В Харькове младенцев резали на органы?

В сюжете телекомпании, вышедшем в эфир в конце минувшего года, шла речь о событиях четырехлетней давности. Тогда сразу несколько рожениц обвинили руководство 6-го роддома Харькова в том, что их дети были похищены, убиты и проданы на органы. Расследование длится до сих пор. В нем принимали участие представители Генпрокуратуры и Парламентской ассамблеи Совета Европы. Но даже после эксгумации тел младенцев правоохранители не смогли поставить точку в этом деле. Между тем Би-Би-Си, показав видео вскрытия, фактически обвинило Украину в международной торговле стволовыми клетками, взятыми из человеческих эмбрионов.

«Она была живая!»

Единственному сыну Дмитрия и Елены Стульневых — Эдику — полтора года. А его старшей сестре Регине сейчас могло быть уже четыре.

— Она мне до сих пор снится, — молодая мама не может говорить без слез.

В 2003-м Елена обратилась в харьковскую прокуратуру с заявлением, что у нее в 6-м роддоме украли ребенка.

— Мой срок кончался только под Рождество, но за неделю до Нового года больницу внезапно закрыли, и врачи уговорили меня сделать искусственные схватки, — вспоминает Лена.

23 декабря у Стульневых появился первенец — девочка.

— Она была живая, я это ясно видела, — говорит Лена. — Врачи не отдали мне малышку, а показали издалека. Девочка двигала ручками и ножками, кричала. Я уже знала, что назову ее Региной.

Врачи унесли ребенка. Через два часа приехал счастливый отец, но дочку ему не показали. Отказали ему в этом и рано утром на следующий день. А после обеда акушерка Валя вместе с заместителем главврача больницы сообщили матери, что новорожденная умерла.

— Мы потребовали выдать нам тело для похорон, — плачет Лена. — Но они заявили, что его отправили в какой-то институт для определения причины смерти. Валя попросила меня подписать два чистых бланка, объяснив, что они нужны для проведения экспертизы. Потом я узнала, что на одном кто-то за нас написал отказ хоронить малышку. Что стало со вторым бланком — не знаю до сих пор. А через три месяца мне принесли бумаги, в которых значилось, что девочка появилась на свет мертворожденной. Но ведь я видела: она была живая!

Важная улика

Заявление Стульневых в прокуратуру стало вторым по счету. Говорит председатель всеукраинской ассоциации многодетных семей Татьяна Исаева:

— В программе «Без табу» с Ольгой Герасимюк я рассказала о другой паре, потерявшей ребенка в 6-м роддоме за месяц до случившегося с Леной. Светлана Пузикова тогда тоже родила девочку.

И точно так же, по словам Исаевой, врачи отказались выдать ей ребенка, заявив, что он умер и отправлен на экспертизу.

— Когда ко мне обратилась эта семья, я сначала не поверила, — признается Татьяна Васильевна. — Все-таки госучреждение! Мы ведь с детства приучены безропотно выполнять предписания врачей. И вдруг такое обвинение! Я сразу отправилась к главврачу роддома Ларисе Назаренко: мол, не расскажете, что происходит? Может, вы просто не сумели объяснить причин расстроенным родителям? В ответ Назаренко засыпала меня медицинскими терминами, и после разговора с ней мне пришлось три дня копаться в Интернете, разбираясь в услышанном. Могу сказать, что теперь я не хуже врача понимаю специфику беременности и ее патологии. Вот тогда мы и подали заявление в прокуратуру. Кстати, в женской консультации, где Света наблюдалась до родов, нам подтвердили, что девушка была абсолютно здоровой, никаких отклонений в беременности у нее не нашли. То же самое значилось и в ее личном деле, которое завели в роддоме. Так скажите, с чего бы тогда ребенок родился мертвым?

Медицинскую карточку своей подопечной Исаева считает одной из важнейших улик в этом деле.

— В роддоме позднее подделали результаты анализов, — уверена Исаева. — Но у нас на руках первый и настоящий вариант Светиной карточки.

Матерей подбирали специально?

В 2003 году на Харьковском кладбище № 17 следователи провели эксгумацию в могиле для биоотходов (так медики называют абортированные плоды и мертворожденных детей). Татьяна Исаева признается, что именно она передала видеозапись этой процедуры журналистам Би-Би-Си.

— В гробу оказалось 29 абортивных детей, а 30-й был явно нормально рожденным ребенком. На его теле, как мне пояснили специалисты, видны следы хирургического вмешательства. Череп вскрыт, отсутствуют некоторые внутренние органы — как раз те, которые используют в препаратах для трансплантации, очень дорогих — от семи тысяч долларов, — объясняет представительница потерпевших. — Кроме того, тел по списку должно было насчитываться только 28!

Исаева убеждена: младенцев в 6-м роддоме использовали для трансплантации и получения из них стволовых клеток в Институте проблем криобиологии и криомедицины НАНУ (Харьков).

Однако местные правозащитники сомневаются, что врачи осмелились бы пойти на подобное преступление.

— Зачем им рисковать, убивая плод благополучной в социальном отношении матери? Если уж на то пошло, то подобные махинации скорее производили бы над детьми бомжей, — удивляется руководитель харьковской правозащитной группы Евгений Захаров.

— Почему это произошло именно со Светланой и Еленой? Да потому, что они — очень качественный в генетическом плане тип женщины, — возражает Татьяна Исаева. — Обе в пятом или шестом поколении сельские жительницы, только недавно переехавшие в Харьков. Без вредных привычек, у обеих это первые роды. Именно их младенцы представляют интерес для людей, изготавливающих препараты для трансплантации. А еще Света запомнила, что ее девочку прямо в родзале передали какой-то женщине. Кто она и откуда, не установлено до сих пор. Но точно — не сотрудница роддома.

«Это происки конкурентов»

На все обвинения в свой адрес сотрудники медучреждения отвечают: уже три года Генпрокуратура проводит расследование, но факт совершения преступления не доказан до сих пор.

— Это просто плод больного воображения. У меня других комментариев нет и быть не может! — заявила главврач Лариса Назаренко. — Я имею в виду Исаеву. Наш родильный дом не участвует и не участвовал в научных разработках, связанных с проблемой стволовых клеток.

Директор Института проблем криобиологии и криомедицины НАНУ Валентин Грищенко выдвинул собственную версию происходящего.

— Ученые из Англии, наши конкуренты, обеспокоены успехами института в сфере биотехнологий. Мы давно ведем исследования в сфере клеточной и тканевой терапии и занимаемся проблемами криоконсервации клеток. Поэтому информация, которая прошла в британских СМИ, нацелена на то, чтобы затормозить наши научные разработки и сформировать отрицательное общественное мнение, — считает Валентин Грищенко. — Говорят о том, что у новорожденных берут органы и стволовые клетки. Но их органы очень маленькие, их нельзя пересадить, да и стволовых клеток у них гораздо меньше, чем в других источниках, которые к тому же проще использовать. Кстати, с 6-м роддомом в Харькове мы не сотрудничаем.

По словам ученого, препараты со стволовыми клетками, как правило, изготавливают из мертвых эмбрионов с периодом развития 6-12 недель. Их можно получить из крови пуповины, а также из тканей взрослых организмов за счет собственных стволовых клеток пациента.

…А В ЭТО ВРЕМЯ

Врачи выступили с заявлением

Подозрения в адрес шестого роддома нарушают права врачей — такое заявление распространила администрация этого учреждения.

«Общественная организация, от имени которой озвучены эти ужасные обвинения, ссылается только на подозрения, домыслы, умозаключения, предчувствия отдельных лиц. Все эти «изобличающие» заявления не подтверждаются ни одним фактом! — сказано в заявлении. — Надеемся, что очередной вал этого грязного скандала, который сформировал Украине репутацию международного преступника, вызовет надлежащую реакцию в органах, отвечающих за национальную безопасность страны. И мы наконец узнаем, чей это заказ и кем он финансируется».

Марина Шевцова, Татьяна Костенко, КП-Украина

Проблема трансплантации органов угрожает национальной безопасности страны

Предпраздничное настроение в Украине было омрачено новым витком скандала вокруг незаконной трансплантации детских органов и тканей. В декабре телекомпания Би-Би-Си продемонстрировала видеокадры, позволяющие предположить, что в нашей стране убивали здоровых новорожденных детей с целью получения стволовых клеток для последующей продажи. Незрелые, так называемые стволовые клетки активно используют для регенерации больных органов. «Страна задействована в международной торговле стволовыми клетками, взятыми из человеческих эмбрионов после аборта. Теперь же возникли подозрения, что для получения стволовых клеток используются живые дети», – отмечается в сообщении. В феврале в нашу страну приедут представители Парламентской Ассамблеи Совета Европы, которые займутся проверкой этих фактов.

Жуткий детектив

Упомянутая видеосъемка – лишь продолжение скандала, который уже несколько лет раскручивается вокруг Харьковского роддома № 6. «Некоторые харьковские женщины рассказывают, что у них родились здоровые младенцы, которых затем куда-то унесли сотрудники больницы, – сообщило Би-Би-Си. – В 2003 году украинские власти согласились на эксгумацию около 30 зародышей и тел детей, захороненных на кладбище родильного дома № 6. Одной из присутствующих при вскрытии женщин было разрешено снять все это на видео. Сделанную запись она передала Би-Би-Си и в Совет Европы». Как заявила телекомпания, на видеозаписи видно, что у некоторых мертвых детей вскрыта черепная коробка или другие органы, а в некоторых случаях отсутствуют части тела. Приглашенный для проведения экспертизы британский патологоанатом выразил серьезную обеспокоенность тем, что тела детей были расчленены, поскольку это выходит за рамки стандартной практики проведения вскрытия и, следовательно, может быть связано с выращиванием стволовых клеток из костного мозга.

Видеозаписи тележурналистам передала председатель Всеукраинской федерации многодетных семей Татьяна Исаева-Захарова. Она утверждает, что с 2001 по 2003 год в Харькове исчезло около 300 детей. Такие выводы она сделала на основании собственного расследования, проведенного после обращения одной из матерей – Светланы Пузиковой. По ее словам, 4 ноября 2002 года в 3 часа 45 минут «скорая помощь» привезла 22-летнюю Светлану Пузикову в роддом. Ее отправили в родильный зал. Через пятнадцать минут Светлана родила девочку. Врачи заявляют: ребенок был мертворожденным, Светлана же утверждает, что слышала крик младенца. Но как только ребенок закричал, его сразу же унесла женщина, не присут­ствовавшая при родах. Позже следователи составили фоторобот загадочной женщины, однако ее так и не нашли. На мертвое тело Светлане даже не предложили взглянуть.

19 декабря 2002 года прокуратура Орджоникидзенского района Харькова возбудила уголовное дело. 30 октября 2003 года дело закрыли из-за отсутствия состава преступления, но через две недели заместитель областного прокурора отменил это решение. В апреле 2003 года к Татьяне Исаевой-Захаровой обратилась другая роженица – Елена Захарова. Оказывается, Елена тоже рожала в шестом роддоме, и ей точно так же сообщили, что ребенок мертв. Но женщина клянется, что видела, как новорожденный шевелил ножками и ручками. С марта 2004 года исчезнувшими детьми занимается Генпрокуратура, но расследование не завершено до сих пор. На городском кладбище № 17, куда попадает абортированный материал, в одном из ящиков с останками следователи нашли, по их утверждению, тело ребенка Пузиковой. Однако на бирке с датой смерти значилось 13 декабря 2002 года, тогда как по медицинским документам,ребенок был похоронен ровно за месяц до этого. По этой причине Светлана категорически отказывается признать, что это рожденный ею ребенок. Во время эксгумации тел были установлены и другие странные факты. В частности, в одном захоронении оказывалось по несколько младенцев, хотя мертворожденных должны хоронить отдельно. Там же в могильнике обнаружено еще одно тело младенца со следами препарирования. И после этого Исаева-Захарова решила, что детей продавали за границу не целиком, а частями.

Проделки мафии или конкурентов?

В августе 2005 года для расследования обвинений в краже младенцев Украину посетила докладчик ПАСЕ Рут-Габи Вермот-Мангольд. Она пришла к выводу, что факты соответствуют действительности: «Органы младенцев можно пересаживать другим детям, но не это главное. Такой материал пригоден для трансплантации кожи и забора стволовых клеток. Подобные истории случались в разных городах Украины: во Львове, в Харькове, в Киеве». Представительница ПАСЕ также предположила, что в Украине существует целая преступная сеть, ведь один человек не в состоянии заниматься подобными вещами.

Сотрудники роддома уже устали от скандала, разразившегося над их заведением, и ждут скорейшего завершения дела. Все обвинения в свой адрес они отвергают. Откуда взялся расчлененный младенец, они не знают. По утверждению детского патологоанатома Харьковского патологоанатомического центра Ольги Ризановой, в могилах были захоронены абортированные плоды позднего срока беременности, которые за границей вообще не считаются детьми. Более того, согласно действующему указу Министерства здравоохранения, их можно использовать для разных опытов, в частности и для обучения тех же студентов медвузов.

Тем временем сразу же после телевизионной передачи Би-Би-Си неожиданное заявление сделала бывший следователь Генпрокуратуры Ирина Богомолова. По ее словам, как только ей передали это дело, она переквалифицировала его в дело об исчезновении ребенка, поскольку обнаруженный расчлененный младенец не мог быть плодом. Однако через пять месяцев она была отстранена от ведения дела и уволена по сокращению штата, несмотря на то, что, по ее словам, вплотную приблизилась к раскрытию дела. В то же время начальник пресс-службы Генпрокуратуры Алексей Бебель заявляет, что этот факт не соответствует действительности. Он говорит, что в настоящее время дело ведется по факту халатного отношения медперсонала к свом профессиональным обязанностям. Богомолова же с мая 2006 года находится на пенсии и никакого отношения к данному делу не имеет.

С призывом к СМИ о корректности в освещении этой темы обратилось Министерство здравоохранения. Так, Координационный центр трансплантации органов, тканей и клеток официально сообщает, что нет никакого смысла в использовании органов младенцев с целью трансплантации – их нельзя пересаживать взрослому человеку из-за их функциональной неполноценности. По словам директора центра Александра Кухарчука, в использовании тканей и органов для выделения стволовых клеток тоже нет смысла, поскольку клетки живых младенцев имеют меньший потенциал для размножения, чем стволовые клетки, выделенные из абортивного материала. Что касается Харьковского роддома, то пресс-служба Министерства здравоохранения официально заявила, что факты, которые бы свидетельствовали о торговле детскими органами или похищении детей, не установлены.

Дутым считает скандал и академик Олег Бобров – один из основателей Всеукраинского проекта по защите прав врачей. По мнению выдающегося хирурга, подобные сенсации раздуваются по заказу западных конкурентов, стремящихся нанести удар по украинской научной школе трансплантологии, которая существенно опережает западную. Еще во времена СССР был создан Харьковский институт криомедицины, сделавший прорыв в лечении клетками. Стволовые клетки, по мнению Олега Боброва, позволят победить инфаркт, гепатит, цирроз печени, болезни почек. Хирург уверен, что происходит банальный передел сфер влияния. Пересадка почки в Польше стоит от 40 до 60 тысяч евро, в Португалии – до 80 тысяч. Поэтому конкуренты заинтересованы в том, чтобы в Украине трансплантология замерла, поскольку из-за дешевизны услуг мы могли бы обеспечить себе поток клиентуры со всего мира.

Аборт-конвейер

Вряд ли даже визит европейских комиссаров расставит все точки над «і» по харьковскому делу. Однако данный случай обнажил еще одну проблему, связанную с получением стволовых клеток. Сегодня многие женщины сознательно за 200–300 долларов идут на аборт, доносив ребенка до соответствующего срока, когда возраст клеток оптимален. Зачастую он превышает трехмесячный срок, предусмотренный украинским законодательством для проведения аборта. Врачи провоцируют выкидыш, из которого берут пункции. Материал активно используют для так называемой фетальной терапии при омоложении организма. По неофициальным данным, подобные вещи активно практикуются в Харьковской и Донецкой областях. В частности, год назад Донецкая областная прокуратура передала в суд дело против главного врача Мариупольской больницы скорой медицинской помощи и директора созданного на ее базе ООО «Новомед».

Как утверждает Алексей Баганец, бывший тогда прокурором Донетчины, начиная с 2000 года на базе «Новомеда» было сделано свыше сотни операций по вживлению стволовых клеток, хотя у коммерческого предприятия лицензии на подобную практику нет. Стоимость лечения колебалась от 300 до 1500 долларов. После анализа изъятых препаратов было обнаружено использование клеток, полученных из еще живого эмбриона, что дало основание впервые в Украине возбудить уголовное дело по статье 143 Уголовного кодекса, предусматривающей за нарушение порядка трансплантации органов или тканей человека ограничение или лишение свободы сроком до 5 лет. У плодов, находившихся в утробе матери, брали пункции из печени или головного мозга. Трансплантат извлекали именно из живого эмбриона, а не во время аборта. После такой операции происходил выкидыш. А затем полученная жидкость вводилась клиенту внутримышечно или внутривенно, иногда надрезались мягкие ткани и трансплантат вживлялся в них. Суд еще не завершен. Но есть все основания утверждать, что подобных случаев, пока не зафиксированных стражами порядка, намного больше.

Месяц тому назад, согласно президентскому указу, Служба безопасности Украины взяла под особый контроль материалы, касающиеся возможного осуществления преступлений в Украине, связанных с торговлей человеческими органами или тканями. Проблема незаконной трансплантологии в Украине сегодня стала настолько серьезной, что уже можно говорить об угрозе национальной безопасности.

Василий Васютин, Без цензуры

Читайте также: