Японец прилетел из Украины в Минск и попал в тюрьму: «Кажется, военная полиция – расисты»

Беларуская тюрьма – не самое приятное место и для самого беларуса, что уж говорить о приезжих из других стран, которые по незнанию туда попадают.  История, которая случилась с японским художником Даичи Йошида в аэропорту Минска, похожа на абсурдный комедийный сериал. «Гражданин Японии 1990 года рождения, следуя транзитом, прилетел из Украины в Национальный аэропорт Минск…

В издании KYKY связались с мамой Даичи Йошида – того самого японца, которого тут осудили на четыре года за провоз частей антикварного оружия. кроме того, мы публикуем письмо самого Даичи – прямо из тюрьмы в Витебской области.

История, которая случилась с японским художником Даичи Йошида в аэропорту Минска, похожа на абсурдный комедийный сериал. «Гражданин Японии 1990 года рождения, следуя транзитом, прилетел из Украины в Национальный аэропорт Минск. В багаже молодого человека в ходе досмотра были обнаружены десять затворов и четыре ствольные коробки к винтовкам Мосина образца различных годов. Эти предметы, согласно заключениям эксперта, являются пригодными для использования составными частями нарезного огнестрельного оружия.

В их незаконной перевозке, а также незаконном перемещении через Государственную границу Республики Беларусь молодой человек и был признан виновным», – рассказала старший помощник Минского транспортного прокурора Диана Глушкова. В итоге Даичи, который признался, что купил по дороге в Киеве военный антиквариат, лишили свободы на 4 года и 6 месяцев по статьям ст. 295 часть 2 и 333-1 часть 1 УК РБ. Приговор первого суда переводили на японский язык по требованию  родителей Даичи. Другие документы по-прежнему остаются на русском языке без перевода. После трех судов приговор остался без изменений. В феврале 2018 года  японцу отказали в апелляции.

«За год и семь месяцев заключения он выучил некоторые слова и пытается объясняться по-русски». Рассказ мамы Даичи

Мы поговорили с мамой Даичи Йоко Йошида о том, как обстоят дела её сына сегодня,  о надежде, которую семья возлагает на письмо, написанное президенту РБ. Общение происходило по переписке на японском, и редакция KYKY благодарит Карину Севрюк за помощь с переводом. 

KYKY: Правда ли, что вы написали письмо на имя Лукашенко? Чего вы ждёте от этого письма? Указа о помиловании? 

Йоко Йошида: Письмо Президенту Беларуси мы отправили в середине февраля этого года. Наш сын не совершал преступления, поэтому мы считаем, что он должен быть освобожден. Мы категорически не согласны с вердиктом Верховного Суда. В Киеве в антикварном магазине по продаже старинного оружия и составных частей Даичи купил составные части для старинного оружия. Кроме того, он купил несколько затворов и ствольных коробок для винтовки Мосина. В антикварном магазине продаются составные части оружия, на которые нанесены специальные насечки, которые не позволяют использовать их в настоящем оружии.

Даичи Йошида

Даичи Йошида

Для нас происходящее – это кошмарный сон. Мы считаем, что проблема изначально была в авиакомпании, которая должна была отказать Даичи в перевозке багажа и не разрешить ему посадку на самолет, если он нарушает беларуские законы. 

KYKY: У Даичи большая коллекция оружия? Можно ли называть его коллекционером?

Йоко Йощида: Даичи коллекционирует старинные монеты, бумажные деньги и другие антикварные предметы, в том числе и составные части старинного оружия. Он интересуется историей разных стран. У него доброе сердце, он всегда готов помогать слабым, нуждающимся в помощи людям. Наш сын любит путешествовать, общаться с людьми. Со студенческих времен увлекался мангой, а сейчас его деятельность — художник манги.

KYKY: Правда ли, что в тюрьме ваш сын рисует стенгазету? На каком языке он договаривается об этом с сотрудниками колонии?

Йоко Йошида: Даичи не знает русского языка, поэтому не может выполнять работу в мастерских тюрьмы. Но так как хорошо рисует, он занимается оформлением стенгазеты. За год и семь месяцев заключения Даичи выучил некоторые слова и пытается объясняться по-русски.

KYKY: Как его здоровье? Хватает ли ему еды?

Йоко Йошида: В еде недостаточно питательных веществ и порции небольшие. В 28 лет у него появились проблемы со здоровьем, с артериальным давлением. Сейчас он чувствует себя немного лучше, но в первые несколько месяцев, которые Даичи  провёл в беларуских тюрьмах, он стал очень подавленным, началась депрессия.

Русского языка Даичи не знал, совершенно не понимал, что ему говорят, почему на него постоянно кричат. Развилась тяжелая депрессия.

Затем, уже после перевода в Минск, ему назначили медикаментозное лечение, от которого он не чувствовал голода и постоянно хотел спать. В результате он начал терять сознание из-за резкого повышения артериального давления. Началось воспаление мочевого пузыря, бессонница от частых позывов мочеиспускания.

 

 

 

 

KYKY: Есть ли у него возможность читать что-либо на японском языке? Книги? Журналы? Как он узнаёт новости?

Йоко Йошида: Издания на японском языке отсутствуют. Письма в его адрес требуют писать на английском или русском языках.

KYKY: Какие у вас впечатления о беларуской тюрьме и комнате свиданий, в которой вы смогли встретиться с Даичи? 

Йоко Йошида: Руководство тюрьмы ко мне относится вежливо. Комната для длительного свидания похожа на комнату в хостеле для молодежи. Немного лучше, чем мы предполагали.

KYKY: Получила ли ваша ситуация какую-то огласку в Японии? Участвует ли в судьбе Даичи японское правительство на официальном уровне?

Йоко Йошида: Мы публиковали информацию в основном в фейсбуке, и сейчас стараемся привлечь внимание СМИ. Я приезжала в Беларусь около 10 раз. Каждая поездка обходится 3000-3500 долларов – это очень серьезные затраты для нашей семьи.

KYKY: Если приговор Даичи не будет пересмотрен, возможно ли организовать его экстрадицию в Японию?

Йоко Йошида: Экстрадиция в Японию невозможна из-за отсутствия межгосударственного соглашения между странами. Для нас это очень тяжелое время, но мы не теряем надежды на скорое освобождение сына и возвращение домой. Для Даичи очень важны письма поддержки. Для него письма — это единственная опора, которая помогает ему всё выдержать.

«Кажется, военная полиция – расисты». Письмо Даичи

Подруга Даичи по переписке Галина Михнюк поделилась с KYKY его письмом из колонии. Мы публикуем его перевод с английского полностью.

«Дорогой Галине. 26/3/2018. Мне отдали твоё письмо 19 марта.

Привет, Галина. Я Даичи Йошида.

 

 

В этом месяце парни из КГБ дважды посетили тюрьму из-за меня. Со мной они не разговаривали. Но вызывали других заключённых, которые со мной общались. Предположения о том, что происходит снаружи, – вот чем занимаемся мы с Аланом. Мне ничего не известно. Пожалуйста, дай мне какую-нибудь информацию о моих новостях.

Здесь информация регулируется, а я хотел бы узнать новости Японии. Это письмо под контролем людей КГБ. Но не волнуйся об этом. Их основная задача – это беспокойство обо мне, а не о тебе.

Не бойся их. Иногда письма долго не отдают. Они говорят, что это из-за задержки с переводом, но я так не думаю. Пожалуйста, установи контакт с моими мамой и братом и распространи информацию обо мне среди людей других стран. Это очень поможет мне.

Пожалуйста, продолжай присылать письма в эту тюрьму. Это настоящая дыра. Заключённые точно как рабы. И большинство – с низким уровнем образования. Говорят по-английски тут единицы. Кажется, военная полиция – расисты. Однажды один сказал мне: «Вьетконг! Убери свою тарелку!» Как он мог сказать это слово? 
Один заключённый тоже сказал мне это – я не переношу таких людей. Но я стараюсь выжить в этой ужасной ситуации вопреки всему. Я люблю людей, которые пытаются помочь мне. Сейчас многие люди из Беларуси связываются с моей мамой и моим другом. Пожалуйста, продолжай делать это. Спасибо тебе, Галина».

Даичи Йошида (Daichi Yoshida) можно написать по этому адресу: Беларусь. 211322. п. Витьба Витебского р-на Витебской обл. ИК-3, отряд 9. При отправке заказным письмом больше вероятности, что ему отдадут ваше послание.

 Автор: Алёна Шпак, рубрика KYKY,

Читайте также: