«Оперативное прикрытие»: как разорить завод, «порвав» инвестора

Судя по всему, возрождение завода в планы майора Свиридкина и его друзей явно не входит. А значит, завод постигнет та же участь, что и ВАТ «Чаркссыкерамзит», ВАТ «Черкассыагробуд» и ряд сельскохозяйственных предприятий, ранее санируемых «кланом» Кузнецовой. Как стало известно из хорошо информированных источников, герой публикации «УК» «Майор СБУ Свиридкин: скромен в штыковом бою, силен в коммерции» буквально на следующий день после выхода материала помчался на прием к своему начальству: «Мои конституционные права нарушают!». Состряпав соответствующее заявление, боец невидимого фронта Андрей Свиридкин требовал наказать дерзких «преступников», посягнувших на его личные свободы, то есть посмевших «тайно» сфотографировать его персону. Жутко неприятно стало господину майору от того. Но тут, как говорится, чья б корова мычала. Потому что в Черкассах по части нарушения конституционных прав граждан Свиридкину равных нет. Яркий тому пример — история о Свиридкине и заводе ЧЗТА.

Свиридкин и ЧЗТА

Черкасский завод телеграфной аппаратуры — одно из крупных предприятий советской оборонной промышленности. В середине 90-х, когда глубокий экономический кризис «сплел лапти» почти всем промышленным гигантам аналогичного направления, производство на ЧЗТА почти полностью замерло, а от более 3- тысячного трудового коллектива осталось около двухсот работников. Появились миллионные долги перед Госбюджетом, Пенсионным фондом и по зарплате. Фактически завод прекратил свое существование.

Перед ним оставался только один путь — обьявить себя банкротом. Таким образом, в 2004-м году Хозяйственный суд в Черкасской области возбудил дело «О банкротстве Черкасского завода телеграфной аппаратуры». И хоть процедуру банкротства законодатель разрабатывал с целью реанимации замершего производственого процесса, однако даже специалисты признают, что в украинской действительности подобные надежды, как правило, иллюзорны, и никакой связи с реальностью не имеют. Так как в продолжении всех лет действия законодательства о банкротстве, через эту процедуру прошли сотни предприятий, но лишь единицы и впрямь возродились. Да и то, как утверждают злые языки, разгадка этого феномена кроется в первоначальном интересе арбитражного управляющего сбагрить тот или иной вполне перспективный заводик своим ближайшим родственникам — натурально, за копейки. Поэтому ожидать чуда для Черкасского ЗТА, о состоянии которого можно было смело утверждать – «пациент скорее мертв, нежели жив» — явно никакого резона не было.

Ничего подобного и не случилось. Ибо завод упорно шел к своей неминуемой гибели. Но некоторую надежду на воскрешение предприятия, (хоть и малую) давало решение Хозяйственного суда о введении процедуры санации: завод получал шанс выжить, если его судьбой (и собственностью) заинтересуется мало-мальски состоятельный инвестор.

Благодаря четкой и принципиальной позиции бывшего председателя комитета кредиторов ОАО «ЧЗТА» Сергея Гончара и генерального директора ООО «Капри-2000» Владимира Зайца — первого и единственного инвестора завода, долги по зарплате, которые составляли более 888 000 гривен, удалось уменьшить более чем в 11 раз.

Но и без того весьма призрачное счастье предприятия оказалось непродолжительным. Вдруг, ни с того ни с сего, первый санатор добровольно оставил свою должность. Вот именно в этот момент на горизонте и появился скромный герой нашего времени — майор СБУ Андрей Свиридкин. Он был назначен лично начальником Черкасского УСБУ Иваном Прокопенко куратором от Службы — как бы гарантом того, что во время процедуры санации инвесторам не будут мешать работать хотя бы бандиты. И именно он – Свиридкин — дружески предложил рекомендовать на должность санатора свою знакомую — Валентину Кузнецову. Но в связи с тем, что срок действия ее лицензии истек, она пролоббировала кандидатуру своего сына — Павла Копыльца. Комитет кредиторов никаких возражений против него не имел, и вскорости, вместо убывшего, Хозяйственный суд назначил санатором господина Копыльца.

Но чуть ли не с первого момента его прихода на должность на предприятии стали происходить странные вещи.

«Великолепная четверка»

Естественно главным помощником и советчиком нового санатора предприятия стала его родная мать — Валентина Кузнецова. И именно она, а не санатор, мгновенно превратилась в первое лицо на предприятии в столь трудный для него период. Прибрав все «хозяйство» к рукам, г-жа Кузнецова, действовала в полном согласии с начальником службы безопасности предприятия господином Кудрей (с его же слов, другом и приближенной особой начальника Черкасского УСБУ Иваном Прокопенко, которого после известной дозы спиртного он за глаза называет «Ваней»).

Перво-наперво «великолепная четверка» быстро и аккуратно «съела» с должности технического директора завода — Михаила Бублия, который, как оказалось, слишком любил ЧЗТА, чтобы позволить его безнаказанно разворовывать. Второй жертвой этой «группы захвата» оказался председатель комитета кредиторов — господин Гончар (он же начальник Сосновского районого в Черкассах пенсионного фонда). Можно лишь догадываться относительно применённых «великолепной четверкой» методов воздействия на упомянутых выше должностных лиц, но то, насколько они драконовские, красноречиво свидетельствует достигнутый результат. А он — неизменно превосходный, так как первый начальник «лишь» тихо простился со своей должностью, а второй вдруг категорически отказался принимать участие в работе совета кредиторов (!), уполномочив на это свою заместительницу. И, что более всего странно: до сих пор оба молчат о происшедшем, как партизаны. По-видимому, у «четверки» в запасе имеется довольно внушительный арсенал методов влияния с очень широким спектром действия. Потому, что темные дела, происходящие на ЧЗТА, уже наводят ужас и на простых черкасских обывателей.

Моему черкасскому коллеге, который только попытался хоть что ни-будь разузнать об этом заводе и сложившейся там ситуации, клерки из областного госадминистрации посоветовали не соваться в это дело: иначе, мол, с ним будет то, что и и с Гонгадзе.

В то же самое время «великоленая четверка» всерьез занялась «ликвидацией» самого инвестора. И начали его «выедать» тихим способом — игнорируя его законные требования. А когда процесс желаемого результата не принес, в ход пустили «тяжелую кавалерию» — майора СБУ Свиридкина. А он, будьте спокойны, тут же вцепился в «Капри-2000» хваткой нильского крокодила. Ведь то, что многие офицеры СБУ зарабатывают на жизнь, как они сами и выражаются, «разводом «комерсов», уже давно стало нормой жизни для украинских правоохранительных структур. Очень сомнительно, что начальник Черкасского СБУ не был в курсе событий, поскольку против строптивых предпринимателей был запущен чуть ли не весь арсенал этого серьезного ведомства. Генеральний директор «Капри-2000» Владимир Заец и комерческий директор Андрей Петренко попали под «пресс» «чекистов» по полной программе: телефоны — на прослушке, а сами предприниматели в одночасье оказались под колпаком «наружки» — так называемой «семерки». Факт прослушивания телефонов подтверждался просто. Не успел Заец переговорить по телефону с иногородними бизнесменами, как суть разговора уже известна майору Свиридкину. Едва ли Петренко удалось договориться по телефону о встрече с тогдашним председателем комитета кредиторов Гончаром, как на подходах к рабочему кабинету Гончара Петренко перехватывает все тот же Свиридкин — наш пострел везде поспел! А еще ответственные работники УСБУ не погнушались распространять в среде черкасского чиновничьего люда «страшилки» о якобы криминальном прошлом Владимира Зайца. Мол, находясь на учебе в Рязанском радиотехническом институте, он являлся крупным «уголовним авторитетом». И это в 17 то лет отроду!

Но наш майор даже здесь сумел перещеголять всех, едва не сорвав Зайцу подписание договора о взятии кредита в банке. В.Заец оформлял кредит в банке. Буквально в последний момент Зайцу чуть не отказали, прочитав письмо о его «бандитском прошлом», составленное неутомимым Свиридкиным. Хорошо, что в банке имеется своя служба безопасности, у которой есть свои каналы добычи информации. Разобравшись во всем, банкиры сообразили, что обвинения в адрес Зайца — полнейший бред, и в кредите не отказали. Так что на этот раз майорская диверсия не удалась.

А ведь «контора» мола бы придумать что-нибудь и поправдоподобнее. Обидно за сужбу, обмельчала… А почему Рязань, собственно? А не потому ли, что в Черкассах на Зайца никакого компромата нет и в природе? Это ведь очень легко проверить.

Также не обошел своим вниманием предприимчивый майор Свиридкин и Андрея Петренко. Майор, вероятно, не корысти же ради, пытался всучить ему боевой пистолет времен войны — «Парабеллум», а потом и «ТТ». Мол, держитесь, будем отстреливаться; какой же видный бизнесмен, и без оружия! Эсбэушная хитрость не удалась: Петренко категорически отказался покупать оружие. Но и майор — непромах. Он тут же начал расспространять в нужных местах «оперативную» информацию о, якобы, имеющимся у гр-на Петренко оружии, явно планируя подбросить Андрею пистолет позднее. Но Петренко «намек» отлично понял, и тут же написал в прокуратуру соответсвующие заявление о «коммерческих» предложениях «ковбоя» Свиридкина (кстати, указанное прозвище майор получил в некоторых кругах за свои любимые ковбойский сапоги). И коварный план (на языке Свиридкина – оперативная комбинация) провалился. Не из-за этого ли фиаско Свиридкина недавно «ушли» с должности начальника отдела?

Давление и постоянные угрозы в адрес бизнесменов, сделали, наконец, свое дело. Владимир Заец, всерьёз опасаясь за свой бизнес, а пуще того — за жизнь и здоровье коллеги Петренко, под диктовку Свиридкина, непосредственно в в салоне автомобиля, на чистом листе бумаги — безо всяких там печатей или регистрационного номера — написал заявление. Суть которого сводилась к тому, что он , якобы, добровольно отказывается от инвестиционных обязательств из-за, опять таки якобы, отсутствия необходимых для инвестиционной деятельности средств. «Ну все, теперь вас никто трогать не будет. Ты снял меч, висящий над всем твоим бизнесом», — сообщил Свиридкин Зайцу и убыл. А через три часа после этой «милой беседы» ксерокопия «документа» оказалась в руках санатора Копыльца. Да Копылец, собственно, и не скрывал, что эту бумагу ему «притаранил» именно выше упомянутый эсбэушный майор. Но только через неделю этот же «документ» оказался на столе председателя комитета кредиторов.

СБУ и «Капри»

Владимир Заец не сдался и написал на имя председателя комитета кредиторов другое заявление. По сути, он поставил председателя комитета кредиторов в известность относительно того, что не желает отказываться от инвестиционных обязательств по ЧЗТА. А свое предыдущее заявление об отказе попросил считать недействительным, поскольку оно было написанным «под давлением». Таким образом, в руках озадаченных членов комитета кредиторов в одно и тоже время оказались два совершенно противоположные по смыслу документа. Пригласив инвестора на специально созванное по поводу его странного поведения заседание и заслушав пояснения, комитет кредиторов никакого решения так и не принял. Само собой разумеется, что о «художествах» представителя СБУ там никто не упоминал, а потому все действия инвестора в глазах членов комитета приняли вид какой-то абсолютно дурацкой шутки.

Явно не ожидая такого коварства со стороны руководства «Капри», УСБУ в лице майора Свиридкина тут же перешло в контрнаступление. Последний нагло изложил финансовому директору «Капри-2000» Андрею Петренко суть ультиматума, перехватив его на пути к кабинету председателя комитета кредиторов С.Гончара. «Если завтра до 10 утра вы не известите меня о прекращении движений по заводу, вам будет объявлена война, и с вами поступят по законам военного времени. Тоесть просто уничтожат!» — озвучил позицию УСБУ Свиридкин. Против обоих представителей инвестора — Андрея Петренко и Владимира Зайца, как относительно матерых преступников в сфере экономики, вновь были задействованы эсбэушные спецсредства: прослушка телефонов, «наружка» и т.д.

Миссию расточать угрозы взял на себя и начальник службы безопасности ВАТ ЧЗТА господин Кудря, офицер милиции в отставке. В его речах, в отличие от по-военному точных формулировок майора Свиридкина («уничтожим по законам военного времени»), явно сквозили бандитские нотки: мол, не уйдёте с завода, и вам «трубами развалят головы» или «эти козлы решили зайти на завод, а никому не отстегнули»…

Трудовые подвиги клана Кузнецовой

Пока инвестору интенсивно мешали работать, на предприятии начали происходить весьма странные вещи, которые иначе как «дерибан» просто и назвать нельзя.

«Великолепная четверка» в составе Кузнецовой, Копыльца, Кудри и Свиридкина немедля приступила к распродаже основных средств предприятия. Под «раздачу» попали десятки тонн высоколегированной инструментальной стали и государственный мобилизационный резерв. Так как санатор, едва дождавшись принудительного ухода с завода ООО «Капри», тут же сделал то, что раньше инвестору настоятельно рекомендовал майор Свиридкин: подписал договор на сдачу в металлолом оборудования, материальных ценностей и производственных запасов. В заводскую кассу — еще в начале марта — поступила внушительная сумма денег — 210 000 гривен, которой было вполне достаточно для поддержания хозяйственной деятельности завода. Но в условиях «шоу», которое развернулось вокруг ЧЗТА, эти деньги так и пролежали мертвым балластом до конца мая 2006-го. Что же еще может столь красноречиво свидетельствовать о том , что возрождение завода в планы «великолепной четверки» и вовсе не входило? Иначе зачем нужно было сбывать те материальные ценности, которые крайне необходимы для восставления производственного процесса и производственных мощностей? Ведь элементарный анализ накладных об отпуске металлолома ООО «Фирма Мэркс» свидетельствует о том, что к категоии металлолома Копылец и Кузнецова отнесли болты, винты и даже водопроводные трубы. Без которых невозможно возобновить отсутствующие на заводе на протяжении 6-ти лет водобснабжение. А «инструментальную» сталь занесли в разряд «ржавой»…

Как объясняют специалисты, эта сталь не поддаётся коррозии. И она может пролежать в земле хоть и 30 лет, при этом не утратив своих качеств. Тем не менее, нынешнее руководство завода умудрилось тихонько сдать ее в пункты приемки металла — по цене металлолома. Кстати, договор о сдаче металлолома был подписан Копыльцом 6 февраля. То сть, именно в тот день, когда Свиридкин вынуждал Зайца писать заявление об отказе от инвесторства.

Проанализировав кипу накладных, касающихся сдачи в металлолом «инструменталки» этот вывод напрашивается сам собой. Ведь не смотря на то, что желающих купить такую сталь по цене не менее 6-10 гривен за 1 килограмм хоть отбавляй (а об этом свидетельствует масса объявлений, помещенных в соотствествующих деловых изданиях), всю партию почему-то отдали по цене в 1 гривну 40 копеек за килограмм. Вы в это поверите?

Кстати, проведенная впоследствии экспериза, на чем настаивала одна из первых проверок, появившаяся в Черкассах после письменных обращений В.Зайца к руководству СБУ, придет к заключению, что эта сталь таки не ржавеет… Разница же между вырученной за ее сдачу в пункт приема металлолома «Фирмы Мэркс» и ее минимальной реальной стоимостью составит 20 000 гривен. Всего же, с легкой руки «четверки», имущество, внесенное в мобрезерв, «похудело» более чем на 100 000 гривен. Но об этом — позже.

В целом деятельность группы Свиридкира-Копыльца-Кузнецовой-Кудри в течении года серьезно углубила кризис на заводе: долг по зарплате вырос в два, а количество работников сократилось в три раза. Зато санаторы-ликвидаторы смогли обзавестись обновками: Копылец приобрел квартиру в Киеве, Свиридкин — джип, а Кудря — новенькую «Шкоду»…

«Проделки с ЧЗТА — это не первый трудовой подвиг «клана» Кузнецовой. Предыдущими жертвами стали несколько предприятий, и в том числе завод ВАТ «Черкассыкерамзит», от которого Кузнецова & Ко натурально оставили рожки да ножки…

Завод с подъездными железнодорожными путями и земельным участком в несколько гектаров продан всего-навсего за 30 тысяч доларов США…

ЧЗТА и «хозяйственные» судьи

…Тем временем в среде комитета кредиторов начало вызревать смутное неудовольствие относительно стиля и методов работы нового санатора и его команды. Поскольку изменений в лучшую сторону — после катавасии санатора с инвестором — на заводе уже не наблюдалось. Не смотря на то, что на должность санатора Хозяйственный суд в Черкасской области назначил г.Копыльца 30 декабря 2005 года, уже в марте комитет кредиторов обратился в Хозяйственный суд с требованием прекратить его полномочия.

Между тем, долгое время не могло состояться ни одно судебноое заседание: санатор долго болел, чем основательно досаждал комитету кредиторов.

Странным поведение санатора П.Копыльца называют и в черкасском областном отделении Фонда госимущества Украины.

— Наше удивление вызывает то, что за все время работы он не смог разработать такой план санации, с которым можно было бы согласится. Тем не менее, уже дважды нашим специалистам пришлось возвращать разработанный им план санации, поскольку он требовал серьёзной доработки. Наша позиция — сделать все возможное ради возрождения производства на ЧЗТА, в котором есть солидная доля (приблизительно 25 %) собственности государства,- рассказывают работники Черкасского регионального отделения ГФИУ.

Пока санация «буксует», предприятие сегодня лихорадят другие процессы. В начале июня следственный отдел прокуратуры Черкасской области возбудил уголовное дело (№ 2510600095) по факту злоупотребления служебным положением должностных лиц ОАО «Черкасский завод телеграфной аппаратуры» — по ст.364 ч.2 КК Украины. Этих должностных лиц подозревают в том, что они без получения соответствующих разрешений, в нарушение Закона Украины «О возобновлении платежеспособности должника или признание его банкротом», реализовали товарно-материальные ценности по заниженной стоимости. Чем нанесли государству и акционерам убытки на сумму свыше 44 000 гривен.

Пока комитет кредиторов пытался через суд сменить санатора, а сам санатор регулярно в суд не являлся, имущество завода продолжали распродавать за копейки. Похоже, что завод «приговорен»…

К такому выводу подталкивают и результаты судебной «войны». Судья Хозяйственного суда в Черкасской области Олег Чевгуз, «промытарив» дело несколько месяцев, Копыльца с должности санатора так и не снял, решив вопрос в его пользу.

Так может зря Заец и Петренко уповали на то, что Служба вообще еще способна беспристрастно разобраться в ситуации, отправляя Главе СБУ письмо за письмом и телеграмму за телеграммой? Нет. Не зря. Черкасское УСБУ на протяжении нескольких последних месяцев трясут проверка за проверкой. А самая последняя отбыла в столицу на прошлой неделе. Пока известно лишь то, что майор Свиридкин полностью отстранен от дел. Теперь все должностные обязанности этого офицера сводятся к банальному отмечанию в журнале посещения места работы.

Проверяемое УСБУ на шаги отстраненных инвесторов пыталась отвечать злокозненными происками. На стол губернатора Черкасщины немедленно легло письмо из Черкасского УСБУ (№ 8/2088) о том, что ООО «Капри», которая официально все еще остается инвестором ЧЗТА, сама без пяти минут — банкрот. Появились и заключения «экспертов» аналогичного характера, оказавшиеся на поверку форменной «липой», потому как официально никто никаких исследований финансового состояния фирмы «Капри» не проводил.

Недавно же органы судебной экспертизы, проанализировав финансовое состояние инвестора, пришли к выводу, что фирма «Капри» как инвестор — состоятельна. Сегодня оборотный капитал фирм, входящих в корпорацию, составляет не менее 22 миллионов гривен. Активов имеется на сумму более 15 миллионов. Всего корпорацией создано 900 рабочих мест. Такие вот «банкрот»…

А с одним полковником милиции, который вел расследование о незаконной сдаче на металлолом инструментальной стали, неизвестные «шутники» поступили еще жестче. Его жене стали названивать неизвестные люди и утверждать, что ее муж ей нагло и цинично изменяет: мол, говорит, что на работе, о сам в это время по любовницам разъезжает… И так каждый день в течении двух месяцев! Ну какая женщина спокойно перенесет такое?! И, главное — работники Черкасского УСБУ здесь абсолютно не причем…

P.S. Если бы инвестору не вставляли палки в колёса, то ныне мёртвый завод уже стал бы работать. С момента запуска производства количество рабочих мест сразу бы возросло, как минимум, в два раза. А в первый месяц работы валовый доход предприятия достиг бы 1,5-2 миллионов гривен. Но, судя по всему, возрождение завода в планы майора Свиридкина и его друзей не входит. А значит, завод постигнет та же участь, что и ВАТ «Чаркссыкерамзит», ВАТ «Черкассыагробуд» и ряд сельскохозяйственных предприятий, ранее санируемых «кланом» Кузнецовой.

Анатолий Сердюк, Черкассы, специально для «УК»

Читайте также: