 30 латов за час. 

Стандартная двенадцатиэтажка в Кенгарагсе. Ваш корреспондент звонит в дверь простой полуторки на третьем. Открывает дама под 50 с мальчиком лет шести. На заднем фоне маячит молодая девушка в мини…Щас спрошу про «индекс девочек» Bloomberg. Интересно, что ответит?»

Нынешней весной колумнист респектабельного агентства Bloomberg Мэттью ЛИНН предложил новый индикатор состояния экономики. По его мнению, свидетельством перехода в фазу подъема станет рост цен у латвийских проституток — ибо все традиционные способы оценки состояния экономики доказали свою бесполезность. Весной Линн обратил внимание: латвийские проститутки подешевели на две трети — до 30 латов за час.

«Это дефляция, — отмечает комментатор Bloomberg. — Этот показатель может быть отличным индикатором для характеристики экономики. Цены в интим-сервисе крайне гибкие, вхождение на рынок почти беспрепятственное, а сроки действия контрактов весьма малы, что означает мгновенную реакцию на возникающие в экономике восходящие и нисходящие тенденции».

И вот, поскольку в начале недели появились сообщения о небольшом росте цен на недвижку, мы решили обратиться к универсальному «индексу девочек» Bloomberg . А вдруг наша экономика и вправду уже начала выруливать?..

Заняться макроэкономикой — причем вплотную — был отправлен корреспондент Ярослав Омельченко. Ниже — его отчет о ценах на рынке секса .

«Индекс Ванечки»

Для начала я отправился к обыкновенной рижской индивидуалке, найденной по объявлению на одном из секс-порталов. Зовут ее Илона. «Не стесняйся проходи. Сейчас няня Ваню к себе отведет и мы останемся одни…» Захожу внутрь комнаты. Из обстановки – большая кровать и секция. Выкладываю 40 Ls – плату за два часа, и отправляюсь в душ. Вот так начинается сеанс платной любви у стандартной рижской проститутки мидл-класса.

В ванне клиента ожидает белый халат с белыми тапочками. Почти все, как в отелях .

Принимаю душ, выхожу в единственную комнату. Илона уже успела сменить мини-юбку на полупрозрачный пеньюар, соблазнительно развалившись на широкой кровати…Гм. Вспомнив про макроэкономику, ошарашиваю девушку нестандартной просьбой:

– Илона у тебя в рекламе обещают чай с кофе. Может для начала чайку погоняем?

Девушка отправляется на кухню и начинает звенеть посудой. Любопытства ради через пару минут отправляюсь следом.

На кухне царит форменный беспорядок: на столе куча грязной посуды, по полу разбросаны детские игрушки – машинки, трансформеры и пистолетики. Видно, что к приходу клиента девушка готовилась в авральном порядке. Все ненужные вещи были собраны, из единственной комнаты их в спешном порядке эвакуировали на кухню.

– Зачем ты сюда приперся? Быстро марш в спальню. Я сейчас чай принесу. – командует Илона, застигнутая в эпицентре совсем не интимного домашнего бардака.

Ретируюсь с кухни обратно. Через минуту появляется чайник с зеленым чаем, двумя чашками и подносом с пирожными. Усаживаемся на кровати, ваш корр. плотнее запахивается в халат и признается, что к Илоне просто для того чтобы поговорить.

– Ты что, импотент, или извращенец какой-то? – настораживается Илона.

Приходится раскрыть инкогнито и рассказать девчонке о профессиональном интересе.

Илона на внимание прессы реагирует странно: смущается и краснеет. Но, через несколько минут уговоров, девушка все же соглашается пообщаться по душам — на условиях анонимности.

Как ни странно, но проститутки при всей публичности своей профессии, еще те конспираторши. Оказывается, что Илону зовут вовсе не Илоной, а, ну, скажем, Лена. Ей 28 лет, в профессии уже шесть. Работать начала, как только сыну исполнилось два года. Муж уехал на восьмилетний срок в тюрьму, а содержать ребенка было не на что.

– Понимаешь, практически у всех девчонок есть рабочие псевдонимы. Под реальными именами никто не работает. И в объявлениях редко какая девчонка ставит свои фотки, так чтобы на них можно было разглядеть лицо. Мало ли кто в интернет залезет: мой Ванечка уже вовсю в сети роется. Наткнется на маму в неглиже, как-то не хорошо получится. Поэтому сфотографироваться для газеты девушка наотрез отказывается. «Бесплатная реклама? Нет уж. Город у нас маленький».

У Лены есть родственники, подруги перед которыми ей совсем не хочется афишировать род своей деятельности. Для них она простой офис-менеджер в небольшой фирме. Тем более, что по своему уровню жизни, девушка вполне соответствует выбранной по легенде. Разве что получает несколько больше — в месяц около 600-800 латов. Расходная часть — тоже стандартная для мидлов. Квартира, в которой Илона-Елена принимает клиентов, взята в ипотеку, платить за нее нужно 150 латов в месяц. Плюс — коммунальные платежи, питание, одежда себе и ребенку.

– Учти, я серьезно попадаю на услуги нянечки. Сам понимаешь, когда сын дома, я мужиков принимать не могу. Вот и получается, что с каждого первого часа десятка уходит няне. В общем, проблемы как у всех. Кризис серьезно ударил по рынку, что выражается просто: клиентов стало на порядок меньше, а расценки упали раза в два.

«Восходяще-нисходящие тенденции»

По наблюдениям Елены, еще два года назад в день ей звонили минимум по 6-8 человек. В конце недели количество клиентов подскакивало почти вдвое. Да и сейчас подобная тенденция сохранилась. Только в будние дни звонят 2-3 человека, в выходные 5-6.

– Раньше самым ударным днем была пятница. Строители получали свою недельную зарплату и начинали оттягиваться. Плюс — в Ригу часто приезжали мужики из провинции, особенно те, кто торговал лесом. Эти тоже любили оттянуться, как следует. Сейчас эти две категории клиентов серьезно поредели. Строители вместо заоблачных 40-60 латов за день, опять начали получать по десятке. Провинциалы тоже испарились вместе с вырубленным лесом.

– В кризис нам тоже приходится придумывать антикризисные меры. Например, теперь лично я пускаю клиента и на полчаса. Это всего десятка, вместо стандартной двадцатки. На мальчишники, длительные деловые переговоры в банях, девчонки дают серьезные скидки. Например, если клиенты понравились и речь идет о 6-8 часах работы, то за подобный заказ Илона вместе с подружками (коллеги по бизнесу есть практически у любой проститутки) возьмут от 60 до 100 латов за ночь.

– Естественно, мы пытаемся развести клиента, а он хочет заплатить меньше. Чаще всего находим какой-нибудь компромисс. Но все это касается только наших парней. Иностранцев всегда разводим по полной программе, — неожиданно патриотично заканчивает девушка. Вот только жаль, что сейчас иностранцев стало намного меньше.

Что в топе? Садо-мазо!!!

В квартире раздается звонок мобильника. Лена подходит к телефону и тут же переключается на властный шепот. Начинается разговор с очередным клиентом.

– Приезжай, гадкий подонок. Вначале я отхлестаю тебя плеткой, а потом разворочу твою задницу своим большим резиновым членом.

Елена заканчивает разговор и тут же начинает торопливо объяснять. По ее словам, в последние время все больше мужчин начинают заворачиваться на садо-мазохистких штучках. Об этом же говорят коллеги Лены по бизнесу. Да и подобных объявлений на спец-сайтах стало заметно больше.

— Надо же, казалось бы и так кругом — жесть. А народу все мало страданий?» — недоумеваю я.

– Не поверишь, в неделю, как минимум, двое таких любителей приходит. Услуга это более дорогая, может дотягивать до 60 латов в час. Но я и сама от этого получаю настоящие удовольствие. За шесть лет насмотрелась на мужиков, поэтому сейчас искренне кайфую, когда удается их помучить.

«Грев» зон и возвращение рэкета

Елена прекрасно осознает, что мучить мужчин — дело весьма опасное. В квартире с клиентом она остается один на один, а вадь любой мужчина заведомо сильнее. Проблемы безопасности Лена решает следующим образом. Во-первых это фейс-контроль. Если клиент не нравится девушке, то она не пускает его в дом. Во-вторых, квартира Елены поставлена на сигнализацию. Имеется и «тревожная» кнопка, поэтому в случае возникновения проблем, всегда можно вызвать экипаж охранников.

– Не нравится мне то, что сейчас опять возвращаются сутенеры. Ко мне уже приходили такие бритые дядечки. Вначале развлекались за бесплатно, а потом: «просто будешь в день мне по 40 латов отдавать».Но я эти проблемы пока решаю спокойно. У меня же отец ребенка сидит. Что такое «греть зону», я прекрасно знаю. Поэтому, если что, мне всегда есть к кому обратиться…

Что дальше? Илона с удовольствием переехала бы работать в какую-нибудь спокойную страну ЕС — «где нет такого бардака». Потому что местный секс-бизнес становится все более опасным.

– Вон в Германии проституция легализована. В Италии и Швейцарии, вообще без постели, только на консумации можно неплохо зарабатывать. Только куда я поеду? Ванечке в следующем году в школу идти…

Цены упали. И не отжались

Однако вернемся к макроэкономике.Обзор спец-сайтов и прозвон телефонов дает такой результат: цены на девочек сейчас по сравнению с весной 2008-го упали на 30-50 процентов (что вполне сопоставимо с падением цен на недвижку). Хотя, конечно, все зависит от конкретной ситуации/клиента/девушки и т. д.

Более того, цены упали и по сравнению с весной 2009-го. Большинство девушек в рекламе заявляет вроде бы «блумберговскую» стартовую цену – 30 Ls/ час. Но, обзвонив ночных бабочек в будний день, мне удается установить: эта цена (при минимальном владении разговорным жанром) запросто скидывается, как минимум, в два. Сразу. Одну девушку удалось даже уболтать на 50 Ls за ночь, но без всяких извращений типа С / М, или анального секса.

Кстати: совершенно неожиданно выяснилось, что самая дорогая девушка в Риге (во всяком случае, судя по специализированным сайтам) — это афро-латвийка 18 лет, со знанием русского, латышского, английского и немецкого языков, которая работает под псевдонимом Mary в неких апартаментах в Плявниеках. Отдохнуть с девушкой-полиглотом можно за весьма нехилые деньги – 120 Ls/ час, или 500 латов за ночь.

«Пока нет признаков восстановления цен на латвийских проституток, — пишет Линн. — Международный валютный фонд должен сохранять состояние полной боевой готовности. И в таком же состоянии должна быть вся европейская банковская система».

Что делать нам с вами, ув. читатели в этой ситуации? Понятно что: тоже быть в полной и боевой. А что, есть другие варианты?

Садо-мазо как латвийский образ жизни

Прослушав отчет корреспондента Омельченко, увдорред глубоко и коллективно задумалась: ну, а садо-мазо отчего вдруг сделалось так востребовано? Мало нам страданий в жизни, что ли…

Перед праздником много экспертов не раздобудешь. Поэтому мы позвонили — на всякий случай — в кризисные центры для женщин «Марта» и «Скалбес». И убедились в ожидаемом: агрессии, от стресса и семейного мордобоя все больше. Новость только одна: как отмечают психологи, растет количество именно СТРАДАНИЯ.

Общая проблема семейных мордобоев усугубляется тем, что женщинам с детьми некуда идти. Совсем.

— Я по нашим клиенткам чувствую — в жертвах растет чувство безнадеги, — заявила нам сегодня Даце Байнаре — психолог и директор центра «Скалбес». — Разовые вспышки насилия, как реакция на стресс, желание сбросить напряжение – это одно дело. Но, как правило, насилие в семье связано с желанием подчинять и контролировать. Так вот, раньше здесь помогали ограничивающие факторы: вызов полиции и возможность для жертвы уйти от обидчика. Сейчас ситуация ухудшилась: и полиция работает хуже, и уходить женщинам некуда.

— Сейчас женщины уже не думают, как им легче развестись с мужем, распускающим кулаки. Наоборот, встает вопрос, как им сохранить эти отношения, ведь вдвоем все-таки легче выживать…

Ярослав Омельченко, Криминал

Читайте также: