Нетрезвые соколы России: небо, самолет, водка…

20 июня около полуночи под Петрозаводском разбился Ту-134 компании «Русэйр». Пилоты самолета пытались посадить лайнер, но, по одной из версий, он задел ЛЭП, упал на дорогу, загорелся и взорвался – погибли 47 человек. Руководство страны почти сразу высказало собственные версии о происшедшем.

В Росавиации полагали, что самолет был неисправен, вице-премьер Сергей Иванов сравнил катастрофу с трагедией польского ТУ-154М под Смоленском в апреле 2010 года и решил, что виноваты пилоты.

Недавно Международной авиационный комитет (МАК) обнародовал причины крушения самолета и выяснил, что виноват, действительно, экипаж: пятидесятилетний штурман Ту-134 Аман Атаев был пьян. Он выпил около 100 граммов водки до прохождения предполетного медицинского осмотра или после. Slon.ru решил выяснить, как проходит процедура медицинского контроля у экипажа перед полетом, и может ли летчик оказаться пьяным на борту?

Андрей Литвинов летчик 1-го класса

Нетрезвый летчик может подкупить медкомиссию

Мы приходим за два часа до вылета к врачу. Нас осматривают: проверяют глаза, чтобы они не были красными, считают пульс. Если пульс хотя бы немного сбит, то тогда измеряют давление при помощи тонометра; конечно, смотрят, не трясутся ли руки, если есть хоть небольшие признаки опьянения или запах, то отправляют на специальный анализ – подобный тому, что есть у гаишников, но, увы, я там ни разу не был и не могу объяснить тонкости этого процесса. Стандартную медкомиссию проводят врачи аэропорта. Более детальную, если, конечно, до этого доходит, уже врачи авиакомпании пилота. Если у летчика есть какие-то проблемы, то тут же вызывается резервный экипаж, который находится всегда рядом – в гостинице, например, на тот случай, если кто-то опоздал.

Если летчик плохо себя чувствует, он может заявить об этом сам (его спросят: «Жалобы есть?»), но это не возбраняется, другое дело, тут дело в его ответственности, потому что если он не вылетит, то потеряет деньги. У нас я никогда не видел ( и, тем более, не делал этого сам), чтобы летчики были выпившими или вообще были признаки опьянения. Но слышал от коллег и знаю, что в некоторых аэропортах врачи берут деньги за медкомиссию.Разные бывали случаи: врач спрашивает: «Выпивал?», летчик отвечает: «Да, пивка попил», «А я вас не пропущу», – говорит врач. В Москве, конечно, такого нет, это в периферийных аэропортах: когда летчики сидят сутки до следующего вылета и выпивают.

Андрей Тараненко капитан корабля, летчик 1-го класса

«На частном рейсе клиент заставил радиста выпить с ним»

Что такое медосмотр? Экипаж вместе с командиром приходит на медкомиссию вместе со всеми справками и документами по маршруту. Врач все записывает, проверяет справки и пилотское удостоверение. Смотрит общее состояние и ставит штамп, если экипаж допущен – а пьяного не заметить сложно. И вообще считаю, что невозможно летчику оказаться пьяным на борту, все эти заявления насчет алкоголя у штурмана в крови и сейчас, и тогда в Перми – это полный бред.

Я никогда не сталкивался с тем, чтобы врачи брали взятки, но в последнее время взятки берут все, по-моему, и все об этом знают. Но однажды, когда я летел из Санкт-Петербурга на Камчатку, за 15 минут до посадки случился Новый год, это был частный рейс, к нам в кабину ворвался пьяный коммерсант и попросил с ним выпить, мол, они уже отмечают праздник и теперь хотят отметить и с нами. Дошло буквально до «ты меня уважаешь», и в итоге радист выпил – но каплю, чтобы от нас отстали.

Анатолий Кнышов герой РФ, заслуженный летчик

«Летчику просто некогда выпить перед взлетом»

За пределами России нет медкомиссии: командир корабля просто смотрит, как выполняют свои функции его подчиненные. В советское время правила были очень строгими, сейчас нормы ближе к тем, что есть на Западе, и довольно условные, в основном, благодаря деятельности главы Росавиации Александра Нерадько и министра транспорта Левитина.

Вообще комиссия обязана проверить температуру, давление, пульс, потом должна занести в журнал медосмотра все данные. Сам летчик приходит к врачу вместе с заданием, которое тоже проверяет стартовый врач. Если врач пишет, что один из членов экипажа не прошел комиссию, то весь экипаж не допускают к полету.

Пить им некогда: у них уйма других процедур, они должны уточнить, куда лететь, как лететь, какое количество пассажиров на борту, какова готовность самолета, на какой стоянке он находится, должны получить документацию, специальные карты, да и расстояние между стоянкой самолета и медкомиссией это точно пара километров.

Считаю, что это глупость насчет штурмана. Комиссия по расследованию может придумать все, что угодно. Я иду на аэродром вместе со всеми – прямо уже в форме, и что, я вдруг при всех достаю и пью? Это нужно быть безумцем. Думаю, что проблема тут в другом: в системе, которую создали Нерадько и Литвинов. Они просто пытаются найти крайних. Просто жизнь человека мы оценили в 100 долларов: мне известно, что пилотские удостоверения продаются – чтобы их купить не нужно проходить какое-то обучение.

Михаил Марков заслуженный пилот РФ

«Про пьянство летчиков постоянно ходят легенды»

Процедура проверки здоровья пилота довольно простая: прихожу не раньше, чем за 2 часа до вылета в санчасть, показываю свидетельство пилота и справку о здоровье со штампом. Без верхней одежды захожу к врачу, он записывает маршрут, состав экипажа и смотрит, когда я вернулся из последнего полета – проверяет, сколько я отдыхал. Потом измеряет пульс и оценивает внешний вид.

Что касается пьянства, то сколько я работаю ( а я в авиации уже 40 лет), то постоянно ходят легенды про пьянство. В 70-е годы, например, когда я пришел, рассказывали постоянно о ветеранах-фронтовиках, которые «принимали на грудь». Потом, в 1973 году, появились страшные приказы №100 и №500, и тогда не то, чтобы отстраняли от полетов, тогда моментально надо было выложить свидетельство пилота на стол, а того, кто ходатайствовал о нарушении, наказывали аналогичным образом. Потом еще появились страшные пункты «e», «ж» и «з» в уставе работника гражданской авиации, это значило, что ты лишишься не только свидетельства пилота, но и квартиры и другого имущества.

Про летчиков постоянно ходят легенды: мол, или пьяница, или бабник, который переспал со всеми стюардессами. Конечно, надо, наверное, верить прокуратуре про расследование в Перми, мол, там тоже был пьяный, но я не очень понимаю, как они, собрав 500 кг мяса, выделили кровь именно того, кто пил – это загадка.

Вот и сейчас МАК говорит про штурмана, что он выпил 100 граммов водки – то есть вот раньше он не пил, а тут выпил, но вообще, если он был пьяницей, то просто бы общую медкомиссию не прошел: летчикам важно быть здоровыми, ведь мы много летаем, и у нас садится слух, зрение и проч. Без пьянства, а если еще и пить…

Вообще, нигде, по-моему, кроме России нет процедуры медконтроля. Никому и в голову не приходит такое. Если я, например, в Женеве пойду искать доктора, на меня посмотрят как на странного… Я могу, конечно, допустить, если у ребенка сегодня день рождения и выпить один бокал вина, но это лишь за 36 часов до вылета!

Автор: Светлана Романова, Slon.ru

*Коллаж: Slon.ru

Читайте также: