«Газы», «прокачка», «переворот» — солдаты белорусской армии рассказали в суде о дедовщине

Что такое «прописать собаку», сколько стоит зайти во «ВКонтакте» и что обязательно принести сержанту из магазина — белорусские солдаты публично рассказывают, как в военном городке Печи под Борисовом (Брестская область, Беларусь) была построена дедовщина. 3 октября прошлого года в части, некогда известной на весь СССР, нашли в петле 21-летнего солдата-срочника, пинчанина Александра Коржича.

Как пишет «Радыё Свабода», более 50 человек признаны потерпевшими по делу о смерти солдата срочной службы Александра Коржича. Почти все они продолжают служить в армии уже в других частях. Процесс начался 8 августа в суде Московского района Минска.

72-й гвардейский объединенный учебный центр подготовки прапорщиков и младших специалистов — так официально называется военная единица в военном городке Печи под Борисовом. Учебный корпус в Печах — величайшая военная формация в Беларуси. В Печах более 4,5 тысячи личного состава — целый поселок по гражданским меркам. Здесь сконцентрировано около 10% всех военных страны.

Учебный центр в Печах существует с 1960 года. Раньше там готовили только младших командиров и специалистов, а с 2001 года — еще и прапорщиков.

72-й учебный центр — это шесть специализированных школ, каждая из которых считается отдельной воинской частью. В разных школах готовят будущих танкистов, водителей и командиров БМП, снайперов, специалистов радиосвязи, начальников столовых — большинство специалистов для белорусской армии. Всего там обучают 81 специальности.

Кроме школ, в учебный центр входят три военные единицы, где солдаты проходят полноценную службу: батальон охраны и обслуживания, центр технического обеспечения и батальон материального обеспечения.

Обучение в Печах занимает 3-4 месяца. Туда попадают молодые солдаты, которых только призвали в армию.

«Прописать собаку»

Удар носком берца в голень. Применялся сержантами в отношении подчиненных солдат. Никто из опрошенных на суде военнослужащих не смог объяснить, почему такой удар имеет именно это название. Результат удара мог быть разный, в зависимости от его силы. «Прописывали собак», по словам пострадавших солдат, все трое обвиняемых сержантов.

«Собаку» от сержанта можно было получить за мелкую провинность, — рассказал рядовой Евгений Красковский. — Однажды я поругался с сослуживцeм, сержант услышал и ударил меня берцем в голень. Еще был случай, когда я споткнулся на площади, тоже «собаку» получил. Кофе сержанту не принес из магазина — еще «собака». Тогда, когда это происходило, я переживал. Теперь уже забылось все».

Солдаты рассказывают, что после ударов берцем по голени было больно, иногда до крови рассекалась кожа, оставались синяки. Никто из руководства части не придавал повреждениям на ногах рядовых значения.

Удар по шее

Еще один популярный вид наказания. Использовался, когда сержант был недоволен видом прически подчиненного ему солдата.

«По шее я несколько раз получал, — рассказал Андрей Сивуха. — За то, что имел неаккуратную прическу. Не сделал так называемый «кантик» — два удара. Сержант бил ладонью, однако ощутимо. Болела голова».

Такие же показания дали еще несколько пострадавших солдат.

«Переворот»

Сержант опрокидывал кровать солдата во время сна. Использовалось это за неподчинение или серьезную вину.

«Газы»

Ночные отжимания всей роты в противогазах. Применялись примерно раз в месяц. Все опрошенные потерпевшие рассказывают как минимум о двух разах, когда «газы» использовал сержант Барановский. В одном из таких случаев причиной наказания стало то, что один из рядовых после возвращения роты с полигона не помыл бачки для еды.

«После отбоя сержант Барановский зашел в роту, приказал всем надеть противогазы и отжиматься, — рассказал на допросе Андрей Сивуха. — Мы начали отжим ся. Как долго это продолжалось, я не могу сказать. Более 15 раз, наверное. Одному из нас стало плохо, тогда Барановский приказал остановиться и отправил этого солдата в туалет умыться. Помыть бачки из-под пищи должен был один из нас, отжиматься сержант Барановский заставил всех».

«Прокачкa»

Отжимания от пола или от земли, замирания на полусогнутых руках. О «прокачке» рассказывают все пострадавшие солдаты. Применялось такое наказание не только ночью после отбоя, но и днем.

«Командовал «прокачкой» сержант Барановский, — рассказал на допросе у следователя рядовой Олег Антоневич. — приказал мне принять упор лежа и считал отжимания. Иногда приказывал остановиться и замереть на согнутых руках. Затем продолжал считать. Во время таких остановок я чувствовал боль в руках. Отжиматься надо было 10-15 раз. Это были издевательства».

«Прокачку» сержанты устраивали просто от плохого настроения или за мелкие нарушения.

Подсудимые Евгений Барановский, Антон Вяжэвич и Егор Скуратович

Подсудимые Евгений Барановский, Антон Вяжэвич и Егор Скуратович

Выкуп за мобильник

По военному уставу все рядовые при поступлении на службу должны сдать свои мобильные телефоны сержанту. Он держит их в отдельной коробке, пользоваться мобильниками солдаты могут только с его разрешения раз в неделю — в воскресенье. При этом телефон не должен иметь выхода в интернет.

Из показаний пострадавших солдат видно, что летом 2017 года в Печах применялась другая практика.

«За телефоны мы платили, — рассказал Роман Аскерко. — Сержанты открыто не требовали деньги, но все знали, что можно заплатить им и пользоваться телефоном неограниченно. Только от офицеров надо было скрывать. Офицеры забирали телефоны, когда видели их у нас. Откупиться можно было только от сержантов. Обычный кнопочный телефон «стоил» 20 рублей, смартфон с интернетом — 40. Я дал 30 рублей и пользовался мобильником, обычно после отбоя. В интернет можно было выходить».

О том, что можно было «выкупить» свой телефон у сержанта, рассказывают все опрошенные на суде солдаты. Большинство из них такой возможностью пользовались. Иногда рядовые сбрасывались по 10 рублей и по очереди пользовались одним смартфоном на четырех.

«Налог» продуктами и сигаретами

По военному уставу, ходить в магазины на территории части рядовые могут в свое свободное время с разрешения командира. На практике разрешение сходить в магазин солдаты просят чаще всего у своего сержанта.

«За время службы в Печах я 18 раз ходил в магазин, так мы подсчитали со следователем на допросе. Каждый раз я должен был что-то принести оттуда сержантам Барановскому и Скуратовичу, — рассказал в суде рядовой Федор Лагвинков. — Сигареты, кофе, вафли. Иногда мы шли в магазин вместе с другими солдатами и тогда сбрасывались, чтобы приобрести сержантам сигарет. Но 13 раз я ходил один, тогда приобретал по два пакетика растворимого кофе. Для меня это было ощутимо. Мы получали около 9 рублей в месяц на личные нужды, родители не имели возможности помочь. В магазин я ходил примерно дважды в неделю, питания в столовой не хватало».

Как рассказывают пострадавшие солдаты, открыто никто из сержантов не принуждал рядовых приобретать им сигареты, кофе и печенье в магазине. Однако если кто-то из солдат этого не делал, ему либо «прописывали собаку», либо какое-то время не разрешали ходить в магазин. Исключение делалось для Александра Коржича, которого сержант Барановский мог отправить в магазин тогда, когда ему чего-то оттуда хотелось.

«Когда желающих пойти в магазин не было, Барановский звал к себе Коржича и ставил ему задачу пойти в магазин и купить ему что-то, — рассказал пострадавший Евгений Красковский. — Об этом знали все в роте. Коржич ходил в магазин через день».

«Неуставные традиции части»

Отношение к действиям сержантов у пострадавших солдат разное. «Он действовал согласно неуставным традициями части», — описал суду свое отношение к поведению сержанта пострадавший Кирилл Штык. — Во время службы я был всем доволен, у меня не было претензий ».

Удары, выманивание и принудительные физические упражнения применялись обвиняемыми сержантами ежедневно, говорят солдаты в суде. В начале процесса судья заявил, что только в отношении Александра Коржича насилие и вымогание денег за три его последних месяца в Печах применялись как минимум 16 раз.

Мать Коржича Светлана на второй день процесса сообщила, что присылала сыну на карточку 50 рублей каждую неделю, кроме этого, он имел на своем счету 600 рублей, которые получил в качестве зарплаты за последний месяц работы в автосервисе.

По словам мамы Саши Коржича, в Печах и сейчас продолжают отбирать деньги у солдат

 

Читайте также: