Почему украинское законодательство делает пытки «невидимыми»

які тортури застосовують у відділках поліції в Україні

В Украине нет четких алгоритмов фиксации и реагирования на пытки даже на уровне законодательства, а потому жертвы пыток не могут ожидать эффективного расследования.

Об этом во время презентации исследования нормативной базы Национальной полиции, министерств юстиции, социальной политики, здравоохранения, а также стандартов судебно-медицинских экспертиз рассказали авторы.

По данным Министерства юстиции, за девять месяцев текущего года всего расследовалось 563 уголовных производства по пыток, совершенных работниками правоохранительных органов. Однако в суд направили 27 обвинительных актов против 47 человек: два составлены за пытки, 23 — за превышение власти или служебных полномочий, два — по другим статьям.

В то же время лишь с 2014 до 2018 года Украина проиграла в Европейском суде по правам человека 73 дела по статье «Запрет пыток» на общую сумму более 800 000 евро.

Проанализировав нормативную базу украинских ведомств, эксперты пришли к выводу, что, например, в Национальной полиции до сих пор нет отдельного порядка фиксации заявлений о пытках со стороны полицейских. К тому же медучреждения обязаны сообщать все данные о человеке со следами пыток органу полиции, даже если именно там эти пытки и произошли.

«Пытки являются преступлением, поэтому сообщения о пытках, поступающих в полицию, должны регистрироваться исключительно как сообщение о преступлениях. И соответственно, по каждому такому факту должно начинаться официальное расследование, которое должен вести независимый от полиции органо — Государственное бюро расследований. Кроме того, работники полиции, которые видят пытки со стороны своих коллег, должны реагировать немедленно, ведь иначе они становятся соучастниками преступления « , — отмечает Юрий Белоусов , исполнительный директор Экспертного центра по правам человека, один из авторов исследования.

В учреждениях Министерства юстиции фиксация телесных повреждений возложена на врача. Он обязан передавать эту информацию администрации. Однако ситуация зависит от того, где находится человек — в следственном изоляторе или в учреждении исполнения наказаний. В первом случае его будут осматривать на всех этапах, а в колонии — только при приеме.

«В учреждениях пенитенциарной системы есть процедуры фиксации телесных повреждений на разных этапах пребывания заключенных и осужденных. В то же время есть пробелы в нормативных актах и несогласованность в действиях соответствующих служб, особенно в условиях реформирования пенитенциарной системы», — отмечает исполнительный директор ОО » Украина без пыток «и один из авторов исследования Александр Гатиятуллин .

Врач-психиатр, эксперт Украинского института по правам человека, один из авторов исследования Владимир Шурдук отмечает, что в пенитенциарных учреждениях персоналу разрешено использовать смирительную рубашку к «буйным заключенным», а это можно расценивать как жестокое обращение. Ведь подобной практики уже много лет нет в психиатрии, а в тюрьмах не должно быть и подавно.

Унормировали фиксацию и изоляцию людей с психическими расстройствами в Министерстве здравоохранения. Единый порядок должен применяться в психиатрических и психоневрологических учреждениях, подчеркивает Шурдук.

чому українське законодавство робить тортури “невидимими”

В стандартах четко определили, на какой срок и по чьему решению можно это делать. В то же время сохраняется проблема назначения лечения людям, которых поместили в психиатрическое учреждение как применение меры пресечения. Ведь законодательство предусматривает только их содержание, а не лечение.

«Безосновательное помещение, содержание, применение физического ограничения или изоляции к лицам в учреждениях по оказанию психиатрической помощи является пыткой. Отсутствие полноценного контроля за их применением является предпосылкой к пытке», — отмечает врач.

На уровне судебно-медицинских экспертиз врачи могут обнаружить телесные повреждения, которые стали следствием пыток. Однако провести такую ​​экспертизу может только государственное учреждение и только по ходатайству следователя или прокурора, когда дойдет до расследования.

«Телесные повреждения выступают объективными признаками причиненной травмы. Их исследование играет очень важную роль как источник объективной информации об обстоятельствах возможных пыток и жестокого обращения», — отмечает Константин Запорожцев , эксперт Экспертного центра по правам человека, врач, один из авторов исследования .

В то же время, отмечает врач, если информация о травмах была зафиксирована во внутренних журналах учреждений, а не в медицинских документах, ее нельзя будет использовать. Стандарты надлежащей фиксации и расследования пыток содержатся в Стамбульском протоколе. Там определено, что реакция на заявление о пытках должна быть осуществлена ​​немедленно, а расследование должно проводиться независимым компетентным органом с участием потерпевшего и под контролем общественности.

Сейчас эксперты, которые делали исследования, планируют проверить, как имеющиеся нормы воплощаются на практике. После этого они произведут рекомендации государству для внедрения стандартов Стамбульского протокола.

Источник:  Центр информации о правах человека

Читайте также: