Поджечь солдата. Почему от рук казарменных хулиганов пострадали 250 военнослужащих

Главный военный прокурор Юрий Вийтев о том, как искоренить дедовщину в украинской армии. Как выжить в армии и кому можно пожаловаться на мучителей.

…Юрий Вийтев, как мне показалось, был откровенен: вспомнил о своей флотской службе и неформальных традициях на корабле, о киношной роли в фильме «Мятежный «Орион», рассказал, как можно сэкономить 6 млн. грн. для военного ведомства, «рассекретил» план ликвидации армейской «зоны»… Впрочем, обо всем по порядку.

Справка 

Юрий Николаевич Вийтев родом из Запорожской области. Ему 54 года. Трудовую деятельность начал в 17-летнем возрасте на Запорожском заводе ферросплавов. В период 1976—1979 гг. проходил срочную службу на Черноморском Флоте.

В органах прокуратуры с июля 1985 г. (после окончания юридического факультета Киевского госуниверситета им. Т. Г. Шевченко). Занимал должности помощника, старшего помощника прокурора Вольнянского р-на Запорожской обл., прокурора, старшего прокурора отдела общего надзора облпрокуратуры. С апреля 1993 г. и по сентябрь 1994 г. работал в центральном аппарате Генпрокуратуры Украины, а с сентября 1994 г. по июнь 2004 г. — в прокуратуре Запорожской области. В дальнейшем трудился на должностях прокурора Ленинского р-на Запорожья, первого заместителя прокурора Николаевской обл.

С августа 2004 г. Юрий Вийтев возглавляет Главное управление военных прокуратур Генпрокуратуры Украины. В декабре 2004 г. и в мае 2007 г. назначался на должность заместителя Генерального прокурора Украины. Государственный советник юстиции 2-го класса, почетный работник прокуратуры, заслуженный юрист Украины. Награжден грамотой Верховной Рады Украины. Женат, имеет двоих детей.

Будущий прокурор тоже пил забортную воду

Полное название должности, которую занимает мой собеседник, звучит так: начальник главного управления военных прокуратур Генеральной прокуратуры Украины. У Юрия Николаевича — две генеральские звезды на погонах: он — государственный советник юстиции второго класса. Перед тем как идти к нему «за информацией», я позвонил двум ветеранам украинской армии. Поинтересовался их мнением — можно ли искоренить дедовщину

Первый ответ: на основании резонансного прокурорского расследования снять документальный кинофильм об избиениях солдат и наказании виновных. И эту ленту — в целях профилактики — постоянно «крутить» во всех воинских частях.

Второй ответ: в армии нужны показательные аресты казарменных хулиганов. И надевать на них наручники надо непосредственно на строевом плацу, перед товарищами. Прямо оттуда в милицейском «воронке» увозить в тюрьму.

Есть еще идея противодействия дедовщине с помощью телеэкрана. И примеры, когда похожие методы применяются как раз для укрепления дисциплины.

Так, в некоторых воинских частях провинившихся ведут в кинозал, где демонстрируют видеохронику судебных процессов над казарменными хулиганами. Офицеры выступают в качестве комментаторов. Иногда применяются и другие, похожие, методы воздействия.

В 2008 г. в столичном батальоне Военной службы правопорядка погиб солдат Михаил Шабан. Ударом кулака в грудь его убил сослуживец — Андриан Поперечный. Спустя некоторое время на информационных стендах этой в/ч разместили фотографии похорон погибшего — чтобы показать, к каким страшным последствиям приводят неуставные взаимоотношения.

Однако урок не пошел впрок. Уже после этого ЧП в батальоне был разоблачен младший сержант Александр Зинковский, который издевался над товарищами. Он приказывал им… идти на таран.

«Я получил указание «делать бэтээр», то есть должен был с разбега с криком «За ВСП!» (Военная служба правопорядка. — Авт.) три раза удариться головой о стену. Что и выполнял. Если бы отказался, то Зинковский рассвирепел бы», — признался следователю потерпевший Макаров.

— Во всех армиях мира сталкиваются с унижением солдат — и в американской, и в британской, и в российской. Дедовщина там имеет свои особенности, по-разному проявляется, — высказывается Юрий Вийтев. — В советских вооруженных силах существовало неформальное распределение по сроку службы («духи», «черепы», «деды» и т. д.), был «перевод» из одних иерархических групп в другие. В свое время я служил срочную на флоте и помню некоторые традиции.

— Макет красивого парусника — память о флотских годах? (В служебном кабинете Юрия Николаевича кораблик стоит почти под потолком, на верхней части шкафа.

— Подарок друзей, — отвечает начальник главка. — На флоте я был командиром отделения морского тральщика «Связист» (Севастополь). Годы службы — 1976—1979-й. Парусник напоминает мне барк «Товарищ» из кинофильма «Мятежный «Орион». В этой ленте, будучи на срочной службе, я в нескольких эпизодах сыграл роль матроса.

(После беседы с прокурором я заглянул в справочник и прочитал: «Фильм снят по роману Сергея Жемайтиса «Клипер «Орион». Жанр — историко-приключенческий. Режиссер — Евгений Шерстобитов. Актеры: Юрий Пузырев, Леонид Яновский, Алексей Сафонов, Владимир Талашко и др. На экран вышел в 1979 г. Лента рассказывает о долгом и опасном пути российских моряков на родину, в частности о том, как в 1917 г. корабль «Орион» с большими трудностями вырвался из английского порта и взял курс на Россию, где шла революция.)

— Интересно, и каким же ветром вас, Юрий Николаевич, занесло на «Орион»?

— Однажды в Севастополь приехали «довженковцы» и, получив «добро» от морского командования, привлекли к киносъемкам наш «Связист» и барк «Товарищ».

— Теперь позвольте не о кино. На «Связисте» над матросами издевались?

— «Мы пили забортную воду, таков был морской ритуал…» — поется в песне. Когда новички впервые выходили в море, им набирали в пустой электрический плафон забортную воду — нужно было ее выпить. Пили, а куда было деться?!

Конечно, с дедовщиной боролись. Однако в тот период никто с нашего «Связиста» не был привлечен к уголовной ответственности. Но одно дело, когда сослуживцу скажут кривое слово, хотя и это недопустимо, и совсем другое — когда отбивают селезенку, когда подвыпившие офицеры «демонстрируют» свою власть, с чем мы порой встречаемся сегодня. В ноябре 2009 г. в одной из частей Одесского гарнизона капитан Виктор Карпов дал солдату Антону Морозову пистолет — на, мол, застрелись. И тот нажал на курок.

— «Неосторожное обращение с оружием?»

— Мы вменили Карпову статью об умышленном убийстве, на чем я твердо настоял. Капитан понимал, что пистолет заряжен, что может произойти непоправимое. 26 марта 2010 г. Военный апелляционный суд ВМС приговорил его к 8 годам лишения свободы, лишив также воинского звания «капитан». При этом суд исключил из обвинения статью об умышленном убийстве. Мы не согласились с мягкостью приговора, неправильной квалификацией преступления. И 13 апреля внесли в Верховный Суд кассационное представление. 20 марта 2011 г. этот документ рассмотрел Высший специализированный суд. И, к нашему огорчению, оставил в силе вердикт первой инстанции.

— Этой весной, 13 марта, в Киеве погиб солдат — застрелился из автомата. Нам известно, что парень служил в бригаде охраны Генштаба (в/ч А0139).

— По этому факту военная прокуратура Киевского гарнизона провела проверку. Исследовалась в том числе и возможность доведения солдата до самоубийства. Однако версия не подтвердилась. 23 марта было отказано в возбуждении уголовного дела.

У меня нет оснований сомневаться в объективности подчиненных Юрия Вийтева из гарнизонной прокуратуры. У погибшего воина со службой было все в порядке. Его никто не обижал, в подразделении были созданы все условия… Тогда каковы мотивы страшного поступка? Пожалуй, вряд ли о них кому-либо известно.

Заострим внимание вот на чем. Ранее бригада охраны Генштаба периодически вызывала беспокойство у блюстителей закона — из-за дедовщины. Так, в разное время 2010 г. на скамье подсудимых оказались около десятка солдат в/ч А0139, пытавшихся насаждать свои «порядки». А в апреле того же года суд огласил приговор командиру ремонтной роты этой части — старшему лейтенанту Виталию Клепе. В чем тот провинился? После «воспитательной работы» ротного Клепы у его подчиненного выявили сотрясение мозга и перелом носа. Офицера приговорили к трем годам лишения свободы (с двухгодичным испытательным сроком).

Поджечь солдата

Министру обороны Дмитрию Саламатину и начальнику Генштаба Владимиру Замане должны быть известны воинские части, на которые следует обратить более пристальное внимание. Потому что здесь, возможно, бьют солдат.

Такая деталь: как только у руля Минобороны встает новый руководитель — сразу обещает заботиться о личном составе. Не стал исключением и Дмитрий Саламатин.

«Первый и главный приоритет — это люди, сохранение кадрового потенциала Вооруженных сил»,— подчеркнул Саламатин 20 февраля в беседе с корреспондентом агентства «Интерфакс-Украина».

Но что конкретно делается для защиты личного состава от садистов в погонах? Посетил ли бригаду охраны Генштаба начальник ГШ Владимир Замана, где 13 марта случилась трагедия? Проинспектированы ли проблемные воинские части на западе страны?

Вот, к примеру, что произошло во Львовском гарнизоне в ноябре—декабре 2011 г. Здесь крепкие парни, только-только надевшие пятнистую форму, по приказу четверых старослужащих покорно изображали… лосей. (Изощренный прием казарменных хулиганов: чтобы не было синяков, «деды» заставляют солдат более позднего призыва скрещивать на лбу ладони и кулаком бьют по этой цели.)

Львовский «лосиный» разгул уже в прошлом — прокуратура возбудила уголовное дело и передала материалы в суд с обвинительным заключением, говорит Юрий Вийтев.

И приводит еще один пример жестокости. В марте прошлого года в одной из авиационных частей Одесского гарнизона солдат-срочник облил сослуживца этиловым спиртом и поджег. Пострадавший получил легкие телесные повреждения и поначалу не признавался (пояснял, что обжегся горячим компотом). Было возбуждено уголовное дело.

В ходе расследования выявили и другие эпизоды насилия «поджигателя» над солдатами — изверг держал в страхе весь взвод: если что-то не нравилось, пускал в ход кулаки. Его жертвами стали 14 сослуживцев. Военная прокуратура направила уголовное дело в суд, где тиран получил по заслугам (2 года лишения свободы с годичным испытательным сроком).

Между тем в здоровом армейском коллективе, где командир на своем месте и есть старшина, которого солдаты называют «батей», вы не отыщете фактов издевательств. Воины всем обеспечены, они знают, что находятся под контролем и любую проблему решит командир, причем не за деньги. Увы, таких подразделений мало.

По мнению ветеранов Вооруженных сил, в полках и батальонах уже давно нет чувства локтя, забыты такие понятия, как армейское братство, товарищество и взаимовыручка.

— Армия — часть общества, поэтому неудивительно, что молодые люди, став в солдатский строй, демонстрируют подчас недостойное поведение. С этим надо бороться — строже спрашивать с командиров. Но, с другой стороны, посмотрите на офицерский корпус. Он донельзя унижен государством, оказался у черты бедности и с трудом выживает, — сказал мне однажды экс-начальник Генштаба ВС Украины, генерал-полковник Анатолий Лопата.

И как не согласиться с Анатолием Васильевичем?! С первых дней службы выпускники военных институтов видят «выжженное поле». Техника и вооружение устарели, финансовое обеспечение — ниже всякой критики, социальный пакет — только мечта. Раньше офицерам хоть продовольственные пайки раз в месяц выдавали, а сегодня и этого нет. Квартиру получить невозможно. Даже полковники с семьями ютятся в общежитиях.

Вот и служат «зеленые» лейтенанты без энтузиазма. Выполняют обязанности спустя рукава. Забывают, что следить за личным составом, нести ответственность за все, что происходит в казарме, нужно круглосуточно.

Новоиспеченные командиры отвечают только за себя. Рядовые бойцы это видят. И не рискуют идти за советом к таким лейтенантам — себе дороже. Можно и по голове получить.

Пару лет назад в столице замкомандира роты применял в «педагогическом процессе» подручные средства — указку, полотенце, тапочки. По вечерам в казарме лил на головы подчиненных воду из чайника. По его приказу они изображали… зонтики. Кто не справлялся со «спецзаданием», получал удар в челюсть или — коленом в лоб.

В нынешнем январе перед Киевским районным судом Донецка предстал младший лейтенант, избивавщий солдат за малейшее неповиновение, насаждающий традиции зоны. Вердикт Фемиды — три года лишения свободы (с испытательным сроком).

Военная прокуратура квалифицирует такие действия как превышение власти, сопряженное с применением насилия. В 2011 г. осуждено 67 военнослужащих (в 2010-м — 60), из них 23 офицера, 6 прапорщиков и мичманов, 32 контрактника.

А какова статистика, касающаяся дедовщины? В прошлом году в воинских формированиях страны (МО, Внутренние войска МВД) было зарегистрировано 141 преступление на почве неуставных взаимоотношений (в 2010-м — 146). Пострадали 250 военнослужащих (в 2010-м — 231).

В минувшем году следователи надзорной инстанции передали на рассмотрение судебных органов 141 уголовное дело о нарушении уставных правил. К уголовной ответственности привлечено 153 военнослужащих (в 2010 г. — 148). Эти цифры корреспонденту «2000» назвал Юрий Вийтев.

В 2011 г. командиры частей, а также представители Военной службы правопорядка из 205 зарегистрированных случаев неуставных взаимоотношений и насилия к подчиненным выявили только 43. Выходит, 162 происшествия не заметили?

В апреле в Черкасском гарнизоне пытались скрыть факт избиения солдата. В том же месяце военная прокуратура возбудила уголовное дело против любителя распускать руки. Позже его осудили. К дисциплинарной ответственности были привлечены трое должностных лиц в/ч. Таким образом, на чистую воду «кулачных бойцов» выводит в основном военная прокуратура, хорошо разбирающаяся в специфике армейских правоотношений.

Скажем и о том, что нынче у командиров частей поубавилось властных полномочий. Они уже не имеют права применять к нарушителям дисциплины эффективные меры воспитания — к примеру, отправить хулигана на гауптвахту: содержание под стражей отнесено к уголовным наказаниям (а это — прерогатива суда).

Комполка вправе объявить провинившемуся выговор, внеочередной наряд, а также возбудить уголовное дело и передать материалы военному прокурору для расследования.

6 миллионов для военной «зоны»

— Юрий Николаевич, некоторые армейцы говорят, что скоро некому будет бороться с дедовщиной. Дескать, военную прокуратуру расформируют.

— Информация не соответствует действительности. 2 марта состоялось расширенное заседание коллегии Генеральной прокуратуры, на котором рассматривался вопрос реорганизации военных прокуратур. Возможно, изменится название нашей структуры (в нем не будет слова «военная»), однако функции надзора за соблюдением законов в воинских формированиях страны останутся. Планируется, что финансирование и материально-техническое обеспечение таких структур будет осуществляться за счет Генеральной прокуратуры, а не Министерства обороны, как сегодня. Наши сотрудники не будут военнослужащими и Минобороны не будет присваивать им воинские звания.

Мой собеседник коснулся и темы возможных изменений, касающихся солдатской «зоны». Не исключено, что единственный в Украине дисциплинарной батальон ликвидируют.

Вкратце о попавших в немилость. Киевский дисбат находится в структуре Военной службы правопорядка ВСУ. Расположен в Дарницком районе столицы. Эта воинская часть своего рода альтернатива гражданским исправительным учреждениям (колониям). По приговору суда здесь отбывают наказание солдаты срочной службы, виновные в нарушении уставных правил, например казарменные хулиганы (срок — до двух лет). Осужденные при этом не считаются преступниками, после освобождения в их документах не ставят отметку о судимости.

— В мирное время дисциплинарный батальон не нужен, — уверяет Юрий Вийтев. — Его может заменить гауптвахта (их у нас четыре), где одновременно могут отбывать наказание 155 военнослужащих (срок — до 6 мес.). Однако сегодня и дисбат, и гауптвахты почти пустуют. По штатному расписанию, дисбат обслуживают 180 военнослужащих, из них более 30 офицеров, 10 прапорщиков. Ежегодно из госбюджета на содержание дисциплинарного батальона выделяется около 6 млн. грн.

Юрий Николаевич рассказал, что Главное управление военных прокуратур последовательно ратует за расформирование дисбата. В МО главк направил официальное обращение, в котором просит поддержать предложение. Однако свое слово должен сказать парламент, ведь из Уголовного кодекса необходимо будет исключить такую норму наказания, как направление виновных в дисциплинарный батальон.

Независимые наблюдатели полагают, что этот вопрос давно надо было решить. И напоминают, что с перевоспитанием плохих солдат не всегда складывалось. Известны случаи, когда пьяные дисбатовцы устраивали дебоши, истязали товарищей и даже охранников. Так, в 2007 г. в Киеве, на территории батальона, двое осужденных солдат избили более десяти военнослужащих. Сержанты-конвоиры панически боялись этих хулиганов и готовы были выполнить любую их прихоть, например принести пива.

После этого ЧП было возбуждено уголовное дело. В 2008 г. военный суд столичного гарнизона приговорил виновных уже к реальным срокам лишения свободы. Начальнику Генштаба суд направил частное определение, в котором отметил, что преступления в дисбате явились следствием круговой поруки в коллективе; здесь поощрялись негативные традиции, не было надлежащего контроля за осужденными.

Вот и спрашивается, почему страна должна платить 6 миллионов за «круговую поруку» в дисбате?

P. S. По этическим соображениям имена и фамилии некоторых потерпевших изменены.

КСТАТИ

Как выжить в армии

Основное правило: о всех издевательствах, угрозах, оскорблениях надо немедленно доложить командиру и — не бояться.

Если вдруг со стороны офицеров не последует надлежащей реакции, необходимо сообщить о произошедшем в военную прокуратуру, Военную службу правопорядка ВС Украины (или — в Главное управление Внутренних войск МВД Украины).

Следует также написать письмо родителям, в котором подробно изложить суть неприятностей и попросить их придти на прием к военному прокурору с заявлением о неуставных взаимоотношениях.

Можно также обратиться в Организацию солдатских матерей, которая предаст факты «дедовщины» публичной огласке.

Кому можно пожаловаться

  1. Военная прокуратура Центрального региона Украины: (044) 28-54-461.
  2. Военная прокуратура Западного региона Украины: (0322) 23-33-118.
  3. Военная прокуратура Южного региона Украины: (0482) 72-21-929.
  4. Военная прокуратура ВМС Украины: (0692) 54-34-85.
  5. Главное управление Военной службы правопорядка ВС Украины: (044) 24-40-801, 45-64-128.
  6. Главное управление воспитательной и социально-психологической работы ВС Украины: (044) 23-58-231.
  7. Главное управление Внутренних войск МВД Украины: (044) 22-63-154, 42-56-747, 42-86-616.
  8. Организация солдатских матерей Украины: 099-94-54-423, 093-65-16-142, (05692) 74-282.

Автор: Леонид ФРОСЕВИЧ, газета 2000

Читайте также: