Украинский Карабах. Провинциальный погром с последствиями государственной важности

После убийства милиционера Сергея Бондаренко из Марганца хотят выгнать всех армян. Конфликт между кавказцами и украинцами назревал давно, но после убийства молодого сотрудника милиции маленький городок буквально взорвался. 

УДАР В СЕРДЦЕ

В первую секунду Сережа даже не понял, что произошло. Что-то острое и холодное коснулось груди как раз в том месте, где бьется сердце. Стало тяжело дышать, подкосились ноги. Почему-то захотелось пить. Напротив он увидел ведущую с пляжа в кафе лестницу. Каждая из двенадцати ступенек причиняла невероятную боль. Но он дошел и, рухнув прямо на пороге, прохрипел:

— Воды…

Подбежала официантка Женя, принесла минералку. Но удержать стакан с водой он уже не мог. Сознание помутилось.

— Я подумала, что он пьяный, — рассказывает девушка. — Позвала девочек из кухни, и мы начали лить на него воду. Наверное, ведра три вылили. Мы же крови не видели…

Сережа завалился на бок. Тогда кто-то наконец сообразил: да он же ранен! Вызвали «скорую». Но помочь медики уже не могли — 22-летнего сержанта милиции Сергея Бондаренко не стало.

— Спустя два дня я присутствовал на вскрытии, — говорит один из сотрудников Марганецкого райотдела милиции. — Нож убийцы пронзил Сережино сердце насквозь. Я своими глазами видел дыру!

…В тот злополучный день, 28 июня, в кафе «Скорпион» отдыхали две компании. На пляже около воды жарили шашлыки пять армян (в том числе братья Самвел и Мамвел Фтаяны) и один украинец с женой. А в зале за столиками сидели девятнадцать молодых дзюдоистов (все украинцы, кроме 21-летнего студента запорожского университета Ашота Балабекяна) со своим тренером — 40-летним Юрием Лебеденко. У троих ребят в июне был день рождения. Отпраздновать решили вместе. Кто же знал, как все обернется.

Около 6 вечера большинство спортсменов (был среди них и Юрий Лебединский) разъехались по домам. В кафе остались 9 парней, в том числе занимавшийся дзюдо еще со школьной скамьи Сережа Бондаренко.

— Мы решили спуститься к воде, — говорит 25-летний выпускник Днепропетровской строительной академии Сергей Баглай. — А один из армян, 30-летний Самвел Фтаян, увидев нас, предложил посоревноваться в силе. Мол, победит тот, кто больше раз поднимет пушку (имеются в виду две пушки с памятника Запорожской Сечи, который установлен прямо на пляже. — Прим. авт.). Мой друг Андрей Манухов сказал: «Я выжму 25 раз». А Самвел вдруг загоготал и ответил: «Ну и трахни себя в рот!»

«Напишите о том, что у нас происходит», — говорили друзья Сергея Бондаренко (на первом плане справа — девушка погибшего милиционера Марина Алькема).

Несколько минут две компании изощрялись в ругательствах. Потом подошел замешкавшийся наверху Сережа Бондаренко. Представился и попросил всех успокоиться. И вдруг, пошатнувшись, схватился за сердце.

— Я не видел, кто пырнул Сережу ножом, — рассказывает Сергей Баглай. — Драка началась мгновенно. Один из армян двинул мне по голове арматурой, и я вырубился. После мне сказали: Сережу вроде бы подрезал Самвел Фтаян.

Они сошлись не на жизнь, а на смерть. Ашоту Балабекяну его же земляки пробили печень. 24-летнему Стасу Чемизову — легкое. Досталось и армянам. Ополоумевшие от ярости спортсмены схватили лежавшие на песке остатки строительных материалов и принялись молотить своих противников и их машины.

— Крики, грохот, звук разбившегося стекла… — вспоминает официантка Женя. — Мне было очень страшно! Я никогда не забуду этот вечер…

«ЛОВИ ЧЕРНОЖОПОГО!»

Но это было только начало. Подоспевшая милиция разняла драчунов, а «скорая» доставила их в марганецкую райбольницу. Туда же, узнав о случившемся, приехали родственники всех пострадавших. И… пришла едва ли не вся украинская молодежь 46-тысячного городка — разъяренная толпа с кастетами и дубинками!

— Мне позвонила сестра (она работает в больнице медсестрой) и попросила забрать ее с работы, так как ей было страшно выходить на улицу, — вспоминает 22-летний Арсен Фтаян, дальний родственник Самвела Фтаяна. — Подъехав, я увидел украинских парней. С криком «Лови черножопого!» они бросились к моей машине. Не понимая, что происходит, я выскочил и побежал. Но меня догнали, повалили и начали избивать ногами….

— Узнав, что братья Самвел и Мамвел Фтаяны госпитализированы, я поехал к ним вместе с их родственниками, — рассказывает 45-летний Сирак Хастынян. — Нам удалось забежать в здание и закрыться. Тогда украинцы начали громить и поджигать наши машины. Один из них шел наперевес с ружьем и стрелял в воздух….

Этой ночью городок наверняка умылся бы кровью, если бы не вовремя сориентировавшийся начальник местной милиции. Он отправил патрули к больнице, и беркутовцы разогнали толпу, задержав несколько хулиганов. В том числе и дзюдоиста Андрея Манухова. Это он успел забежать домой после драки в кафе и, схватив отцовское ружье, отправился мстить за смерть Сережи Бондаренко. Кроме того, возле каждого армянского дома поставили пост — машину с вооруженными бойцами спецподразделения. Дежурят они там и по сей день.

— Иначе погромов было бы не избежать, — тяжело вздыхает майор Иван Иванович Суходольский. — Он уже шестые сутки на ногах, впрочем, как и большинство его подчиненных.

Переезжая две недели назад вместе с семьей на новое место работы (раньше Иван Иванович возглавлял Октябрьское РОВД в Николаевской области), он и представить не мог, чем придется заплатить за повышение по службе.

— Своими силами мы бы не справились, — говорит он, потирая уставшие глаза. — Пришлось вызывать подкрепление из области.

150 милиционеров патрульно-постовой службы, 120 бойцов «Беркута» и 27 нарядов ГАИ — все эти люди приехали из Днепропетровска для охраны общественного порядка в маленьком Марганце! Межнациональных конфликтов в области еще никогда не было.

— Мы возбудили три уголовных дела, — отмечает Иван Суходольский. — Одно по убийству, два — по хулиганству. Подозреваемый в убийстве Самвел Фтаян находится в больнице СИЗО Днепропетровска. Он тоже пострадал во время драки. Остальные задержанные — у нас. Андрей Манухов до суда отпущен на подписку о невыезде.

«УБИРАЙТЕСЬ ИЗ НАШЕГО ГОРОДА»

Казалось бы, конфликт исчерпан. Сережу Бондаренко уже не вернешь, и жить надо дальше.

 Ашот БалабекянБорец Ашот Балабекян получил удар ножом в печень от своих же соотечественников.

Но люди не успокоились. Они собираются группами в кафе, магазинах и просто на улицах, обсуждая только одну тему — выселить армян из Марганца. Всех до одного! Едва ли не через день в городе проходят митинги с такими же требованиями. И дело не только в гибели милиционера. Как выяснилось, армян в Марганце не любят давно.

Марганец — город шахтеров и работяг. На местном горно-обогатительном комбинате зарплаты были низкими еще до кризиса. А теперь и подавно. Большинство людей живут бедно, а гости с солнечного юга, по мнению местных, купаются в роскоши. У них большие кирпичные дома и дорогие автомобили, они могут позволить себе спускать деньги в кафе и ресторанах, ездят отдыхать за границу.

Меня нашли друзья Сережи Бондаренко вместе с его девушкой Мариной Алькема. Хрупкая, невысокая, с огромными темными глазами и черной вдовьей повязкой на голове, она так и не смирилась с гибелью любимого человека.

— Как я буду жить без него?! — спросила она, заливаясь слезами. — Я такого порядочного и доброго человека больше никогда не встречу…

Окружив Марину плотным кольцом, молча и требовательно смотрели на меня около шестидесяти юношей и девушек. Оказалось, у каждого есть обида на армян.

— Я о старшем поколении ничего плохого сказать не могу, — говорит 24-летний Павел Довгаль. — Но молодые во главе с Самвелом всегда вели себя нагло. Заходят в кафе, сразу выключают нашу музыку и врубают свою — армянскую. Гоняют по городу на джипах и «мерсах», не обращая внимания на пешеходов…

— В кафе «Старый город», где отдыхает молодежь, — едва ли не каждую неделю драки между армянами и нашими, — горячится 22-летний Сергей Якивчук. — Причем армяне всегда первые начинают…

— Они очень плохо относятся к нашим девушкам, — рассказывает официантка Анна. — Однажды моя коллега принесла им пиво, и один армянин стукнул ее ниже талии. Девушка возмутилась, а он сбил ее с ног и пнул в живот несколько раз!

— Да что там говорить, они гоняются на машинах за нашими девчонками, — вздыхает 18-летняя Людмила. — Кричат «Лови телок!», а нам приходится убегать…

Самый страшный случай произошел около года назад. Поздним вечером 30-летняя местная жительница Татьяна с 6-летней дочерью переходила дорогу. Она держала за руку девочку и еще несла ведро с яблоками…

— Я поехал за сигаретами в магазин, — позже рассказал мне виновник случившейся трагедии Сирак Хастынян, находившийся за рулем злополучного «Мерседеса». — Выехал из тупика, повернул налево и лишь в последний момент увидел мать с дочерью (улицы у нас в городе неосвещенные), но затормозить уже не смог.

Женщина погибла сразу. Девочку чудом спасли врачи. Против армянина было возбуждено уголовное дело. Но расследование почему-то тянется по сей день.

— Я организовал похороны, помог семье погибшей, попросил прощения… — оправдывается Хастынян.

— Он виновен! — восклицают славянские ребята. — Мы хотим, чтобы армяне навсегда убрались из нашего города. Напишите, о том, что у нас происходит! Пусть вся страна узнает…

КУДА СМОТРИТ МИЛИЦИЯ?

Если все сказанное — правда, куда же смотрит милиция? Почему не призовет к ответу распоясавшихся кавказцев?

Майора Ивана Суходольского назначили начальником Марганецкого РОВД всего за две недели до конфликта. Только благодаря действиям милиции удалось избежать погромов…

— На нашего бывшего начальника оказывала давление мэрия, — говорит попросивший не указывать в публикации его имя один из сотрудников органов внутренних дел. — Поэтому в большинстве случаев уголовные дела против армян не возбуждались. А в результате мы заплатили непомерную цену — погиб наш сотрудник.

В кафе, куда я зашла выпить чашку кофе, ко мне подошла хозяйка заведения. Она тоже побоялась представиться. Но и промолчать не могла.

— Кавказцы во все инстанции открывают двери ногами: и в налоговую, и в приемную мэра. Они мешают местным заниматься бизнесом. Все разрешения в первую очередь дают им. Они даже бюджетные тендеры выигрывают! В результате почти все торговые точки в городе принадлежат армянам.

Не отстает в обвинениях и тренер дзюдоистов Юрий Лебединский. Вот уже больше 30 лет он тренирует борцов в городе, подготовил не одного мастера спорта.

— По слухам, армяне «жируют» за счет нелегального бизнеса, — говорит он. — Вроде бы они производят и продают паленую водку и реализуют краденое золото. Поговаривают также, что они дают нашим барыгам на реализацию крупные партии наркотиков…

— Я тоже об этом слышал, — утверждает глава Марганецкого союза ветеранов войны в Афганистане Виктор Ткачук. — Мы за нашу молодежь боремся, едва ли не каждые два месяца спортивные соревнования проводим и пропагандируем здоровый образ жизни. А кавказцы, по слухам, ребят «на иглу» подсаживают. А чтобы их не трогали, якобы дают всему местному начальству взятки.

Так или нет, но Марганецкий район по количеству изъятой наркопродукции и стоящих на учете в наркодиспансере людей действительно лидирует в Днепропетровской области. Поговаривают, что в регионе из двух крупных ОПГ, осуществляющих наркотрафик, одна — в Марганце…

Здесь, возле памятника запорожским казакам, началась роковая драка между армянами и украинцами.

Разобраться, где правда, где ложь, я рассчитывала, побеседовав с мэром города Сергеем Кузнецовым. Но он от встречи со мной отказался, сославшись на плотный рабочий график. Отправил к своему заместителю Леониду Рослевичу.

— Все это неправда! — выслушав меня, заявил Леонид Викторович. — Армяне никакими льготами и поблажками у нас в городе не пользуются. Я, например, даже не знаю, каким бизнесом они занимаются. А необоснованные слухи о том, что в мэрии сидят коррупционеры, подкупленные кавказцами, вообще нет смысла комментировать. Это полная ерунда!

Между тем, когда в субботу я уезжала из Марганца, на главной площади города снова собрались на митинг десятки людей. Они требовали не только немедленного выезда армян, но и отставки мэра. Конечно, подобные мероприятия не бывают спонтанными. Кто-то в конце концов должен оплатить хотя бы печать агитпродукции (по слухам, участников акции собирают сторонники одного из бывших мэров, который рассчитывает вернуться к власти и решил воспользоваться непростой ситуацией). С другой стороны, дыма без огня не бывает. И все в Марганце понимают: как только из города будут выведены усиленные патрули милиции, снова может пролиться кровь. Особенно если жителей города будут накручивать из политических соображений…

КСТАТИ

«Он стоял у них на дороге, когда они творили беспредел»

В скромной двухкомнатной квартире на первом этаже давно не знавшей ремонта бетонной 5-этажки зеркала закрыты покрывалами. На столике около телевизора — фотография Сережи Бондаренко в форме сержанта внутренних войск. Рядом — стопка водки, накрытая кусочком хлеба, две свечи да иконка.

— Мой сын всегда был за справедливость! — говорит отец погибшего милиционера Николай Бондаренко (он настоящий мужчина и не плачет, но в глубине его глаз прячется такая боль, что у меня перехватывает дыхание).

26 июня был выпускной у младшего сына Николая — Саши. Получив аттестат о среднем образовании, он, как и старший брат, собирался идти работать в органы внутренних дел. 28 июня Сережу убили.

Сергей мечтал работать в милиции с детства. По словам отца, еще в 6-м классе не побоялся сразиться с 9-классниками, которые обижали девчонок. После школы — армия. Он специально попросился во внутренние войска, чтобы потом получить направление на работу в органы внутренних дел.

— Сергей был прирожденным опером, — говорит начальник УГРО Марганецкого РОВД майор Александр Тененыка. — Он служил в патрульно-постовой службе, но помогал и нам, и подразделению по борьбе с незаконным оборотом наркотиков. Ему можно было среди ночи позвонить, и он всегда готов был приехать на задание. Однажды мы с ним вдвоем задержали двух вооруженных преступников, которые подозревались в убийстве…

В горотделе говорят, что собирались повысить Сергея Бондаренко в звании и направить на оперативную работу. Но не успели. На его похоронах плакали даже опера. Все в один голос утверждают: такого светлого, порядочного, преданного работе человека редко встретишь.

— Я слышала, что братья Самвел и Мамвел Фтаяны говорили: мы не знали, что Сережа работает в милиции, — говорит Марина Алькема. — Это неправда. Однажды у нас на глазах в кафе «Старый город» они поругались и подрались с бывшим сотрудником милиции. Сережа, увидев происходящее, тут же вмешался. Уже в больнице, куда все поехали после столкновения, они сказали Сергею: «Мы тебе погоны посрываем!»

Я думаю, они неслучайно ему отомстили. Он постоянно стоял у них на дороге, когда они творили беспредел.

ОТ АВТОРА

Приезжая в Украину, представители Совета Европы не раз восхищались невероятной терпеливостью украинцев. Мол, при таком низком уровне жизни и правовом нигилизме, как у нас, в любой стране Западной Европы уже давно бы произошло восстание.

Но, как известно, любому терпению рано или поздно приходит конец. Особенно велика вероятность народных волнений в канун экономического кризиса, который усугубляется политическим коллапсом и грядущими президентскими выборами. Сегодня власть настолько занята борьбой за кресло гаранта, что думать о выполнении своих прямых обязанностей ей просто некогда. Втянуты, что греха таить, в эту гонку и силовики.

Сергей был прирожденным опером, считают родные и друзья.

В результате местные чиновники-«царьки» получили полную свободу. Словно профессиональные воришки, они выбрали удобный момент, когда на них никто не обращает внимания, и стараются как можно больше утащить в свой карман. Привыкшие к безнаказанности, они в буквальном смысле слова перестали обращать внимания на людей!

Между тем зарплаты становятся все ниже, а цены в магазинах — все выше. И однажды (как, например, в городке Марганец) будет достаточно одной спички, чтобы устроить настоящий пожар. Предположим, очередного ДТП с летальным исходом по вине сына местного мажора (в последние два года произошли десятки таких случаев). А сгореть в этом пожаре могут не только виновные, но и совершенно непричастные люди.

Ясно также, что, для того чтобы избежать кровопролития, недостаточно устроить всенародную порку в одном регионе. После загадочной смерти 16 июня жителя Голованевского района Валерия Олийныка (напомню, что в его убийстве Генпрокуратура подозревает прокурора и начальника милиции Голованевского района, а также народного депутата Виктора Лозинского) президент Виктор Ющенко уволил с занимаемых должностей руководителей области, района и прокуратуры. Но кто будет наводить порядок в других регионах страны? Не секрет, что там ситуация ничуть не лучше, чем на Кировоградщине! Так, за случившееся в Марганце до сих пор никто не наказан. Даже бывший начальник милиции. Напротив, он ушел на повышение и сейчас руководит Никопольским горотделом. Что уж говорить о местных высокопоставленных чиновниках.

ТОЧКА ЗРЕНИЯ

«Что плохого мы вам сделали?»

После смерти Сережи Бондаренко семья Самвела Фтаяна выехала из города. Они боятся, что люди могут устроить самосуд.

— Я не верю, что мой сын убийца! — только и сказала мать Самвела Соня Фтаян, с которой мне удалось побеседовать всего несколько минут. — Его самого избили до полусмерти. И вообще, зачем ему кого-то убивать? Он взрослый человек, у него семья и двое детей…

Все армянские семьи (а это больше тысячи человек!) ужасно напуганы.

— Меня в этом кафе не было! — восклицает 43-летний Самвел Симонян. — Почему я должен бояться выпускать свою дочь и сына на улицу? Что мы плохого людям сделали? Моя семья живет в этом городе с 1994 года, и у нас всегда с соседями были прекрасные отношения.

Основатель армянской общины — 58-летний Мерюжан Хачикович Фтаян (родной дядя Самвела Фтаяна) — говорит, что основной доход армяне получают, работая по контракту в фирмах, которые занимаются асфальтированием дорог по всей Днепропетровской области. Но умалчивает о том, что большинство этих предприятий принадлежит его родственникам — Фтаянам. В городе проживают 12 семей с этой фамилией.

— Я приехал в Марганец 37 лет назад по распределению после окончания Ереванского строительного института, — рассказывает Жора (так в просторечии называют неформального лидера местных армян). — Заключил контракты с колхозами на строительство дорог. А потом ко мне переехали мои родственники и друзья. Так и образовалась наша диаспора. Всего 60-70 семей.

Мы беседуем с Мерюжаном Хачиковичем в просторной гостиной его большого дома. Я рассматриваю свисающие с потолка хрустальные люстры, кожаные диваны, плазменный телевизор. Тем временем племянница накрывает на стол: кофе, пирожные, заморские фрукты, конфеты, сладкая вода.

— Люди просто завидуют нам, — вздыхает Жора. — Они не знают о том, что хорошо живут только несколько наших семей. А у остальных денег нет даже на хлеб! У мэра в кабинете я никогда не бывал. Я с ним даже не знаком. А уж к незаконной торговле наркотиками, водкой и золотом армяне точно не имеют никакого отношения! Все это слухи. А если нет, то почему нас в таком случае до сих пор не привлекли к ответственности? Да потому что не за что!

Уезжать из города армянская диаспора не желает. Большинство ее представителей прожили здесь всю жизнь и давно имеют украинское гражданство.

— Это наш дом! — говорят армяне. — И ехать нам некуда. Даже несмотря на страх, мы останемся.

Фото автора

Инна Золотухина, КП-Украина

 

Читайте также: