Змеиное кубло. Как действуют разведки в Сирии

Вслед за Ливией настал черёд Сирии. Отзыв послов, проталкивание нужных резолюций через ООН, наконец, резкая активизация деятельности разведок – верные признаки грядущей войны. Приоткрыть завесу тайны над деятельностью спецслужб на Ближнем Востоке обозреватель «АН» попросил только что прилетевшего из Дамаска давнего знакомого.

Слухи о секретной миссии Фрадкова

Генрих, этнический немец из северного Казахстана, – ничуть не похож на киношного Джеймса Бонда. Но выглядит этот невысокий блондин отнюдь не на свой паспортный полтинник. Девиз своего любимого с детства писателя Джека Лондона: «Ни унции лишнего жира» он претворил в жизнь. Какой ценой?

В этом пришлось вскоре убедиться. Ведь мне он назначил встречу в 7 утра в тренажёрном зале фитнес-клуба. Причём сам до этого уже полтора часа крутил педали горного велотренажёра.

– Сейчас закончу свой «Тур де Франс» и поговорим, – смахнул полотенцем пот со лба Генрих.

Вскоре мы расположились в инфракрасной сауне. В ранний час тут никого не было. Специальные лампы создавали приятное тепло.

– Совсем как в Дамаске, – расслабился Генрих. – Второй день в Москве, к русским морозам пока не приспособился. Хоть здесь согреюсь.

– В Сирию летал с Фрадковым?

Мой давний знакомый рассмеялся:

– Много будешь знать, станешь плохо спать. И быстро состаришься.

А потом уже серьёзным тоном Генрих добавил:

– Нет, конечно. Я не вхожу в пул доверенных журналистов директора Службы внешней разведки России. Был и остаюсь скромным стрингером – «негром» западных телекомпаний.

Действительно, во всех «горячих точках», где мы раньше встречались, Генрих, или, как мы его окрестили на русский лад, Гена, всегда таскался с тяжёлой сумкой дорогущей фото- и телеаппаратуры. Одна камера «бетакам» стоила тогда, по его словам, больше 40 тысяч долларов. Порой нам казалось, что за эту казённую технику он боялся больше, чем за свою жизнь.

– Но ты был в Сирии во время визита туда министра иностранных дел Лаврова и директора СВР Фрадкова. Как их встречали? – «допрос» в инфракрасной сауне продолжался.

– Народ в центре Дамаска искренне ликовал. Ведь накануне визита Лавров заявил: «Российская политика не заключается в том, чтобы просить кого-то уйти в отставку. Смена режимов – не наша профессия».

– С этим можно поспорить. Дипломаты, может, и не устраивают государственных переворотов, а вот шпионам это на роду написано.

Генрих не ответил на эту «шпильку». А вот на информацию выходящей в Лондоне арабской газеты «Аш-Шарк аль-Аусат» о том, что глава Службы внешней разведки России Михаил Фрадков во время визита в Дамаск передал сирийским властям фотографии, сделанные из космоса, по которым можно определить дислокацию подразделений вооружённых сил оппозиции, отозвался немедленно:

– Бред, рассчитанный на дилетантов. Космической разведкой в России занимается ГРУ, а не СВР. Да и не царское это дело руководителю внешней разведки выступать в роли курьера. Его роль, конечно, политическая.

– Добиться добровольной отставки Башара Асада, чтобы он не повторил судьбу Муаммара Каддафи?

…Я пересказал Генриху статью из французской газеты «Фигаро». Она сообщила, что российская разведка наводнила Сирию своими советниками, потребовала от Дамаска возобновления работы станции радиоперехвата и даже ведёт закулисную работу по отстранению Башара Асада от власти руками его подчинённых, дружески настроенных по отношению к Москве.

Часть надежд не оправдалась — за несколько лет сотрудничества китайцы со своей стороны не прислали в Военмех ни одного своего студента или аспиранта. Зато семь раз звали русских профессоров читать лекции по газодинамике у себя. У них для успешного обучения и формирование единой коммуникационной среды вовсю сейчас успешно используются интерактивные учебники; видеокурсы.

Китайским студентам понравились лекции российских профессоров. ФСБ — нет: их судят за шпионаж

– Французы всё валят с больной головы на здоровую. Перед выборами Саркози хочет заручиться поддержкой не только армянской, но и куда более многочисленной арабской диаспоры. Потому плетёт интриги, возглавив пресловутый «Клуб друзей Сирии». С помощью своей разведки подставляет даже бывших союзников. Слышал про недавний скандал?

И Генрих в подробностях рассказал, как 7 февраля в Сирии были арестованы 49 офицеров турецкой разведки, которые действовали в разных районах страны. Сейчас Анкара ведёт с Дамаском переговоры об их освобождении.

– Информацию о турецкой разведсети сирийским спецслужбам ещё две недели назад по приказу из Парижа сдала французская резидентура в Дамаске, – продолжил Генрих. – А сейчас крайним пытаются сделать Фрадкова. Мол, это он передал в качестве приложения к секретному письму Медведева список турецкой агентуры. Тем самым «лягушатники» стремятся стравить Турцию и Россию. Но стоит напомнить, что визит нашей делегации был 7–8 февраля, аресты же начались за несколько часов до встречи Асада с Лавровым и Фрадковым. Кроме того, мало кто знает, что главный иранский разведчик, командующий спецназом бригад Аль-Кудса генерал Кассем Солемайни был в Дамаске с секретным визитом 5–6 февраля во главе большой делегации военной разведки Ирана.

У персов и турок – давние счёты. И на этой вражде тоже пытаются сыграть французские спецслужбы. В Дамаске они распускают слухи, что восстание в Сирии подавляет иранский спецназ. Но израильский интернет-сайт DEBKAfile, ссылаясь на источники в военной и разведывательной среде, сообщает, что в районе охваченного боями сирийского города Хомс действуют подразделения британских и катарских спецназовцев.

Справка  

Внешняя разведка Франции – состоит из девяти спецслужб, подчинённых трём министерствам. В них работают более 14 тыс. человек. Суммарный бюджет спецслужб превышает 1 млрд. евро. Дирекция военной разведки (DRM) Генштаба Вооружённых сил (Министерства обороны) осуществляет сбор, анализ и передачу вооружённым силам тактических и стратегических разведданных. Генеральная дирекция внешней безопасности (DGSE) осуществляет разведку и контрразведку за пределами территории Франции. Служба внешней документации и контрразведки (SDECE) непосредственно подчинена министру обороны. Дирекция защиты и безопасности обороны (DPSD) выполняет функции военной контрразведки. Управление по стратегическим вопросам (DAS) осуществляет стратегический анализ и среднесрочное прогнозирование, информационно-аналитическое обеспечение международных переговоров.

Гвардейцы президента Саркози

Изрядно пропотевшие после инфракрасной сауны и душа, мы переместились в буфет. За чаем разговор продолжился. Я спросил:

– А как ты оцениваешь сирийские спецслужбы? Американский исследователь Радван Зиаде в книге «Власть и политика в Сирии» приводит впечатляющую цифру: на каждые 256 сирийцев приходится один сотрудник спецслужб. Количество агентов впечатляет, а каково их качество?

Генрих не спешил с ответом:

– Думаю, всё, как в Ливии. Коррупция разъедает даже спецслужбы. В Сирии известна негласная такса за проход машины с оружием через границу – в прошлом году сотрудники французской разведки платили сирийским пограничникам 50 тысяч долларов, а с февраля этого – уже 80.

Этот шпионский скандал только набирает обороты. В конце января 2012 г. в Канаде начался закрытый суд над офицером элитного подразделения военно-морской разведки. Младшего лейтенанта Джеффри Пола Делайла обвиняют в работе на российские спецслужбы.

Война Королевской канадской конной полиции против разведки России

– Почему ты такой акцент делаешь на французские спецслужбы? Это что, национальная вражда, заложенная в генах?

– Чепуха! Ты ведь знаешь, я по воспитанию – советский человек, а значит, интернационалист, – резко ответил Генрих. – Просто в Сирии французская разведка вышла на первый план. Саркози вместо старого спонсора, преданного им и убитого Каддафи, нашёл в Катаре нового. Теперь катарские и саудовские нефтедоллары питают не только его избирательную кампанию, но и французскую разведку. Гвардейцы президента Франции из спецслужб ещё никогда не имели столько денег для подрывной и шпионской деятельности. И платят они за них порой кровью.

Генрих рассказал подробности про гибель своего коллеги Жиля Жакье. Этот офицер французской разведки считался хорошим репортёром, его журналистские заслуги были отмечены Премией военных корреспондентов, лондонской Prix Albert Londres, и это далеко не все профессиональные награды. Говорят, что майор Жакье незадолго до гибели был награждён орденом Почётного легиона. Ведь он всегда рисковал и лез на передовую, хотя и говорил, что при освещении вооружённых конфликтов следует быть осторожным, особенно если рядом стреляют. «Надо помнить, что у этих парней из стволов не растут цветы», – частенько повторял он.

Но, несмотря на все меры предосторожности, в 2002 году французский разведчик был ранен недалеко от Шхема: пуля палестинского снайпера пробила его бронежилет. Француз был успешно прооперирован в израильской больнице.

Итак, Жиль Жакье – человек в военном деле, безусловно, опытный, и ему не стоило труда, находясь в сирийских войсках, составить верное впечатление о их боеготовности, управляемости, наконец, боевом духе. Он и пытается сначала получить аккредитацию у сирийского министерства информации не где-нибудь, а при штабе 4-й бронетанковой дивизии, которой командует сам брат президента генерал Махер Асад. Прошение Жакье по времени совпадает с информацией о том, что «Генеральное управление внешней безопасности (DGSE) и Командование специальных операций (COS) французской армии вышли на связь с сирийскими военными оппозиционерами для их подготовки и помощи в организации оперативных сил».

Сирийские власти были потрясены такой наглостью: с одной стороны, французы поддерживают группировки, которые нападают на регулярные войска, а с другой – пытаются внедрить своего военного разведчика прямо в войска, чтобы тот мог информировать противника обо всех их передвижениях. Просьба не была удовлетворена.

И всё же группа из 15 человек добилась въезда в Сирию. Понятно, что в большинстве своём, если не все до единого, они были агентами французской внешней разведки (DGSE). Но действовали под журналистской «крышей».

Группа прибыла в мятежный Хомс, скинула с хвоста местные службы безопасности, но руководитель Жиль Жакье был убит «дружественным огнём». Причём погиб он при загадочных обстоятельствах от мины или снаряда, используемого французскими спецподразделениями.

– Я не раз встречался с Жилем Жакье, – с горечью сказал на прощание Генрих. – Мы всегда лишь добывали информацию журналистскими методами. А сейчас на «демократизацию» Сирии уже работают серьёзные ребята из северо-западного предместья Парижа – поближе к Порт де Милья, где находится штаб-квартира «Аксьон-Сервис». Это – сверхсекретное подразделение французской разведки, в состав которого входят диверсанты, подрывники, ликвидаторы и прочие «рыцари плаща и кинжала». А значит, ещё прольётся много крови.

Автор: Александр КОНДРАШОВ, «Аргументы Недели» № 6 (298) 

Читайте также: