Коррупция массово возвращается в ВУЗы Украины

Скандальное поступление: отличники «пролетели», а ВУЗы остались без первокурсников. Законодательная база стала заметно «удобнее» для нечистых на руку преподавателей — взятки вернулись в образовательную систему.

Автор:  Татьяна Гармаш, КОНТРАКТЫ 

Нынешняя вступительная кампания в вузы, официально завершившаяся 25 августа, побила все рекорды по количеству скандалов. Социальные сети, где появилось несколько сообществ абитуриентов — 2012, пестрят информацией о том, что многие поступающие, имевшие, казалось бы, все шансы стать первокурсниками, в итоге остались ни с чем. В борьбе за студенческие билеты их с лёгкостью обошли конкуренты с более низкими баллами в сертификатах внешнего оценивания.

Особенно массовыми такие случаи были на самых востребованных направлениях: юридическом, международных отношений, экономическом и пр., где конкурс зашкаливал за 10-15 человек на место. Некоторые абитуриенты с более чем 700 баллами в сертификатах «пролетели», тогда как те, у кого в активе было всего по 600-650 баллов, умудрились поступить.

Формально абитуриентов подвела техника. Общая база МОН, по которой можно было бы проследить своё продвижение в рейтинге поступающих, обновлялась с опозданиями, а сами вузы зачастую вообще не обнародовали такую информацию. В итоге те, кто теоретически мог бы поступить, просто не успевали подать оригиналы документов и их автоматически выбрасывали из списков, предоставляя шансы на зачисления абитуриентам с более низкими баллами, — поясняет представитель общественной организации «Опора», которая проводила мониторинг кампании, Ольга Стрелюк.

Но поверить в версию о том, что дело лишь в технических сбоях, независимым экспертам мешает несколько нюансов. Наличие своего человека в приёмной комиссии гарантировало поступающему своевременный доступ к нужной информации, и в тех же социальных сетях появилась информация, что звонок в нужное время стоил денег.

Представители приёмных комиссий некоторых вузов работали и на уменьшение конкуренции: намеренно звонили некоторым поступающим, и убеждали их, что шансов поступить на бюджет практически нет, поэтому нужно срочно заключать контракты на платное обучение.

По информации руководителя Государственной инспекции учебных заведений Михаила Гончаренко, некоторые вузы даже умудрились заключить такие договора задолго до окончания приёма на бюджет, хотя это законодательно запрещено. Эти факты позволили аналитикам заявить о массовом возвращении в институты коррупции. Михаил Гончаренко говорит, что жалоб на взяточничество в этом году было заметно меньше, чем в предыдущие. Но его оппоненты утверждают, что законодательная база стала заметно «удобнее» для нечистых на руку преподавателей.

Помимо того, что вузы получили право проводить собственные экзамены, а не ориентироваться исключительно на результаты внешнего независимого оценивания, расширился список льготников (в июле в него включили детей шахтёров) и тех, кто может претендовать на бонусные баллы (выпускники подготовительных курсов при учебных заведениях). В итоге «подсуживать» стало легче, чем, очевидно, многие и воспользовались.

Принудительная профориентация

Впрочем, ажиотаж царил далеко не во всех вузах. Пока абитуриенты, претендовавшие на места на самых престижных факультетах столичных университетов, спорят, кто из них поступил честно, а кто нет, многие институты подсчитывают потери. Про информации министерства образования, в этом году почти 100 учебных заведений вообще не набирали первокурсников – к ним попросту не поступило ни одного заявления.

В первую очередь, речь идёт о заштатных провинциальных вузах, региональных филиалах, частных институтах. Впрочем, недобор зафиксирован даже во многих ведущих университетах. К примеру, Киево-Могилянская академия не смогла набрать бюджетников-физиков. В других вузах проблемными оказались те же точные и естественные науки – химия, математика, инженерия, машиностроение и даже, казалось бы, весьма популярные компьютерные технологии.

Эксперты винят в явных перегибах вступительной кампании чиновников. В этом году власти, готовясь к выборам, увеличили госзаказ более чем на 20% — до 130 тыс. мест. Но государственные мужи распределили дополнительные места, руководствуясь исключительно своими представлениями о том, на кого должны учиться нынешние выпускники. На точные науки госзаказ вырос на 30-40%, хотя они остаются невостребованными среди поступающих.

Понятно, что одной лишь возможностью учиться на бюджете абитуриентов не соблазнили, тем более что никакой профориентации предварительно не проводили. Кроме того, многие выпускники попросту не смогли поступить на ту же физику или математику, так как, по новым правилам приёма в вузы, в этом году минимальный проходной балл по профильному предмету повысился до 140, а знания по точным предметам у наших школьников, что греха таить, хромают. На самые же популярные среди абитуриентов юриспруденцию, экономику, филологию госзаказ снизился на 10-15%. Учитывая, что поступающих в этом году было на 40% больше, чем в прошлом (300 тыс. чел.), ажиотаж вполне логичен.

Но самое печальное, что лёгких кампаний в ближайшие годы, скорее всего, уже не будет. Правительство хочет кардинально пересмотреть сам принцип формирования госзаказа. Ежегодно количество бюджетных мест будет определяться исходя из заявок потенциальных работодателей и профильных министерств и, главное, — в зависимости от наличия денег в казне. Соответствующий законопроект уже одобрен Кабмином и подан на рассмотрение ВР.

Сейчас действует принципиально другая схема: госзаказ зависит от количества выпускников. Согласно закону об образовании, в техникумах за бюджетные средства должны учить не менее 100, а в институтах – 80 чел. на каждые 10 тыс. населения. Если новую схему одобрят, количество бюджетных мест резко сократится, так что абитуриентам придётся либо учиться на контракте, либо искать способ просочиться на бюджет, что, скорее всего, обойдётся недёшево.

Читайте также: