КРИМИНАЛЬНЫЕ ХРОНИКИ СТОЛИЧНОЙ ПОДЗЕМКИ. ЧАСТЬ 2

Если бизнес-карьера майора Бойченко в сауне только начиналась, то карьера бывшего начальника киевского метрополитена Балацкого в той же сауне начала клониться к закату. Здесь же читайте: о том, как укатились в неведомом направлении деньги за новенький электропоезд №5823; как начальник киевской подземки, он же в недавнем прошлом – видный железнодорожник, хранил стодолларовые пачки в холодильнике и как ему помогала их зарабатывать супруга. Об этом и прочих проделках главных «троллей», «гоблинов», их многочисленных любовниц, каких-то бандитов и прочей подземной элиты рассказываем сегодня.Старый коммунист, человек жесткий и принципиальный, Николай Балацкий руководил киевской подземкой в течение 17 лет. И надо ж было в 1998 году в этой же роковой сауне 64-летнему метрополитеновскому генералу положить глаз на 28-летнюю предпринимательницу, работающую в системе метрополитена. Назовем ее Анной. Первые шаги в бизнесе она начинала в качестве бухгалтера ныне покойного киевского авторитета Лейки, затем работала у другого авторитета – Черного. Впоследствии вложила деньги в частное предприятие «Новик», работавшее в метрополитене. Между Балацким и молодой особой возник бурный роман. С тех пор предприятию «Новик», соучредителем которого являлась Анна, был гарантирован режим наибольшего благоприятствования.

Ничего криминального до поры до времени в этом не было. С 1997 года «Новик» обслуживал столовую для работников метрополитена на Оболони. Договор был таким: «Новик» кормит метрополитеновцев по себестоимости, но за это не платит аренду и получает 7 торговых точек в метро, на которых реализовывает свой товар – пельмени, фарш и прочие пищевые продукты. Обеды к неуемной радости сотрудников метро стоили две-три гривны, при этом предприниматели неплохо зарабатывали торговлей на «точках».

Работал «Новик» хорошо и вскоре стал вопрос о создании комбината общественного питания при киевском метрополитене. Однако для этого требовалась крупная сумма денег. Примерно миллион долларов — чтобы купить бойню, колбасный цех, и прочее и объединить все столовые метрополитена в единый комбинат. В итоге, комбинат должен был прокормить по низким ценам семь тысяч едоков — работников метрополитена, помимо этого выпуская продукцию для продажи. Цены на обед предполагалось сбить до гривны-полутора, чтобы не «дырявить» бюджет даже самых низкооплачиваемых работников. Эта программа была одобрена метрополитеном и его тогдашним руководителем Балацким.

Оставался нерешенным единственный вопрос: где взять миллион зеленых денег. Балацкий направил письмо в Киевраду с просьбой разрешить киевскому метрополитену выступить гарантом пяти миллионов гривен кредита в банке «Хрещатик», выделяемых «Новику». Почти два года в Киевраде письмо не подписывали. До тех пор пока… И здесь в нашем повествовании появляется еще один персонаж, имеющий связи с криминальным миром. А именно: простой водитель предприятия «Новик» Сергей Шупик. Осведомленные люди утверждают, что Шупик в свое время был связан с ОПГ Стаса, в частности был женат на сестре стасовского бригадира, некоего Николая Д. (последний сегодня значится в помощниках народного депутата, при этом в милицейских оперативных базах по сей день хранится немалое количество информации на Д.)

И вот, когда руководство «Новика» в очередной раз ломало голову над тем, как же подписать письмо в Киевраде, Шупик взялся «порешать» этот вопрос. И решил его в течение месяца. Цена вопроса, по его собственным словам составила 1 тысячу гривен и 200 долларов, которые были потрачены на застолья в ресторане «Росичи». Злые языки утверждают, что Шупик поил и кормил на этих застольях сына видного деятеля столичной горадминистрации. Так ли было в действительности, утверждать не беремся, но факт то, что письмо было получено. И долгожданный кредит стал постепенно материализовываться. Однако, сразу же после подписания злополучного письма, учредители «Новика» почувствовали острый запах тюрьмы или смерти. Этот запах исходил от Шупика и Анны. Что проявлялось в многочисленных звонках с угрозами в адрес директора «Новика» Олега Хомича и его сотрудников.

Как выяснилось, Анна завела крепкие связи не с одним Балацким, но и с Шупиком. И с момента подписания кредитного письма почувствовала себя полновластной хозяйкой «Новика». Остальным его соучредителям было рекомендовано сидеть тихо, исполняя то, что скажут, дабы продлить свои дни на этой земле. Однако, подписывать обязательства по кредиту должны были все учредители «Новика» и его директор, Олег Хомич. Соответственно, им бы в случае чего пришлось бы и «сесть». Кроме того, до потенциальных арестантов стала доходить информация, что Алла и Шупик уже подготовили схему вывоза этих денег в Израиль. Забеспокоился и Балацкий, которому в результате этой аферы также светило отправиться не на пенсию, а в тюрьму. Схема классическая: молодая аферистка «кидает» старого любовника и уматывает с любовником молодым куда-нибудь на Багамы. Или в Израиль. В итоге, письмо о выделении кредита так и осталось у Балацкого, а предприятие «Новик» стараниями предприимчивой Анны, оскорбленной упрямством несговорчивых компаньонов, было фактически уничтожено. Неоднократные обращения предпринимателей в УБОП и прокуратуру остались без ответа, не без «содействия» начальника милиции метрополитена и его высокого покровителя.

Но не все подземные аферы заканчивались столь безрезультатно. Достаточно вспомнить хотя бы странную историю, приключившуюся с электропоездом №5823. 23 апреля 1997 года киевский метрополитен заключил договор с московским ООО «КРИСС», на поставку контактно-аккумуляторного электровоза №5823 стоимостью 560.000 гривен. 8 января 1998 года электровоз был принят метрополитеном на ответственное хранение. И вот тут начинаются странности. В Киевский УБОП поступили два документа, датированные одним и тем же числом, с одним и тем же исходящим номером, но … с разным содержанием. В одном документе сказано, что «по условиям контракта и в соответствии с письмом ООО «КРИСС» от 05.05. 97 г. №59 метрополитен осуществил оплату стоимости поставки поезда в пользу продавца украинскому МП «Компаньон» (г. Белая Церковь). В другом же письме говорится, что «учитывая, что условия контракта противоречат требованиям действующего Законодательства, нами (по согласию сторон) заключено дополнительное соглашение к данному контракту, согласно которому, оплата за поставленный электровоз будет произведена непосредственно на расчетный счет продавца после таможенного оформления груза.» То есть, непонятно, то ли оплата была произведена после письма от пятого мая 1997 года, то ли она не была произведена. Или же она была произведена дважды, в 1997 году и в 1998 году? Платежки говорят, что оплата производилась четырьмя траншами, первый из которых, размером в 112 000 гривен, поступил МП «Компаньон» 22 мая 1997 года; второй суммой в 168 000 гривен поступил в «Компаньон» 4 июля 1997 года, третий 15 сентября 1997 года размером в 168 000 гривен. А вот четвертый платеж в 112 000 гривен, датированный 18 ноября 1997 года, пошел почему-то не на МП «Компаньон», а в адрес иного белоцерковского МП — «Монитор». Таким образом, все 560 000 гривен были перечислены за московский электровоз белоцерковским малым предприятиям до ноября 1997 года, то есть предоплатой, ибо сам электровоз, как мы помним, поступил в метрополитен лишь 8 января 1998 года. Но письмо, в котором говорится, что оплата еще не произведена, датировано 28 января 1998 года. Куда же делись в таком случае 560 000 гривен? Перечисленным белоцерковским МП? А за что, собственно, коль скоро «КРИСС» денег за электровоз еще не получил?

Служебный подлог здесь очевиден, равно как и отмывание денег. Хотя, схема, согласитесь, забавная. Еще более забавно, что уголовное дело на основании этих документов так и не появилось. Транспортная прокуратура почему-то решила, что не имеет права его возбуждать, ибо минули «сроки давности». Ну да, за хищение полумиллиона бюджетных гривен… Сроки давности истекли… Бывает. Правда, редко. В особых случаях.

Всякие интересные события стали случаться в метрополитене значительно чаще со сменой его руководства. Еще в августе 2002 года Николай Балацкий выступил с резкой критикой киевского мэра Александра Омельченко за идею объединить метрополитен и наземный транспорт города. Кроме того, Балацкий публично заявил, что метрополитен намеренно недофинансируется по личной инициативе Омельченко. Итогом этого конфликта стал переход Балацкого на «другую работу», а фактически на пенсию.

Это произошло год назад. На место Балацкого назначили 53-летнего Николая Шавловского, работавшего до этого главным инженером Юго-Западной железной дороги и приложившем руку к строительству нового киевского вокзала. Приложившем настолько плотно, что это вызвало неподдельный интерес правоохранительных органов. Органы в ходе обыска обнаружили дома у Шавловского странные запасы, в виде 100 000 долларов, лежащих в холодильнике. На естественный вопрос «откуда деньги, Зин», будущий начальник киевского метрополитена находчиво ответил, что деньги заработаны его супругой которая, по его словам … работала проституткой. Бывает, наверное и такое. Но редко. Вопреки обнаружению свежезамороженных долларовых пачек, господина Шавловского назначили начальником Киевского метрополитена. И почалось…

Свою бурную деятельность Николай Николаевич начал с того, что категорически отказался ездить на «Крайслере», оставшемся по наследству от Балацкого. Для обновления автогардероба был приобретен, естественно на средства метрополитена, новенький «Опель-омега». Затем, в столярке метрополитена Шавловский создал свою фирму по производству евроокон, и затеял в метрополитене комплексный ремонт. Естественно, при помощи все тех же строительных фирм, помогавшему Шавловскому в строительстве киевского железнодорожного вокзала. Потом прикупил в США, через оффшорные зоны и за весьма серьезные деньги, две подержанных землеройных машины. Правда, аналогичные машины украинского производства намного дешевле, но этот вариант Шавловскому показался не столь привлекательным. Интересно, что для оплаты этой техники метрополитену пришлось заложить все свои общежития, здание админкорпуса и еще кой-какую недвижимость. Но, видимо, сделка была столь привлекательной, что от нее просто грех было отказываться.

Следующим шагом энергичного начальника стало решение увеличить плату за рекламу в метро в пять раз, что по его словам призвано даст ежегодный доход порядка 10-20 миллионов гривен. Кстати, вы чувствуете разницу в цифрах? Не 10-12, а 10-20? Может, это не просто неопределенность прогноза, а маржа? Помимо этого Николай Николаевич собирается «в каждом вагоне разместить 5 мониторов, которые при подъезде к станции будут выдавать техническую и справочную информацию, а между перегонами на них будут демонстрироваться рекламные ролики.» Среди плодотворных идей Шавловского есть также проект по откачке из бюджета порядка 16 миллионов гривен на переделку турникетов для новых бесконтактных карточек и строительство турникетов на выходе из метро.

Любопытно, что вся эта бурная деятельность проходит на фоне весьма неутешительных итогов проверки КРУ, которая констатировала, что к бедственному положению метрополитен привели многочисленные нарушения финансовой дисциплины. Всего было выявлено нарушений на 34,2 млн. грн. Интересно, что при убытках в 31,7 млн. метрополитен умудрялся заниматься благотворительностью, финансируя госпредприятия и неприбыльные организации на сумму 149 тыс. грн. А целевые средства из бюджета использовались на выплату процентов по банковскому кредитному договору. И при всем этом киевлян сегодня пытаются убедить в том, что метрополитену просто необходимо повысить стоимость проезда практически в два раза. Потому что, видите ли, метрополитен – очень бедный. А может быть эта бедность от алчности подземного руководства, от того, что гигантские финансовые потоки, несущиеся через метрополитен, истекают не в бюджет подземки, а в карманы его главных «троллей», «гоблинов», их многочисленных любовниц, каких-то бандитов и прочей подземной элиты?

И еще одно. Вся эта подземная денежная река может в одночасье превратиться в реку мертвых, в киевский Стикс. По мнению людей осведомленных, бесконтрольный рост торговых точек в метро уже создал ситуацию, серьезно осложняющую спасение людей в случае какой-либо аварии. Скученность, забитость проходов, заставленные лотками двери аварийных выходов, толпы торгующих в вестибюлях метро – все это рано или поздно приведет к трагедии. Равно как и то, что метрополитеновская милиция давно уже не бдит, высматривая потенциальных террористов или сумасшедших, а тупо собирает дань с торгующих. Впрочем, что говорить о рядовых сотрудниках, если их начальство давно уже не заботят не вопросы безопасности, ни необходимость новых эскалаторов и дополнительных выходов с безнадежно устаревших станций типа «Вокзальной». Начальство волнует лишь строительство собственного благополучия. Любой ценой. Даже ценой наших жизней.

Сергей Андропов, специально для «УК»

Читайте также: