Как в России правоохранители вмешиваются в частную жизнь граждан

С 2008 по 2016 год более 4,5 миллионов россиян находились под слежкой. К таким выводам пришли авторы доклада «Россия под наблюдением» — юристы международной правозащитной группы «Агора». За 9 лет эксперты зафиксировали 352 случая слежки по политическим причинам.

Издание Rus2Web вместе с одним из авторов доклада Дамиром Гайнутдиновым рассказывает, какие незаконные способы слежки за гражданами используют правоохранительные органы в России и почему с этим пока ничего нельзя сделать.  

Как вели журнал фактов слежки

Члены международной правозащитной группы «Агора» с 2008 года вели мониторинг случаев ограничения свободы интернета. В ходе этой работы эксперты часто сталкивались с сообщениями о взломах аккаунтов активистов, публикациях частных переписок и записей прослушек. «К тому же в ноябре 2016 года был опубликован очень интересный кейс Европейского суда по правам человека по делу «Роман Захаров против России» по прослушке телефонных переговоров, — рассказывает правовой аналитик «Агоры» Дамир Гайнутдинов.

— Там говорилось о законности функционирования системы СОРМ , с помощью которой спецслужбы прослушивают телефонные переговоры граждан». Из заключения ЕСПЧ по делу Романа Захарова стало ясно, что в России не существует никаких законодательных гарантий на неприкосновенность частной жизни.

Тогда эксперты «Агоры» решили оценить, какова ситуация в целом, в масштабах страны. «Когда мы поняли, что сущетвует какая-то систематическая деятельность по слежке за активистами и правозащитниками, мы стали отслеживать все публикации на эту тему и заносить их в журнал. Всего мы смогли отследить 352 таких случая за девять лет», — рассказывает Гайнутдинов.

Если в 2007 году было выявлено 28 случаев политически мотивированной слежки, то в 2014 году их было 177, а за январь-май 2016 года набралось уже 53. В докладе эксперты рассмотрели разные виды слежки: прослушку телефонных переговоров, взлом и просмотр электронной почты и публикацию личной информации, отслеживание передвижений с помощью системы МВД «Сторожевой контроль» и другие.

Сбор биометрических данных

По словам экспертов, самым массовым видом слежки стал сбор биометрической информации — 242 случая. Правоохранительные органы создали разного рода биометрические базы данных — отпечатков пальцев, фотографий в фас и профиль, ДНК. Власти оправдывают это необходимостью эффективно расследовать преступления. Эта законная цель, однако, не исключает злоупотреблений: в России полиция оказалась ориентирована на сбор биометрии у гражданских активистов и участников протестных акций.

«Поводом для этого обычно служит задержание за административное правонарушение. Известны случаи арестов активистов за отказ от дактилоскопирования (получения отпечатков пальцев — прим.), что суды квалифицировали как неповиновение законным требованиям сотрудников полиции. Руководители силовых органов много раз выступали за поголовное принудительное дактилоскопирование россиян и отбор образцов ДНК», — рассказывает Гайнутдинов.

Много эпизодов связано с отбором биоматериала для анализа ДНК. Несколько таких нашумевших историй было в Крыму, когда массово задерживали представителей крымских татар и принудительно брали у них слюну для анализа ДНК.

«Резкий всплеск таких случаев зафиксирован в 2014 году после присоединения Крыма к России. Несколько десятков подобных случаев было в Дагестане. Были такие истории в разных регионах страны. Например, ситуация с журналистом Сергеем Смирновым, которого просто при выезде в отпуск на границе некие сотрудники потребовали сдать слюну», — говорит Гайнутдинов.

В апреле 2014 года в аэропорту Шереметьево на паспортном контроле к Смирнову подошли двое мужчин в штатском и потребовали пройти в служебное помещение для дополнительной проверки, угрожая в случае отказа не пустить его в самолет. Там без всяких на то оснований заставили пройти процедуру дактилоскопии и сдать слюну для анализа ДНК. Позже, в ответ на жалобу Смирнова в ФСБ сообщили, что сотрудники пограничной службы поступили так потому, что его данные совпали с данными лица, находящегося в розыске.

Контроль за перемещениями и пересечением границы

В этом разделе авторы доклада рассказывают о базе МВД «Сторожевой контроль», в которую вносят данные потенциальных экстремистов. Причем ведомство существование такой базы отрицает, но ее наличие установил в 2011 году Европейский суд по правам человека в ходе рассмотрения дела Сергея Шимоволоса.

«Получается, что единственный вариант получить информацию о том, как государство осуществляет слежку за своими оппонентами — обратиться в ЕСПЧ», — считает Дамир Гайнутдинов. Вместе с  экстремистами в этот список почему-то попадают политические и гражданские активисты. По разным оценкам, база содержит до 6500 фамилий.

Сергей Шимоволос — нижегородский правозащитник, который был включен в базу данных системы «Сторожевой контроль». Суд признал, что отслеживание его передвижений с помощью электронных систем нарушает право на свободу и безопасность, а также являются вторжением в частную жизнь.

В качестве примера контроля на границе и препятствования выезду Гайнутдинов приводит историю делегатов «Конференции малых народов» ООН. Осенью 2014 года несколько активистов должны были вылететь на конфренцию в Нью-Йорк из разных регионов России. Четверо из них столкнулись с различными препятствиями. Один проходил паспортный контроль в Шереметьево, и у него забрали паспорт. Документ вернули с вырванной страницей и сказали, что паспорт недействителен.

«В Мурманской области в 2014 году председатель Саамского парламента Кольского полуострова Валентина Совкина направлялась в аэропорт города Киркенес, за время поездки ее трижды останавливали сотрудники полиции. На третий раз на глазах этих сотрудников не нее напал какой-то гражданин, пытался вырвать сумку с документами. Полицейские не только не задержали его, они мешали поимке преступника. Женщина так и не добралась до аэропорта, чтобы улететь на конференцию в США», — делится еще одной историей юрист «Агоры». Такие способы тоже используются.

Прослушка телефонных переговоров

Изучая ситуацию с прослушкой телефонных переговоров, эксперты «Агоры» проанализировали данные судебного департамента за последние 9 лет. «Из них видно, что российские суды выдали почти 4,5 миллиона разрешений на прослушивание телефонных разговоров граждан России. Почти 97% таких запросов суды удовлетворяли. Соответственно несколько миллионов наших граждан подвергались прослушиванию. Это происходило без какого-либо судебного контроля», — заявляет Дамир Гайнутдинов.

Об этом же говорит и Европейский суд. Он указывает на то, что критерии оценки законности слежки и прослушки в российском законодательстве не закреплены должным образом и практически не учитываются. Сотрудник спецслужбы формально должен получить разрешение на прослушку, но не обязан его никому показывать. Такая система приводит к еще большему количеству прослушки, не санкционированной судом.

Перехват электронной почты и взломы аккаунтов

В распоряжении властей имеются такие способы слежки как взлом почты, анализ активности в соцсетях, контроль финансовых операций. При этом ни один случай перехвата переписки в интернете без законных оснований не привел к наказанию виновных. По мнению Дамира Гайнутдинова, очень характерна история со взломом и публикацией переписки Алексея Навального.

Хакер, известный под именем Хэлл регулярно взламывал электронную почту и Twitter блоггера Алексея Навального и выкладывал в интернет «компромата» на одного из лидеров оппозиции. В частности, в 2012 году он опубликовал в своем блоге часть переписки Навального с губернатором Кировской области Никитой Белых.

«Насколько мне известно, Навальный несколько раз подавал заявления о возбуждении уголовных дел, но они ни разу не были открыты, — говорит Дамир Гайнутдинов. — Привлечь к ответу Сергея Максимова (хакера Хэлла) удалось только после обращения в правоохранительные органы Германии.

История, во-первых, показывает, что хакер действовал в интересах российских властей, которые давно пытаются что-то сделать с Навальным. Во-вторых, отказавшись расследовать это преступление, российские власти фактически взяли на себя ответственность за них». По словам юриста, власти тем самым нарушили ст. 8 Европейской конвенции об обеспечении неприкосновенности частной жизни граждан и расследовании случаев нарушения этого законного права.

Почему жаловаться в российские суды бесполезно

Были попытки оспаривать законность таких действий. Во многих случаях активисты подавали заявления в суд, но уголовные дела не были возбуждены. По мнению авторов доклада, можно с уверенностью говорить о том, что уже с середины нулевых годов в России существует комплексная система контроля, которая применяется к политическим и гражданским активистам и правозащитникам. С каждым годом эта система совершенствуется. Причем результаты слежки могут также использоваться для дискредитации в глазах публики «неугодных» граждан. Допускаются провокации и фальсификации с привлечением СМИ, в первую очередь, телевидения.

Исследование «Агоры» показало, как система, созданная для предотвращения и расследования преступлений, без общественного и судебного контроля превращается в инструмент политического сыска. «Нам не удалось найти ни одного случая эффективного расследования подобных дел в России. Это свидетельствует о полной безнаказанности представителей власти и незащищенности частной жизни граждан России. В результате мониторинга нам стало ясно, что проблема очень серьезная. Теперь будем думать, как на эту ситуацию можно повлиять», — говорит Гайнутдинов.

 

Автор: НИНА ДАВЛЕТЗЯНОВАrus2web

Читайте также: