Обстановка на фронте: конец августа 2019. 15 погибших с начала объявления «абсолютного и тотального прекращения огня»

Фото: Операція об'єднаних сил / Joint Forces Operation

Заявления Макрона во время встречи с Путиным на Лазурном берегу про Европу от Парижа и до Владивостока и слова Трампа на G7, что для решения проблемы Ирана, Сирии и Северной Кореи, делегация РФ должна была бы находиться в зале на саммите, уже вызвали в европейской прессе шквал эмоций.

Да и не только в прессе — завершающий свою каденцию итальянский премьер-министр поддержал инициативу Трампа, а Дональд Туск как президент Европейского совета заявил, что лучше в следующем году пригласить на саммит в зал официальный Киев. Естественно, в Украине традиционно снова затянули песни о том, что нас сдают, и разнице между субъектом и объектом в международной политике.

Хотя позиция Трампа, в принципе, не менялась с прошлого года — он и хотел вернуть формат G8 для координации по Ирану, с которым РФ контактирует в Сирии, по продолжающейся операции в сирийском Курдистане, кроме того, выход из РСМД также требует держать руку на пульсе. Но воз и ныне там, потому что необходимо достигнуть консенсуса со всеми странами «Большой семёрки»: одна страна — один голос.

А Канада против, Британия против, и даже французы заявили, что возвращение в G7 без урегулирования вопроса по Украине, из-за которого РФ и попросили из «Большой восьмёрки», подчеркнёт слабость организации. Тогда к чему же спичи о европейской культуре и перезагрузке отношений от Макрона? Скорее всего, потому что ЕС стоит на пороге изменений — в преддверии возможного выхода Британии, раскола по поводу «Северного потока – 2» и санкций, которые та же Италия отнюдь не против снять или ослабить.

Причём проблемы «Большой семёрки» или «восьмёрки» Франции касаются поскольку-постольку. Та же Япония в обозримом будущем всегда будет против возвращения РФ до урегулирования ситуации касательно мирного договора и Курильских островов. Или Канада, с начинающейся гонкой за Арктику и сильной украинской диаспорой в политике, всегда будет ставить палки в колёса в пику РФ. А вот сделать перед выборами заявку на центр тяготения ЕС, который не прочь разрешить конфликты на его окраинах, и провести перезагрузку — почему бы и нет?

В конце-концов, для СССР, который угрожал Европе ядерным оружием и танковыми клиньями, раз в 7 лет устраивали «оттепели» и «перезагрузки», что бы они не означали. Такова уж политика Запада — нельзя закручивать гайки до бесконечности, всегда нужна перспектива и отдушина, если рациональное у оппонентов возьмёт вверх.

Впрочем, сама Украина как жертва агрессии далеко не против перезагрузки: выплатите компенсацию за отжатые нефтяные вышки и банки в Крыму, выводите войска из Донецка, Симферополя и Луганска, выдайте пленных моряков — и можно строить Европу от Парижа до Владивостока. Только мы будем за стеной в составе НАТО, а то зимой 2014-го нас зовут в Таможенный союз, а весной устраивают вторжение — какие-то у вас демократические институты протухшие.

Но как раз интересы Франции достаточно чётко различимы на фоне центробежных процессов в ЕС. Британия, вполне вероятно, выпадет из обоймы и может временно самоустраниться от дел на континенте. Германия не имеет ядерного оружия и скована противоречиями относительно энергетических коридоров в ЕС. Между вечной наковальней откатов из РФ, где россияне готовы за свои деньги тянуть «Северный поток – 2» и американскими проектами по терминалам сжиженного газа. А ещё у Берлина в анамнезе второй кавалерийский полк США в Фильзеке и авиабаза в Рамштайне (как там было на заре создания НАТО — «держать немцев под, а коммунистов вне»).

Поэтому предвыборные реверансы реверансами, планы планами, а текущая политика политикой — отсюда такое раздвоение личности у Макрона. Все мы не против перезагрузки с возможным центром её в Париже, но пока увы, увы. Аслунд вон, вообще, тонко пошутил, что «семёрка» или «восьмёрка» — это самые экономически развитые страны и каким боком сюда РФ, если пора звать на саммит Индию или Бразилию, совершенно непонятно. Кстати, «группа семи» — это достаточно неформальное образование, созданное для координации по проблемным вопросам в экономике и избеганию торговых войн. Там нет никакого устава, никаких отсылок к демократическим институтам, просто международный договор. Отсюда и юмор, что непонятно, к чему там страна уровня Турции и Мексики по ВВП.

Но если говорить без шуток, то второй пакет санкций от США введён, однако калечащими их назвать трудно. Подавление протестов в Москве и «грязная бомба» на испытаниях в Северодвинске вызвало только дежурное бульканье озабоченности, а далёкие от противостояния времён «холодной войны» молодые либеральные политики в ЕС не против подарить ветвь мира всем жаждущим, не совсем понимая, что мир Кремлю не особо и нужен. Санкции на операции с госдолгом можно обойти на вторичном рынке; пока запрет критично важного экспорта технологий начнёт работать, пройдут десятки месяцев, а с МВФ РФ пока особо и не стремится работать. Так что особых изменений в политике режима РФ не произойдёт — будут увеличивать размер ЗВР, держать экономику в стагнации и гадить по мелочам где получится.

По мелочам для ЕС и США — это бомбёжки в Сирии с продолжающимся исходом беженцев и деньгами, которые Европа выделяет на их обустройство в Турции; вооружение режима Асада и поддержка режима Мадуро в Венесуэле. И война в Украине, которая постепенно исчезает с повестки дня в СМИ, но при этом не меняется по своей сути — оставаясь позиционным вялотекущим противостоянием, грозящим каждую минуту взорваться очередным обострением при помощи крупного калибра и реактивной артиллерии.

Операція об'єднаних сил / Joint Forces Operation

Фото: Операція об’єднаних сил / Joint Forces Operation

Столкновения на востоке Украины продолжаются — почти 150 обстрелов с момента начала «хлебного перемирия». Огонь из миномётов, станковых гранатомётов, бортового оружия «коробок», крупнокалиберных пулемётов, работа снайперов. Задачи далеко не стратегические — шатают линию соприкосновения, вскрывают огневые точки, не дают заниматься сооружением на передке инженерных заграждений, пытаются поражать автомобили снабжения.

Идёт рутинная работа по контролю нейтральной полосы, постановке мин, проводке снабжения и доставке его на последний километр. У нас до 15 погибших с начала объявления «абсолютного и тотального прекращения огня», около половины по небоевым причинам — «хлебное перемирие», выходит, не сильно отличается от необъявленной войны. Это было ожидаемо — войска в поле всегда продолжают нести потери.

Характер ранений: снайпер застрелил взводного у «Айдара», близ Марьинки минно-взрывные травмы у бойцов, в 74-м ОРБ пулевые ранения. Небоевые — это в основном аварии, болезни, был и криминал с летальным исходом. Огневая активность у Золотого и по дороге на Желобок. Работают по фасу Горловки и у Зайцево. Идут спорадические перестрелки на Светлодарской дуге. Громыхает «треугольник» у Донецка, Авдеевка у дач, Трудовские. Водяное, Павлополь и Талаковка — волшебное приморье. Всё те же места, всё тот же беспокоящий огонь, правда, всё же уменьшилось количество 120-мм мин, ПТУР и артиллерии калибра 122 мм. Не до ноля, но значительно.

Фото: Операція об'єднаних сил / Joint Forces Operation

Фото: Операція об’єднаних сил / Joint Forces Operation

У Станицы же продолжается бесконечная эпопея с разведением. Обе стороны продолжают демонстративно снимать бетонные кубы, покрышки и блиндажи. Потом внезапно выясняется, что противник не отошёл, и работа на камеры прекращается. По большому счёту, само разведение выгодно всем, не только боевикам. В Станице сейчас проживает до 13 тысяч людей — большинство всё же вернулось домой, здесь сегодня далеко не Сталинград, несмотря на название опорника в секторе. До войны местные были завязаны на снабжение Луганска — продукцией с теплиц, рыбой, молочными продуктами.

Фото: Операція об'єднаних сил / Joint Forces Operation

Фото: Операція об’єднаних сил / Joint Forces Operation

Сейчас, несмотря на то, что через разрушенный мост пропускная способность не ахти, люди с тачками освоили нехитрый бизнес по доставке помидоров и сыра из Станицы. Да и «пенсионные туристы», возвращающиеся от «проклятых укропов», не прочь скупиться здесь на дорожку. Разведут стороны, отремонтируют мост — мирные по обе стороны от линии соприкосновения вздохнут спокойнее. Везти за 350 километров в Харьков продукцию нереально, особенно по «поющему» после «коробок» асфальту. Даже 14 километров с тачкой в 60 кг и по пешеходному мосту до Луганского оптового экономически выгоднее, чем транспорт до Харькова. Уголь тоже в основном остался на той стороне, по факту это локальная местная тема — отопление теплиц, еда, мелкий бизнес, чтобы выжить.

Поэтому мост, действительно, неплохо было бы отремонтировать. Всем неплохо — очереди из Луганска за дешёвыми помидорами и пенсиями (они нам тоже в кассу) показывают всё процветание «молодых республик». И нам выгодны чьи-то мамы и бабушки, рассказывающие сыночкам в «ополчении» про цены на творог и ожившие теплицы в Станице.

Но противнику не особо нужен мир. Поводов доказать миролюбие была масса, начиная с выполнения требований трибунала по морякам и обмена пленными до реального прекращения огня. Но этот крохотный пешеходный мост, который планировали отремонтировать месяцы назад, да никак не удавалось, хорошо иллюстрирует отношение марионеток Кремля к местному населению и самому мирному процессу. Если они не могут убрать укрепления и прячущиеся по кустам пулемёты на крохотном участке в сотни метров, о каком прекращении огня на 470 км ТВД может идти речь? До сих пор его нет и в обозримом будущем не будет. А значит, просто вопрос времени, когда снова загрохочет канонада.

Автор: Кирилл Данильченко ака Ронин; ПиМ

Читайте также: