Что Господь послал священникам, устроившим два ДТП на элитных машинах в Москве

Глубокий смысл поговорки «от сумы да от тюрьмы не зарекайся» смогут теперь постичь два священника, которые с небольшим интервалом устроили в Москве ДТП, находясь за рулем шикарных иномарок.

 РПЦ уже отстранила обоих святых отцов от служения на время разбирательств. Игумену Тимофею (в миру Алексею Подобедову, на фото), который на спортивном «БМВ» спровоцировал аварию на Садовом кольце с участием трех автомобилей, предстоит суд по лишению прав.

Что касается иеромонаха Илии (Павла Семина), который на «Мерседесе» сбил насмерть двух человек на Кутузовском проспекте, то он арестован. Журналист газеты  «МК» выяснил, как живется слугам Господа в ожидании своей участи.

Уже пять дней, как 26-летний иеромонах Илия совершает утреннюю молитву не в храме, а на нарах. 17 августа Никулинский суд Москвы постановил взять его под стражу. Напомним, что Илия за рулем белого «Мерседеса Геледвагена» въехал на приличной скорости в толпу рабочих, ремонтировавших дорогу. Два человека погибли сразу, еще один попал в реанимацию. Водитель-священник не поспешил на помощь, а скрылся с места трагедии.

Прямо из зала Никулинского суда Семина, в вине которого следствие ничуть не сомневается, увезли за колючую проволоку. Посадили иеромонаха, по сведениям «МК», в СИЗО № 4. Оказалось, он в тюремных стенах не в первый раз.

— А ведь иеромонаха Илию мы отлично знаем, — говорят в другом столичном СИЗО — Бутырке. — Он у нас был, и не однажды. Совершал божественные литургии в храме при следственном изоляторе. Тогда он был помощником епископа Александра (ныне Брянского) и приезжал вместе с ним на Покров Божьей Матери. Мы Илию хорошо запомнили, хотя он был такой молчаливый, скромный.

Собственного храма в изоляторе нет, зато есть молельная комната, где богослужения проходят раз в неделю.

— Да вы его сейчас бы не отличили от любого другого заключенного, — уверяют в УФСИН по Москве. — Он же не в рясе, а в обычных спортивных штанах и футболке. И относятся к нему так же, как ко всем остальным. Особый режим для священников у нас тоже не предусмотрен. Так что на прогулку его выводят и кормят, как всех. Он не привередлив, ни на что пока не жалуется.

Сидит Павел в маломестной камере, где кроме него еще четверо заключенных. Все обвиняются в нетяжких преступлениях — в мелком хулиганстве, мошенничестве. Иеромонаха изначально старались разместить так, чтобы он оказался в компании людей, достаточно интеллигентных.

В камере священник ведет себя тихо, как будто смирился со своим положением, и на долю не ропщет. В разговоры с сокамерниками старается не вступать и проповеди им не читать. Молится. Но так, чтобы никому не мешать.

Примечательно, что с тех пор, как он появился в СИЗО, все арестанты только о нем и говорят. Они разделились на два лагеря — одни резко осуждают иеромонаха, другие проповедуют: «Не суди, да не судим будешь».

Вообще это большая редкость — увидеть за колючей проволокой священника не в рясе. Руководство изолятора немного опасалось, что к иеромонаху будут обращаться с различными вопросами даже надзиратели. Но этого не произошло.

— Он подследственный, и любые переговоры с ним не уместны, — отрезал один из сотрудников СИЗО. — Если же нам нужно будет поговорить и совета спросить, то мы сделаем это, когда в очередной раз с воли придет батюшка.

Иеромонах всем своим видом показывает, что скорбит по погибшим. Впрочем, ни он, ни представители РПЦ вроде бы не пытались связаться с родными, друзьями и коллегами жертв.

— Нам никто не позвонил, не извинился, — говорит начальник участка ГБУ «Гормост» Владимир Луканин. Главный инженер этого предприятия Николай Сергеев погиб под колесами «Мерседеса» священника. — Сергеев очень хороший человек был. Мы его всем коллективом хоронили. Семье выплатим 50 МРОТ, компенсируем расходы на погребение.

Между тем расследование аварии с участием игумена Тимофея (напомним, он, находясь за рулем спортивного «БМВ», ночью 31 июля вылетел на встречную полосу и протаранил две машины) так и не сдвинулось с мертвой точки. Дело в том, что отец Тимофей не приехал на разбор в ГИБДД. Первое разбирательство по этому ДТП было назначено еще на 3 августа. Но в тот день священник прислал ходатайство с просьбой перенести встречу на 17 августа. Согласно факсу, в результате аварии священнослужитель получил закрытую черепно-мозговую травму и множественные ушибы. Диагноз отцу Тимофею поставили в частной неврологической клинике на Полянке, куда он, судя по документам, обратился сразу после аварии. Тогда ему рекомендовали соблюдать постельный режим, а спустя семь дней вновь пройти обследование.

17 августа святой отец также не появился в 6-м спецбатальоне ДПС ГИБДД и прислал телеграмму, в которой говорится, что Алексей Подобедов находится на лечении в стационаре. Как пояснил адвокат Подобедова, Вячеслав Подопригора, игумен не может нарушать постельный режим. Даже на процессе по лишению прав, который назначен на 22 августа, будут присутствовать его представители.

Вот только соседи отца Тимофея утверждают, что видели его заходящим в подъезд несколько дней назад.

— Как лежит в больнице? — удивилась вопросу «МК» соседка игумена Тимофея. — Я его позавчера вечером точно видела. Вообще-то мы его редко встречаем: уходит на работу он около десяти утра, а приходит поздно вечером.

Проживает священник в новостройке на юге Москвы вместе со своей сестрой. «Раз в неделю к ним приходит уборщица, помогает по хозяйству», — говорят жильцы дома.

Чтобы выяснить, в каком именно стационаре проходит лечение батюшка, «МК» обратился к его защитнику Вячеславу Подопригоре:

— А вы уполномочены заниматься оперативным расследованием? — ответил вопросом на вопрос адвокат. — У человека закрытая черепно-мозговая травма, и он пока не может с вами разговаривать. Когда он выздоровеет, обязательно даст вам комментарии

— Но почему он отказался от медосвидетельствования? В прошлый раз вы говорили, что он принимал лекарства, которые могли повлиять на результаты этого исследования…

— Более того, на момент ДТП он проходил амбулаторное лечение. Этот документ был отправлен в органы ДПС.

Авторы: Ева МЕРКАЧЕВА, Анастасия ГНЕДИНСКАЯ, «Московский комсомолец»

Читайте также: