Экс-поcол Англии в СССР: Поражение в Афганистане неминуемо

30 лет назад, в рождественский декабрьский день 1979 года, советские войска вошли в Афганистан. Спустя два дня советские спецназовцы убили во дворце Кабула президента Хафизуллу Амина (Hafizullah Amin). Русские поставили на его место своего ставленника Бабрака Кармаля (Babrak Karmal). Мир во главе с президентом США Джимми Картером и премьер-министром Великобритании Маргарет Тэтчер объединился против очередного проявления циничной и безжалостной советской имперской агрессии против небольшого соседнего государства. 

Из Пакистана, Китая, Саудовской Аравии, Ирана, США и Британии хлынула финансовая, экономическая и военная помощь набиравшему силы повстанческому движению сопротивления. Девять лет спустя, 15 февраля 1989 года Советы вывели свои войска из Афганистана. Сверхдержава пережила горечь поражения от разношерстной армии религиозных боевиков-крестьян, которым американский конгрессмен Чарли Уилсон (Charlie Wilson) поставлял ракеты «Стингер», позволявшие им сбивать в небе российские ударные вертолеты.

Такова легенда. Действительность же была намного сложнее. Для начала следует вспомнить 1919 год, когда афганская армия вторглась в Индию. Британцы быстро ее разгромили, но в ходе последовавших затем переговоров отказались от сохранявшейся 80 лет монополии на внешнюю политику Афганистана, за которую они успешно сражались в 19-м веке.

Освободившись от британской опеки, афганцы немедленно признали только что родившийся Советский Союз. Русские были очень сильно и на вполне «законных» основаниях заинтересованы в налаживании тесных связей со страной, занимавшей стратегически важное положение на их южной границе и являвшейся потенциальным источником нестабильности, наркоторговли, исламского фундаментализма и американских интриг. Они были рады сотрудничать со всеми, кто в данный момент находился у власти в Кабуле. Они обучали афганских офицеров и инженеров, осуществляли многочисленные крупные проекты, включая строительство автомагистрали государственного значения, стратегически важного туннеля с автомобильной дорогой в горах, политехнического института в Кабуле, а также претворили в жизнь один из крупнейших в Азии сельскохозяйственных проектов.

К середине 70-х годов они также наладили тесные, но неудачные по своим последствиям связи с афганской коммунистической партией, пережившей роковой раскол на фракцию умеренных во главе с Кармалем, и на экстремистов, которых возглавил Нур Мохаммед Тараки (Nur Mohammed Taraki) и Амин. В ходе кровавого переворота в апреле 1978 года, к которому русские, очевидно, не имели никакого отношения, коммунисты свергли президента Мохаммеда Дауда (Mohammed Daud). Затем в ходе фракционной борьбы верх одержали экстремисты. Они верили в то, что действуя методами Сталина, сумеют за считанные годы превратить Афганистан в светское «социалистическое» государство. В этих целях они начали в массовом порядке бросать за решетку и казнить своих оппонентов.

Оппозиция быстро распространилась по всей стране. В марте 1978 года повстанцы при поддержке местного воинского гарнизона захватили столицу провинции Герат. Согласно рассказам, которые не подтверждены доказательствами, тогда было убито до ста советских советников и членов их семей.

Кабульское правительство запаниковало и обратилось к Москве с просьбой направить войска. Москва ответила отказом, а советский премьер-министр Алексей Косыгин заявил Тараки: «Мы считаем, что будет роковой ошибкой вводить наземные войска. Если будут введены наши войска, обстановка в вашей стране не улучшится. Наоборот, она ухудшится. Нашим войскам придется воевать не только с внешним агресором, но и со значительной частью вашего собственного народа». Его слова стали пророческими.

Повстанческое движение разрасталось. Русские по-прежнему отвергали регулярно повторявшиеся просьбы афганцев о вводе войск. Однако советский Генеральный штаб все же подготовил некоторые планы действий в чрезвычайных обстоятельствах и в качестве меры предосторожности направил в Кабул и на военно-воздушную базу в Баграм подразделения специального назначения и десантников.

Осенью обстановка серьезно осложнилась. Амин убил Тараки, взял в свои руки власть в стране, активизировал аресты и казни, а также начал переговоры с американцами. Попытки русских как-то повлиять на курс афганской политики были пока совершенно безрезультатными. Теперь они начали опасаться, что страна полностью ускользнет у них из рук. Русские решили, что надо что-то делать. КГБ предпринял ряд безуспешных попыток устранить Амина. Но теперь военный вариант казался неизбежным.

Цели у русских были весьма скромные. Они хотели стабилизировать афганское государство, обезопасить основные дороги и главные города, поднатаскать афганскую армию и полицию, а затем уйти. В этот момент в Москве возник спор. Политики соглашались с КГБ, что группировки войск в 30-40 тысяч человек будет достаточно.

Военные хотели, чтобы контингент был гораздо более весомым: в конце концов, во время вторжения в Чехословакию в 1968 году они направили туда примерно полмиллиона солдат. В итоге численность группировки войск, которая вошла в Афганистан, составила в самом начале около 80000 человек. Это парадокс, но Амин до самого конца верил, что русские откликнулись на его неоднократные просьбы, и направил на советскую границу высокопоставленного офицера из своего штаба, дабы тот обеспечил им беспрепятственный проход.

40-я армия, как называли эту группировку, не соответствовала требованиям. Сколачивали армию в спешке, и хотя позже ее численность выросла до 100000 человек, этого всегда было недостаточно. Позднее военные пришли к выводу, что для наведения порядка в Афганистане и закрытия границ с Пакистаном им понадобилось бы 32 дивизии. Войска готовились к сражениям на равнинах северной Германии, и они не были как следует оснащены и обучены для борьбы с партизанами.

Со временем русские солдаты (а вслед за ними и британские военнослужащие) все же научились эффективно воевать в горах и в так называемой «зеленке» — смертоносном переплетении арыков с минами-ловушками, виноградников и узких деревенских улочек в плодородных долинах. Но для этого понадобилось время. И за это время они потеряли очень много людей. Они также уничтожили огромное количество афганцев в ходе этой войны, которая по своей жестокости не уступала американской войне во Вьетнаме.

Две трети личного состава занимало оборону. Солдаты несли гарнизонную службу в городах, прочесывали деревни, находились на блок-постах вдоль дорог. Активные боевые действия вели подразделения спецназа, десантники и разведчики при подержке вертолетов и бронетехники, на которой их перебрасывали.

Несмотря на потери, русские одержали победу в большинстве боев. Они обеспечивали движение на главных автодорогах, чем мы сегодня можем похвастаться далеко не всегда. Они срывали попытки моджахедов брать в осаду города. Они проводили и крупные операции по уничтожению баз и боевых отрядов моджахедов, сосредоточивая при этом силы численностью до 12000 человек. Русские сколотили афганскую армию, оснащенную тяжелым вооружением, которая зачастую воевала весьма неплохо, несмотря на досадную склонность афганских офицеров переходить на сторону врага, и стремление солдат разбегаться по своим кишлакам, когда обстановка накалялась.

Но русские так и не сумели преодолеть главный свой недостаток: они могли захватить территорию, но у них всегда не хватало сил и средств для ее удержания. Как сказал один критик России, у них была тактика, но отсутствовала стратегия.

С самого начала звучали голоса критиков как внутри правительства, так и за его пределами. Критика усилилась, когда на родину стали возвращать трупы в цинковых гробах. Люди громко жаловались на бессмысленность и скандальность этой войны, на то, что их сыновья погибают напрасно. В 1983 году власти начали изыскивать стратегию ухода. Вскоре после прихода к власти Михаила Горбачева в 1985 году (это было задолго до пуска первого «Стингера») он заявил афганцам, что советские войска уйдут через год или полтора.

Но сказать легче, чем сделать. Русским надо было спасти репутацию, оставив после себя дружественный режим, чтобы сказать, что их молодежь гибла не напрасно. Моджахедам была нужна победа, пакистанцы стремились поставить у власти в Кабуле своих союзников, а американцы в своем стремлении отомстить за Вьетнам хотели, чтобы продолжала литься русская кровь. Однако после двух лет ожесточенных переговоров русские в основном добились того, что им было нужно. Их новый ставленник Мохаммед Наджибулла (Mohammed Najibullah) продолжил править в Кабуле, а сороковая армия после девяти безуспешных лет организованно вышла из Афганистана. В ходе войны погибло примерно 15000 советских солдат и, наверное, до полутора миллионов афганцев.

Наджибулла продержался два года. Затем новое правительство президента Бориса Ельцина прекратило поставки продовольствия, топлива и оружия. И Наджибулла, подобно британским марионеткам в 19-м веке, был свергнут, а через какое-то время убит. После страшной гражданской войны страна досталась талибам, которые начали наводить там порядок.

Уроки истории никогда не бывают четкими и однозначными, а предсказывать будущее очень рискованно. Британцы и русские выиграли свои войны, но не сумели навязать афганцам лидеров и системы государственного правления, которым они отдавали предпочтение. У западной коалиции в Афганистане сегодня почти столько же войск, сколько было у русских. Кроме того, у них более совершенная военная техника. Но ни британский премьер-министр, ни его генералы так и не сумели убедительно объяснить нам, почему мы должны добиться успеха там, где русские и британцы потерпели неудачу, или почему война в Афганистане помешает доморощенным фанатикам взрывать бомбы в городах Британии. Действительно, тактика есть, а стратегии нет.

Сэр Родрик Брэйтуэйт был британским послом в Москве с 1988 по 1992 год. В марте 2011 года должна выйти его новая книга ‘Afgantsy: The Russians in Afghanistan 1979-1989’ (Афганцы: Русские в Афганистане, 1979-1989).

Родрик Брэйтуэйт, перевод  ИноСМИ

Читайте также: