Эстонские охотники за шпионами

Kaitsepolitseiamet

Западные спецслужбы обращают внимание на все более активную разведывательную деятельность России, которая достигла уровня Холодной войны.

Несомненно, одной из самых горячих частей этого фронта тайной войны является Эстония. Сложности не помешали эстонцам построить эффективный контрразведывательный аппарат. Я не думаю, что российских шпионов так часто останавливают в любом другом государстве-члене НАТО, как в Эстонии.

Управление полиции безопасности (Kaitsepolitseiamet — KaПo) считается одной из лучших и наиболее стойкой к российскому проникновению контрразведкой в бывшем восточном блоке. Это признают сами русские, для которых эстонская спецслужба в течение многих лет была одним из самых серьезных противников в Европе. Уже в девяностые годы ХХ века KaПo стала стратегическим партнером британских спецслужб.

За последнее десятилетие в Эстонии было несколько громких задержаний шпионов, в том числе людей, работающих в KaПo. С 2014 года, вероятно, в связи с быстрым увеличением угрозы со стороны России эстонцы очень жестко относятся к враждебным агентам.

В то время как в случае шпионов высокого уровня KaПo ведет оперативную игру даже на длительную перспективу, осведомителей низкого уровня, без доступа к государственным секретам, не занимающих важных должностей, но главным образом занятых сбором сведений, эстонцы быстро задерживают, публично судят и отправляют в тюрьму. Это показывает повышенную бдительность эстонской стороны, которая хорошо понимает, что по отношению к Москве самая жесткая позиция — лучшая.

В июне 2014 года Джон Шиндлер, бывший аналитик АНБ США, отметил, что  «…эстонцам приходилось иметь дело с русскими… так что они интуитивно понимают российскую культуру разведки и как русские действуют». Эстонцы не умалчивают случаи задержания русских шпионов. В отчете о государственной безопасности («Астараамат»), выпускаемом каждый год с 1998 года, Kaitsepolitsei раскрывает методы российских действий, называя людей и организации, подозреваемые в контактах с российскими спецслужбами, демонстрируя даже фотографии.

Этот подробный отчет о работе спецслужбы стал первым подобным в мире. Тот факт, что Эстония обладает одной из самых эффективных в противодействии России спецслужб, определяется эффективной оперативной работой (не только по части выявления случаев шпионажа) и серьезным подходом правосудия: шпионы обычно получают максимальное наказание.

KaПo против наследников КГБ

Если эстонская контрразведка считается одной из самых эффективных в НАТО, то вы должны спросить об источнике этой эффективности. Спецслужба создавалась с нуля, была проведена глубокая люстрация, а также десоветизация сектора безопасности. Но все могло произойти иначе — это показала история деятельности главного агента влияния России в Эстонии Эдгара Сависаара. Когда в 1990 году он стал Премьер-министром Эстонской Советской Социалистической Республики, он основал независимую от СССР специальную службу (Eriteenistus), костяк которой составили бывшие сотрудники МВД ЭССР.

Когда Эстония восстановила свою независимость, Сависаар автоматически стал Премьер-министром Эстонской Республики. В 1991 году была создана Полиция безопасности, совершенно новая специальная служба, независимая от эстонских структур КГБ. Однако Сависаар не подчинил ей Eriteenistus, а даже начал принимать туда на службу бывших офицеров КГБ.

В январе 1992 года Сависаар потерял пост Премьер-министра, Eriteenistus была распущена. Несколько лет спустя, на ее кадрах Сависаар основал частное охранное агентство SIA, которое, будучи главой Министерства внутренних дел, он использовал для слежки за представителями правительства и президентом.

Когда Эстония обрела независимость, власти признали одной из основных проблему бывших офицеров советских сил безопасности и армии. Это было особенно важно при создании новой службы контрразведки. Некоторые из них работали на СССР, а затем служили в учреждениях независимой Эстонии. Лишь КГБ ранее имел специалистов по техническим способам получения информации.

Руководство KaПo решило обратиться к ним, пока не обучит новых экспертов. Это было всего около дюжины человек, кроме того, они не работали над планированием и управлением. И через много лет оказалось, что большая часть этой группы связана с российскими спецслужбами. Закон «О порядке регистрации и выявлении лиц, которые служили или сотрудничали с разведывательными или контрразведывательными организациями безопасности или вооруженными силами стран, оккупировавших Эстонию» привел к тому, что многие бывшие советские агенты безопасности в обмен на безнаказанность и анонимность признались в сотрудничестве с КГБ.

Это серьезно затрудняло контакты России с ними, хотя и не устранило эту возможность полностью. В каждом из известных шпионских скандалов последних лет сотрудниками ФСБ или СВР, осуществлявшими вербовки агентов в Эстонии, оказались бывшие сотрудники КГБ в этой республике.

Мероприятия в Эстонии осуществляются всеми тремя важнейшими секретными службами России: Службой внешней разведки (СВР), Федеральной службой безопасности (ФСБ) и Главным управлением Генерального штаба (ГРУ).

Популярный метод найма, используемый ФСБ, заключается в том, чтобы вербовать людей, имеющих связи с криминальными кругами. Незаконное пересечение границы этими лицами, даже в контексте контрабанды, делает их легкой мишенью. Недостаточный контроль над сухопутной границей с Россией — одна из самых больших проблем эстонской контрразведки. Большая часть этой границы проходит через лесные, холмистые районы. Пересечь её не сложно, тем более, что русские точно знают, где находятся камеры видеонаблюдения.

В свою очередь, СВР ведет более ценных агентов, часто находящихся в учреждениях власти с возможностью доступа к государственной тайне. Также активно работает в сфере экономики.

Тем не менее, все три спецслужбы заинтересованы в любой информации касательно НАТО, например, о союзных войсках в Эстонии или многонациональных учениях. Разумеется, объектами интереса россиян являются внешняя политика и политика безопасности Таллинна, оборонное планирование, союзничество, развитие вооруженных сил, оборонная промышленность, внедрение новых технологий.

Русские также собирают всю информацию об инфраструктуре. Известно, что российские дипломаты каталогизируют и детализируют все мосты на юге Эстонии по линии восток-запад. В основном это объекты на скоростных автомагистралях, соединяющих российскую границу с Балтийским морем и стратегическая железнодорожная линия.

Русские осуществляют агентурную деятельность против Эстонии, как со своей территории, так и посредством дипломатических миссий. Центрами шпионажа являются российские посольство в Таллинне и генеральные консульства в Тарту и Нарве. Что отличает деятельность «дипломатов» России в Эстонии (и в Литве, и в Латвии) от деятельности их коллег в Польше, например, так это то, что они не только собирают ценные данные для Москвы, но и ведут подрывную деятельность, направленную против властей.

Однако, как отмечает KaПo в своих последних докладах, характер прикрытия агентов меняется. Все реже это дипломатический статус, все чаще и чаще агенты действуют под легендой предпринимателей и журналистов. Чаще всего российские руководители встречаются со своими информаторами в третьих странах, что также показывает, насколько Москва опасается эстонской контрразведки.

ГРУ

Для ГРУ Эстония является «воротами» в НАТО. Здесь находятся союзные войска, проводятся международные учения.

Активность российской разведки особенно усиливается в период крупных учений НАТО, проводимых на территории Эстонии. ГРУ использует не только агентурный сбор информации, но также, например, беспилотные разведывательные летательные аппараты сил спецназа.

В апреле 2015 года во время учений Trident Jaguar в эстонском небе появилось много подобных малых БПЛА, оснащенных камерами. Годом ранее, во время учений спецназа НАТО в том же регионе, русские установили две «телефонные башни», с помощью которых они получили номера IMEI телефонов солдат НАТО, находящихся в зоне учений. Наличие таких данных дает возможность контролировать движение персонала специальных сил альянса.

ФСБ

Федеральная служба безопасности, по определению контрразведка, получила право проводить иностранные операции во время правления Путина. Однако традиционно она фокусируется на приграничной территории и всем постсоветском пространстве. Российские пограничники, подчиненные ФСБ, ведут разведку на прилегающей территории на эстонской стороне границы.

ФСБ интересуется Эстонией практически по всем направлениям, от внутренней политики и аппарата безопасности до внешней политики, и военных дел. В прицелах находятся не только чиновники и офицеры, но и журналисты и бизнесмены. ФСБ пытается завербовать агентов среди жителей Эстонии, посещающих Россию (так называемая разведка с территории). Быстрее и легче идентифицировать, а затем завербовать кого-то на своей территории, особенно если такой человек нарушает закон в России.

4 ноября 2017 года, во время попытки пересечь границу на мосту в Нарве, KaПo остановила Алексея Васильева, гражданина России, обучающегося в Эстонии. Через два дня он официально был обвинен в шпионаже и киберпреступности, и по решению суда заключен под стражу. Васильеву всего 20 лет, и он прибыл из поселка Кингисепп в Ленинградской области.

Там он окончил начальную школу, а затем перешел в старшую школу в эстонском Силламяэ, где изучал компьютерное программирование. Спустя три года он приехал в Россию на некоторое время. Официально работать, но, скорее всего, он прошел обучение в ФСБ. Уже летом 2017 года он вернулся в Эстонию, в Кохтла-Ярве, в филиал Таллиннского технологического университета для обучения в области автоматизации технологических процессов.

СВР: политика и бизнес

Служба внешней разведки собирает в Эстонии информацию политического, а также экономического характера.

Проектом СВР была Конституционная партия — группировка эстонских россиян, основанная перед парламентскими выборами 2007 года. Конституционная партия получала прямую поддержку от российских дипломатов. Не помогло: партия собрала всего 1 % голосов.

Активность СВР заметно возросла после 1 июня 2007 года, когда было упрощено визовое соглашение между ЕС и Россией. Статья 11 предоставляет владельцам дипломатических паспортов право въезда без визы и возможность пребывания в стране ЕС 90 дней в течение полугода. Сотрудники СВР под дипломатическим прикрытием получили большую свободу передвижения, которой сразу начали пользоваться. Только в 2010 году заявки на получение визы были представлены 22 людьми, которые, по мнению KaПo, связаны с российской разведкой.

Агенты влияния

В одном из последних ежегодных отчетов KaПo напоминает о так называемой доктрине Герасимова (начальника Генерального штаба Вооруженных Сил Российской Федерации), в которой говорится о ведении войны с помощью невоенных средств. Угроза со стороны России — это не просто классический шпионаж. Поэтому, помимо борьбы с разведкой, КaПo уделяет особое внимание мониторингу деловой и медиа среды. Эстонцы внимательно следят за тем, кто и где хочет инвестировать в их стране, какова структура капитала.

Деятельность, осуществляемая через СМИ и журналистов, еще более опасна. «Русские ничего не сделают в военном отношении, не создав предварительно внутренней угрозы… Информация — не цель, а инструмент. Цель — не информация, а влияние», — это слова высокопоставленного сотрудника KaПo Мартина Арпо. Корреспонденты, присланные из России, часто работают на спецслужбы.

Они готовят материалы по сценариям, написанным заранее в центре. «Все они рисуют образ постсоветской Эстонии как экономически, социально и культурно деградировавшей страны на периферии Европы, где процветает неонацизм, а русскоязычное население подвергается дискриминации», — говорится в отчете контрразведки (Aastaraamat 2010, Kaitsepolitsei). Не намного лучше с русскоязычными СМИ в самой Эстонии, заполненными агентами России.

Например, журнал «Балтийский мир» косвенно финансируется Министерством иностранных дел России, а его главный редактор, бывший корреспондент агентства Regnum Дмитрий Кондрашов, по данным KaПo, является лицом, связанным с российскими спецслужбами. Средства массовой информации являются важной частью агрессивной борьбы Москвы с Эстонией.

Эффективное противодействие сложно, потому что около 40% русских в Эстонии вообще не знают эстонского языка, и два из трех эстонских русских вообще не пользуются эстонскими СМИ. Российские СМИ — мощный инструмент для манипулирования осознанием очень большой части эстонских русскоязычных: исследования, проведенные в 2014 году, показывают, что в случае противоречивых сведений только 6 % эстонских русских поверят эстонским СМИ.

С сокращениями.

Гжегож Кучиньский, Fundacja Warsaw Institute

Источник:  bsblog.info

 

Читайте также: