Армия остается за пределами приоритетов нынешней власти?

Армия остается за пределами приоритетов нынешней власти?

«В 2020 году Минобороны получит ресурсы на содержание армии, и немного на тактическую войну», — сказал мне генерал с 20-летним опытом подготовки программ и документов в секторе безопасности после ознакомления с проектом бюджета программы правительства.

Вздохнул и добавил: «Обратите внимание: в программе правительства не отыскать ни слова о создании профессиональной армии, как нет ничего и о развитии оборонной промышленности. Армия остается за пределами приоритетов нынешней власти».

Формально проект бюджета для Минобороны на 2020 год покрывает менее 50% заявленных Генеральным штабом Вооруженных сил Украины потребностей, отмечает ZN.UA. А именно: в бюджет военного ведомства заложено 102 млрд грн при оценке необходимой цифры в 220 млрд грн. Бросается в глаза еще одна цифра: строка «Развитие, закупка, модернизация и ремонт вооружения, военной техники, средств и оборудования» предусматривает 16,6%. Это, между прочим, довольно далеко от стандартов НАТО, предусматривающих на закупку от 25 до 30% оборонных расходов. Для сравнения: в нынешнем году по этой же строке предусмотрено 16,97% оборонных расходов.

Примечательно, что из предусмотренных в рамках этой статьи в 2019 г. 18,1 млрд грн почти 5 млрд. грн пойдет на ремонт и обслуживание имеющихся вооружений и военной техники (ВВТ) ВСУ. Потому вопрос, можно ли развить оборонный потенциал страны в рамках прежнего отношения к армии, становится риторическим. Армия воюющей Украины в 2020-м не приблизится к высокотехнологичной, даже если будет удаваться создать «государство в смартфоне».

Хотя с самого начала команда Зеленского и не скрывала, что оборонка и армия не попадают в область приоритетов перестройки страны, реально проект бюджета и программа правительства для ряда экспертов стали ощутимым сигналом, что государственный корабль может взять рискованный курс. Или даже ошибочный.

Угрозы, которые никуда не исчезли

В сентябре министр обороны РФ Сергей Шойгу бросил недвусмысленное замечание: «Экстремистов в Украине все равно придется останавливать. Жаль, что это не было сделано раньше». В переводе на обычный язык это означает: Кремль по-прежнему готовится к масштабной войне на уничтожение Украины, жалея, что в свое время упустил момент результативной атаки.

Приведу лишь некоторые нюансы подготовки РФ к войне. На начало 2019 г. общая оснащенность российских ВС современными образцами вооружения и военной техники (ВВТ) выросла до 61% (в СВ — 48,3%, в Воздушно-космических силах — 74, в ВМФ — 62,3, в воздушно-десантных войсках — 63,7%). В одной госструктуре Украины вывели наш показатель: в силах обороны Украины количество новых ВВТ не превышает 10%. Эксперты ЦИАКР более скептичны: новых ВВТ не более 56%, с учетом иностранной военной помощи и усилий волонтеров!

2 апреля с.г. Путин утвердил «Концепцию развития воздушно-космической обороны РФ на период до 2030 г.», в рамках которой Россия развернула программу модернизации стратегической авиации. Среди прочего, в рамках программы в 2019 г. планируется завершить модернизацию бомбардировщика-ракетоносца Ту-95МСМ, до конца 2020-го — стратегический бомбардировщик Ту-160М. В нынешнем году активизировались испытания истребителя 5-го поколения Су-57 и тяжелого ударного беспилотника «Охотник».

Минобороны РФ и госкомпания «Сухой» подписали в 2019 г. контракт на модернизацию большой партии фронтовых истребителей-бомбардировщиков Су-34 (поколения++). Кроме того, 16 мая с.г. Путин заверил сограждан, что ВКС РФ в ближайшие годы все же получат 76 Су-57 вместо запланированных 1215. С 2020 года ВКС РФ также получат первые новые комплексы ПВО С-350 «Витязь» (дальность поражения 60 км). А еще в текущем году в РФ официально объявили о начале производства перспективных систем противоракетной и противовоздушной обороны С-500 «Прометей», которые начнут поставлять с 2020 года.

Стоит заметить: РФ проводит серию мероприятий по обеспечению качественного превосходства за счет современных средств боевого управления, автоматизации процессов принятия решений, сокращения циклов боевого управления. Кроме поставок АСУ «Акация», для управления войсками с недавнего времени поставляются комплексы единой системы управления тактическим звеном (ЕСУ ТЗ) «Созвездие-М2» и ЕСУ оперативно-тактического звена (ОТЗ) «Андромеда-Д». В Западный военный округ стали поставляться новые комплексы радиоэлектронной борьбы (РЭБ) «Палантин». А на оккупированных территориях Украины были обнаружены и автоматизированные станции постановки помех радиосвязи Р-378а «Тобол», предназначенные для подавления радиосвязи. А также новейшие системы РЭБ «Красуха», «Леер», «Репеллент» и впервые продемонстрированная в 2017 году «Былина».

Эти мазки к общей картине перевооружения отражают общую тенденцию курса перевооружения: развитие ракет и их носителей (самолеты), усиление ПВО, достижение превосходства за счет технологий (системы управления и РЭБ).

Бюджетные ловушки в Украине

Следует заметить, что расходы госбюджета-2020 на обеспечение нацбезопасности вырастут только на СНБО, где по бюджетной программе «Нераспределенные расходы на национальную безопасность и оборону» предусмотрено 28 млрд грн. Как ожидается, они фактически уйдут на латание неминуемых многочисленных дыр. Тут не лишним будет вспомнить, что в соответствии с предложениями к Бюджетной декларации на 20202022 годы по статьям обеспечения нацбезопасности (подписанной бывшим секретарем СНБО Александром Турчиновым), расходы на оборону и силовые структуры должны были вырасти в 2 раза по каждому ведомству.

Вместо этого у нас уменьшение почти по всему фронту: на 400 млн грн меньше получит пограничное ведомство, почти на 100 млн меньше — НГУ, на 170 млн грн меньше предусмотрено финансирование СБУ, на 20 млн грн меньше выделено СВР, на 345 млн грн меньше — Госслужба спецсвязи и защиты информации, на 600 млн грн меньше — Госслужба чрезвычайных ситуаций, наконец, на 1,6 млрд грн уменьшится финансирование военного ведомства.

Небезынтересно, что самый большой удар получит процесс перевооружения. Статья «Развитие, закупка, модернизация и ремонт вооружения, военной техники, средств и оборудования» уменьшится на 1,14 млрд грн. Говоря о перипетиях перевооружения, эксперты не уставали напоминать, что 600 млн долл. в год (приблизительные показатели 2017-го, 2018-го и 2019-го после вычета из вышеупомянутых 45 млрд грн на содержание и ремонт ВВТ) не позволят изменить облик армии. Такие темпы перевооружения могли бы устроить мирные годы начала миллениума, но не страну, столкнувшуюся с экзистенциональным вызовом. А в будущем году, похоже, не будет и привычных 600 млн долл. — после вычета расходов на ремонт получается только 500 с хвостиком…

Самое время напомнить, что на завершающуюся пятилетку было запланировано выделить на перевооружение около 170 млрд грн, за которые модернизировать ПВО страны, закупить средства защищенной связи и радиоэлектронной борьбы, артиллерийской разведки и навигации, беспилотные авиационные комплексы (БАК), высокоточные средства поражения различного базирования, высокоточные артиллерийские и противотанковые системы, управляемые авиабомбы, наконец, создать единую автоматизированную систему управления ВСУ, и еще построить москитный флот и корвет. Большинство из этого перечня, как кажется, так и останется планами…

Но такая ситуация ударит не только по перевооружению. Скажем, такой важнейший элемент ассиметричного потенциала Украины как Силы специальных операций, также оказывается без ресурсов на развитие. А еще очень нелегко новому министру обороны будет выполнить свои обещания — в части приближения армии к стандартам НАТО, создания мотивации для контрактников, формировании фонда служебного жилья.

Но, самое главное — ничего принципиально в армии в будущем году не изменится, поскольку желание изменений не подтверждено ресурсами. Бюджет «топтания на месте» не позволит думать о профессиональной армии. Возможно, поэтому о ней ничего и не сказано в программе правительства. Зато выпирает другая гнусная тенденция: не скажу вам за всю Украину, но в Киевской области потенциальных призывников работники военкоматов «берут» ранним утром в сопровождении полиции. Догадайтесь, хорошо это или плохо для имиджа армии.

Армия численностью 250 тыс. человек (молчу о силах обороны, общая численность увеличивает число боеспособных людей в погонах еще на 100 тыс. человек) проедает 7276% оборонного бюджета. Замкнутый круг, не позволяющий закупать новые системы и создать пресловутую «цифровую» армию, которая позволила бы защитить страну и максимально сберечь жизни солдат и офицеров.

Ставки на технологии как первый шаг к цифровой армии

Даже беглый обзор позволяет утверждать: Украина при сохранении нынешнего курса развития оборонного потенциала не имеет никаких шансов одержать победу в линейной войне с Россией. Есть ли адекватный подход к реализации задачи защиты территории и суверенитета государства? Есть!

Очень многие эпизоды, касающиеся смены парадигмы ведения современной войны, говорят в пользу ревизии линейных подходов, присущих в том числе и нынешнему военному руководству Украины. Ментально воспитанный советским временем генералитет готовится воевать фронтами и армиями. Тогда как большинство развитых государств (в том числе и США) переходят к концепции действия автономных подразделений и мобильных групп. Средства обнаружения и поражения, средства управления, блокирования и связи превращаются в современную панацею.

Даже сентябрьская атака дронов-киллеров в Саудовской Аравии свидетельствует: основательный урон могут нанести относительно недорогие средства поражения. Особенно если их много. Некоторые аналитики считают, что идею «москитного» флота вполне можно перенести в воздушное пространство и для усиления наземной компоненты — в виде орды роботов-киллеров. В самом деле, может, есть смысл произвести 1000 относительно несложных дронов-киллеров вместо модернизации одного МиГ-29 (прежнее руководство Минобороны протаскивало версию израильской Elbit Systems, предусматривающую модернизацию десятка самолетов по 40 млн долл. (!) каждый — фактически в половину стоимости нового F-16)?

Ведь и до сих пор Генштаб не высказался относительно того, на каких самолетах будут летать украинские пилоты через 57 лет. Если в 2008 г. идея использования китайского планера, запорожского двигателя и ракет Р-27 производства киевской ГАХК «Артем» выглядело вполне актуальным, то 2019 г. начинать строить «украинскую версию» Як-130 выглядит не просто утопией, но форменной глупостью. Ждать американских F-16? Самая мысль об этом коробит…

В любом случае, одной из важнейших задач трансформации ВСУ в «цифровую» армию является сохранение жизней военных, потому перенос акцентов на применение силами обороны Украины высокотехнологичных ВВТ и асимметричного оружия может стать главным фактором сдерживания горячих голов в Кремле.

Объединенная группа экспертов Национального института стратегических исследований и Украинского института исследований безопасности при участии некоторых структур Национальной академии наук Украины пришла к заключению, что для Украины существует возможность осуществления оперативного «квантового» скачка в перевооружении сил обороны — путем создания «технокластера», то есть координационной структуры по развитию наиболее перспективных оборонных технологий. Это технологии, изменяющие формат современного боя, а в дальнейшем — и формат будущей войны.

Еще до ревизии технологического поля профильные эксперты выделили такие направления, как развитие БАК и робототехники различного назначения, развитие систем управления войсками, радиоэлектронной разведки и РЭБ, РЛС обнаружения и средств защищенной связи. А кроме того, выделение в отдельную ветвь исследований и разработок оружия на иных физических принципах. На поверку оказалось, что в Украине есть и такие возможности.

В частности, создание оружия нелетального действия — с факторами воздействия импульсов на человека (от болевого восприятия до потери сознания). Использования технологий нелетального кинетического и химического воздействия, электромагнитного излучения, специальной акустики. А также средств воздействия на ВВТ противника. Все сказанное выше — не фантастика, а результат предварительного изучения экспертами возможностей создания Украиной ассиметричного щита сдерживания российской агрессии.

Принимая во внимание, что разработки новых высокотехнологичных вооружений ныне почти полностью сосредоточены в частном секторе, а также непримиримость нынешней власти к идее создания министерства оборонной промышленности, для разработки передовых технологий должен быть создан государственный орган, например, Агентство по развитию оборонных технологий. Разумеется, такая структура должна функционировать в соответствии со стратегическим оборонным планированием. Фактически, такой орган по принципу американской DARPA должен формулировать, что нужно силам обороны и как это сделать. И координировать работу государственно-частных консорциумов, в которых могут участвовать государственные исследовательские институты, частные предприятия, структуры НАНУ, университеты и, при необходимости, частные компании, в том числе иностранных государств.

Эксперты рассмотрели две логические версии создания такого агентства — как отдельного в подчинении Кабинета министров Украины (по принципу ГКАУ), так и в подчинении Минобороны. Второй подход кажется более предпочтительным, поскольку в этом случае министр обороны как член правительства принимает направления развития технологий и готовит их к утверждению правительством (после чего они получают статус «защищенных» госпрограмм, то есть не зависящих от распределения годового госбюджета). Ключевым элементом успеха может стать формирование в рамках работы «технокластера» нескольких (45) «защищенных» государственных программ.

Понятно, что без бюджетного наполнения идея нереализуема. Эксперты при этом считают, что 36 млрд грн ежегодно — вполне подъемная цифра (для сравнения: бюджет американского агентства DARPA в 2010 г. составлял 3 млрд долл.). Особенно если вспомнить, что речь идет о защите государства и развитии высокотехнологичного сектора экономики.

В дополнение возможно и создание специального Фонда инновационных разработок в сфере безопасности, который мог бы наполняться различными способами. Во-первых, путем направления 30% прибыли спецэкспортеров (вместо перечисления в госбюджет, как ныне). Во-вторых, путем использования средств от приватизации предприятий ОПК. В-третьих, путем привлечения инвестиций от частных и иностранных инвесторов, которые могут быть мотивированы возможностью реализации результатов разработок как в рамках гособоронзаказа, так и на рынках третьих стран.

В любом случае, нужно что-то делать для развития оборонного потенциала. Иначе Украина еще долго будет оставаться уязвимой мишенью для враждебного государства на северо-востоке. А общество будет содрогаться от печальных сводок на восточном фронте.

Автор: Валентин Бадрак, Директор Центра исследований армии, конверсии и разоружения; ZN.UA

Читайте также: