Переяславские «оборотни»: хрестоматия преступлений «ментовской» ОПГ (документы)

УБОПы Киева и столичной области уже боятся связываться с коллегами-«оборотнями» из провинции: себе дороже или «родственность душ» и методов обязывает? «Бизнес» на краденных автомобилях наладила ментовская шайка в Переяслав-Хмельницком. «Оборотни в погонах» — это явление, как раковая опухоль, поражающая весь правозащитный организм государства, лишает последнее элементарного иммунитета в борьбе против насильников, проходимцев, разбойников, убийц и казнокрадов.

За примерами далеко ходить не будем. Рассмотрим ситуацию на примере одной простой ситуации, которая стала известна «УК» в силу профессиональной деятельности ее авторов.

В «УК» обратился гражданин Степченко, по словам которого, он пострадал от преступных действий неких граждан, завладевших его автомобилем.

Ситуация выглядела исключительно банально: Степченко несколько последних лет пользуется (пользовался) автомобилем, принадлежащим его знакомой — гражданке Синенко, на основании доверенности. Подобная ситуация наблюдается достаточно часто и распространенно: титульный собственник автомобиля — одно лицо (гражданка Синенко), а реальный пользователь — другое (гражданин Степченко). Между участниками этой нехитрой схемы не возникает никаких трений и разногласий, вопросы пользования автомобилем решаются добровольно и согласованно. Так было и в описываемом случае.

Несколько раз Степченко уезжал по вопросам бизнеса, однако автомобиль оставлял на хранение у своих знакомых. Чего, казалось, зазорного в том, чтобы не день-два автомобиль оставить под присмотром соседа, партнера по бизнесу, механика на СТО и т.д.?

Однако, в один нехороший день Степченко, вернувшись из командировки, обнаружил, что автомобиль… пропал. Пропал очень просто: товарищ, которому потерпевший доверил присмотр за авто, немотивированно отказался возвращать машину, а впоследствии вообще перестал отвечать на телефонные звонки, и, как стало позже известно, уехал из Киева.

Поначалу потерпевший Степченко не проявлял особого беспокойства: свидетельство о регистрации транспортного средства (техпаспорт) он предусмотрительно оставил у себя, а без техпаспорта, что общеизвестно, далеко не уедешь (буквально — до первого поста ГАИ), не говоря уже о невозможности продажи автомобиля.

Однако, когда молчание держателя автомобиля затянулось, Степченко всерьез забеспокоился, написал заявление в милицию, обратился к адвокатам, начал самолично активные поиски автомобиля и пропавшего знакомого.

Но через несколько дней поисков вдруг выяснилось непонятное обстоятельство: автомобиль оказался реально… продан! Чего, имея на руках оригинал техпаспорта, Степченко просто не допускал…

Здесь целесообразно продемонстрировать нашим читателям традиционные иллюстрации, копии доверенностей, которыми сопутствовались операции с автомобилем:

Первая доверенность, которую видят читатели – оригинальная доверенность, которую номинальный собственник автомобиля г-жа Синенко выдала г-ну Степченко, и на основании которой последний и пользовался автомобилем.

Вторая же доверенность (заранее просим прощения за плохое качество копии), якобы выданная гражданином Синенко гражданам Раздобудько Тарасу Викторовичу, 18.11.1973 года рождения, проживающему по адресу: г. Переяслав-Хмельницкий, ул. Фабричная, 5 (общежитие) и Мишко Сергею Ивановичу, 07.10.1979 года рождения, проживающему в том же Переяслав-Хмельницком, по улице Встречной, 10, как оказалось, никогда Синенко не выдавалась.

Синенко никогда не знала и не ведала о существовании ни г-д Раздобудько ии Мишка, и никогда не бывала в Яготине (где доверенность была удостоверена частным нотариусом Дещенко).

Кроме того, даже невооруженным взглядом и неспециалисту видны существенные различия между подписью Синенко на первой доверенности (подписанной реально) и на второй (поддельной).

На основании второй доверенности, которую якобы гражданка Синенко выдала Раздобудько и Мишку, последний подал заявление в МРЕО-4 города Киева о выдаче дубликата техпаспорта, мотивировав необходимость выдачи доверенности потерей оригинала, и без особых сложностей получил дубликат техпаспорта (что существенно облегчало возможность продажи чужого автомобиля).

Дальше – не менее лихо: Раздобудько Тарас Викторович уже в Переяслав-Хмельницком у частного нотариуса Сокур, третьей из приведенных выше доверенностей передоверил свое якобы право пользования и продажи автомобиля, полученное от собственника Синенко, гражданам Мишко Сергею Ивановичу (все тому же, который имел право пользования и владения автомобиля на основании второй – поддельной — доверенности) и Бугай Валентину Николаевичу, 28.12.1972 года рождения, проживающему все в том же Переяслав-Хмельницком, по переулку Революции (Костюка), 15.

Дальше — дело техники: гр-н Мишко преспокойно (во время очередного отсутствия Степченко) снял автомобиль с учета и реально продал некоему гражданину из города Ровно, где автомобиль находится и сейчас. При снятии с учета Мишко все необходимые действия по проверке автомобиля в базах угона, поиска, запретов, перебивки номеров, подделки номеров и пр. с удивительным (пока что) упорством осуществил все в том же Переяслав-Хмельницком.

Казалось, схема проста и очевидна. Организованная мошенническая группа, занимающаяся подделкой доверенностей, завладела автомобилем; участники группы установлены (ибо номинально проходят по доверенностям и сопутствующим продаже документам), при наличии показаний Синенко, что она ни одного из них никогда не видела и доверенностей не выдавала — впору, по всем правилам, возбуждать уголовное дело и оперативно помещать всю шайку на скамью подсудимых.

О таком сверхпростом и очевидном уголовном деле все опера и следователи могут только мечтать: преступники очевидны, установлены, в документах указаны их адресные данные, преступление фактически раскрыто! Это не «висяк», когда приходится искать убийцу (убийц) неустановленного человека, полугодовалый труп которого случайно выкопают сельчане при вспашке огорода. Это также не «висяк», когда вернувшаяся из летнего отпуска семейная пара обнаруживает вскрытую квартиру с вынесенной мебелью, и тому подобные преступления…

Однако, вопреки нашим ожиданиям, киевские городские и областные УБОПы, занимающиеся рассмотрением заявления о преступлении, с редким и необъяснимым упорством и единодушием возбуждать дело не захотели. Устно (!) объяснив свою мотивацию достаточно экзотично: недостаточно доказательств для того, чтобы было очевидно (!) событие преступления. При этом, повторимся, собственник автомобиля категорически утверждает, что автомобиль продавать желания не имела, и доверенностей Раздобудьку, Мишку, Бугаю и кому-либо еще — не выдавала; в Яготине и Переяславе никогда не была. Что готова подтвердить под угрозой уголовной ответственности за неправдивое заявление о преступлении.

«Доблестные» УБОЗы Киева и области продолжали «падать на мороз», всячески мотивируя невозможность возбуждения уголовного дела. Поначалу мы даже заподозрили попытку вымогательства взятки за возбуждение уголовного дела (что в насквозь прогнивших правоохранительных органах нашего государства встречается более чем часто). Однако раздобытая нами информация оказалась крайне ошеломительной и объясняющей нежелание стражей порядка возбудить уголовное дело.

Учитывая то, что фигуранты кражи (будем называть вещи своими именами) автомобиля все проживали в Переяслав-Хмельницком, мы связались со знакомыми операми Переяслав-Хмельницкого межрайонного отдела внутренних дел с намерением выяснить, не известны ли последним фамилии Роздобудько, Мишка, Бугая?

Мы подозревали, что данные граждане либо умерли, либо разыскиваются за совершенное крайне общественно опасное преступление, либо являются бомжами. Это обстоятельства позволяют третьим лицам пользоваться документами разыскиваемых граждан для осуществления незаконных сделок. Либо же, если подозреваемые являются бомжами – самих вовлекать в преступные схемы мошенников.

Во всех случаях пользы от таких знаний мало (что взять с человека, который «умер» или уже пять лет разыскивается за грабеж; или с бомжа, не просыхающего от денатурата?), но полученные сведения могли бы прояснить ситуацию.

Да и местным операм фамилии этих граждан — в таких случаях — должны быть знакомы на слух.

Действительно, все три гражданина — Роздобудько, Мишко и Бугай — оказались весьма хорошо знакомы Переяслав-Хмельницком операм! Особенно — Роздобудько Тарас Викторович. Но не по той причине, которую мы предполагали с самого начала: весьма «уважаемый» гражданин Роздобудько уже который год возглавляет… следственный отдел Переяслав-Хмельницкого отдела УВД. А Мишко и Бугай – его первейшие помощники в грязном «бизнесе»… торговли краденными автомобилями, «крышуемой» своим начальником!

Все сразу стало на свои места: потому то в Переяслав-Хмельнциком проводился и осмотр автомобиля, с получением всех необходимых справок — что он в наличии, в порядке и готов к продаже.

В Яготине, где удостоверялась вторая (из приведенных нами) доверенность, якобы выданная гражданкой Синенко гражданину Роздобудьку, начальником райотдела милиции работает некто Шинкарь – бывший сослуживец Роздобудько по Переяслав-Хмельницкому (Шинкарь в свое время занимал должность местного заместителя начальника ГАИ, и еще в то время пристрастился оказывать помощь Роздобудько, естественно — небесплатно).

Нотариуса Дещенко, который в Яготине «удостоверил» доверенность никогда не бывавшей в этом городке госпоже Синенко в адрес г-на Роздобудько, некоторое время назад «взяли» оперативники Шинкаря за мелкие «погрешности» в работе, и просто явили перед ним дилемму: «либо садим, либо будешь работать на нас…» Очевидно, нотариус Дещенко выбрал последний вариант, однако, «содействие» яготинским и переяслав-хмельницком милиционерам не спасло его от возмездия: против Дещенко таки возбуждены уголовные дела по нескольким эпизодам «мухлевания» с завещаниями и доверенностями.

Переяслав-Хмельницкий нотариус Сокур (удостоверявшая передоверие от имени гражданки Синенко Роздобудьком доверенности Мишку) – жена бывшего мера Переяслав-Хмельницкого, которого снять с должности удалось исключительно силами государственной исполнительной службы на основании решения суда – очень уж даме не хотелось покидать теплое кресло, на котором у мера Сокура были свои «терки» с Роздобудько (а здесь, как видим, и жена на что-то сгодилась!).

Да и сами Мишко с Бугаем (первейшие помощники Роздобудько) — известны всему Переяслав-Хмельницкому, тоже стали работать под «крышей» Роздобудько не по доброй воле: некоторое время назад они были «вычислены» коллегами и проходили по нескольким эпизодам одного уголовного дела, находящегося в ведении Роздобудько. И сели бы за решетку, если бы не «покладистый» характер Тараса Викторовича, вовремя предложившего все ту же нехитрую дилемму: либо работаем в команде и под «крышей», либо сидите на нарах…

Надеемся, мы последовательно изложили нехитрую хрестоматию создания организованной преступной группы, «крышуемой» начальником следственного отдела Переяслав-Хмельницкого отдела милиции Роздобудько (совместно с яготинскими коллегами).

Все просто и банально: при такой «крыше», когда все следы совершенных преступлений ведут в Переяслав-Хмельницкий, там они и будут «обрубаться». Информация, запросы, жалобы, заявления о краже автомобилей, попадая в этот город, пропадают.

Более того, смеем предположить, что при подобной организации дела пропадают не только заявления и жалобы, но, вполне вероятно, что и сами жалобщики, самые активные из которых рискнули посетить Переяслав-Хмельницкий в поисках правды… Ведь «гвардия» Роздобудька не ограничивается только Мишком и Бугаем; таких, как они, послушных исполнителей злой воли шефа — еще несколько особей, и готовы они на значительно большее, нежели банальная подделка доверенностей и перебивка номеров на краденных машинах… Допускаем, что в Переяслав-Хмельницком в безымянных могилах на окраинах города окончательно теряются следы и бесследно исчезнувших граждан, у которых в это же время пропали автомобили, и следы которых привели потерпевших в этот город. Кто знает?..

А сколько обнаружится закрытых и замусоленных уголовных дел, могущих пролить свет на действия этой преступной группы, как в Переяслав-Хмельницком, так и в Яготине и других райцентрах, руководящие кадры для милиции которых «ковались» в Переяслав-Хмельницком в соседних кабинетах с кабинетом Роздобудько? Вопрос для Департамента внутренней безопасности МВД.

А сколько «фуфловых» доверенностей, завещаний и сделок было заверено нотариусами Дещенко и Сокур и другими во исполнение схем Роздобудько и Ко? Вопрос для УБОПа.

Мы могли бы поставить еще десятки вопросов, которые являются не столько вопросами, сколько методическими пособиями проверяющим органам (надеемся, что ситуацией все же заинтересуются в центральных аппаратах СБУ, МВД и Генпрокуратуре), желающим расследовать это банальное, и в то же время — особо циничное и сложное (по совокупности всех обстоятельств) дело.

Если же доблестные следователи не видят перспектив и методик проведения этого – конкретного – расследования, мы можем помочь: установить, что именно совершило это преступное сообщество, именуемое в простонародье «шайкой», совсем не сложно — необходимо лишь желание, немного времени и такое качество, как совесть.

Но пока мы попробуем добиться «малого»: того, чтобы по факту кражи автомобиля Синенко-Степченко уже известной преступной группой было возбуждено уголовное дело.

Как будет развиваться ситуация дальше – обязательно проинформируем наших читателей.

Алексей Святогор, адвокат, специально для «УК»

Читайте также: