Чему нас научил историк-головорез из Питера, который расчленил свою студентку

Фото: Артем КИЛЬКИН

Уже который день в социальных сетях, СМИ, блогах и на ТВне перестают обсуждать убийство в в Россиие – уважаемый (в прошлом) преподаватель вуза убил и расчленил свою студентку. Сетевое издание kyky объясняет, почему эта история пугает всех, и обсуждает с психологом, как вычислить людей, с которыми вообще лучше не общаться – чтобы не произошло ничего подобного.

Что произошло?

Утром 9 ноября в центре Питера в реке Мойка нашли 63-летнего доцента СПбГУ Олега Соколова. Сначала его пожалели и отправили в больницу приходить в себя, но потом случайно нашли в его рюкзаке женские руки и травматический пистолет. Сам Соколов был в нетрезвом состоянии и мундире Наполеона.

У следствия есть версия, что преподаватель отправился к реке, чтобы избавиться от останков убитого человека, а после этого хотел совершить суицид в Петропавловской крепости.

Олег Соколов

Олег Соколов

Днем 9 ноября в квартире Соколова провели обыск. Полиция нашла там «отрубленную голову и женское тело». А еще ножи, топор, ножовки, обрез малокалиберной винтовки и почти 50 патронов. Также проверили реку, где до этого обнаружили самого Соколова: в Мойке нашли скелет другого человека. Кому он принадлежит, и связан ли с Соколовым, пока неизвестно.

Утром 10 ноября на допросе в СИЗО Олег признался, что убил девушку – свою бывшую студентку.

Кто такой Олег Соколов?

Соколов – кандидат исторических наук, которого до 9 ноября считали основоположником военно-исторической реконструкции в России (потом историю начали переписывать). Он был ярым фанатом Наполеона – любил носить его одежду и консультировал режиссеров, которые снимали фильмы про императора.

Соколов читал лекции в Сорбонском университете, был кавалером ордена Почетного легиона. 19 лет преподавал на кафедре истории факультета Санкт-Петербургского государственного университета.

Студенты обращались к нему «сир» – это была его идея.

После убийства коллеги говорят о Соколове в лучших традициях шоу «Ты не поверишь» на НТВ. Вот, например, слова декана исторического факультета СПбГУ Абдуллы Даудова: «Он был жизнерадостным и с доброй улыбкой. Это полная неожиданность. Следствие должно разобраться. Может, это не Соколов? Может, он тоже пострадавший? Мы все в шоке». Ну а вот, что пишет о Соколове его студент Федор Данилов: «На лекциях переходил на французский, пародировал Наполеона и его генералов. Мог голос повысить сильно. <…> Все к нему относились как к фрику, который полностью в своей теме».

По словам бизнесмена Виктора Батурина, у историка было несколько жен и дети. Одна из его дочерей учится в колледже Наполеона во Франции.

«Очень глубокий и серьезный специалист с прекрасным чувством юмора, великолепно владеет французским языком», – так описал Соколова блогер и переводчик Дмитрий Пучков, который однажды записывал с доцентом блог. Пучков добавил, что доцента «недоброжелатели травили годами». Но кроме блогера о травле Соколова больше никто не слышал.

Журналисты вспомнили, что в 2008 году одна из студенток СПбГУ заявила на Соколова в милицию. Девушка утверждала, что преподаватель угрожал ее изуродовать. Но дело замяли, разбирательств не было, ведь педагог – это звучит гордо.

Оппонент Соколова по «наполеоновским войнам», историк МГУ Евгений Понасенков не удержался и написал у себя в Facebook: «Я предупреждал!». После чего рассказал журналистам: «Год назад я обратился к ректору СПбГУ Даудову с требованием уволить Соколова на том основании, что он опасен для общества. Я предупреждал, что Соколов, возможно, убьет человека».

После событий 9 ноября Соколова лишили всех орденов и регалий. Французский институт публично исключил профессора из своего совета, а вот россияне стерли о нем все упоминания тихо, без огласки.

Кто его жертва?

Он убил 24-летнюю Анастасию Ещенко, которая с отличием окончила СПбГУ и училась в аспирантуре. Бывшая студентка Соколова и его соавтор по некоторым научным работам о Наполеоне жила с Соколовым (по словам Соколова) около пяти лет. В суде Соколов даже сказал, что они планировали пожениться.

Брат девушки рассказал журналистам: «В ночь на 8 ноября она позвонила мне, в слезах была. Сказала, что собирается пойти на день рождения друга. Они собирались все вместе». И добавил, что якобы Соколова разозлил этот разговор, началась ссора, из-за которой случилось убийство. Родители Анастасии сказали журналистам, что ничего плохого от дочери о своём партнёре не слышали.

Анастасия ЕщенкоАнастасия Ещенко

Суд над Соколовым начался 11 ноября. Еще до заседания в СМИ писали, что адвокаты Соколова пытаются снизить его срок заключения – убедить суд, что он совершил убийство в состоянии аффекта. Но на заседании обвиняемый вдруг заявил, что девушка первая набросилась с ножом: «При упоминании моих детей она начала беситься […] Я сказал, что субботу-воскресенье должен провести с детьми. Дальше произошло это чудовищное несчастье. Я никогда такого потока агрессии не видел. Девушка, которую я считал идеалом, вдруг превратилась…»

Пока в зале суда Соколова арестовали на два месяца – до 8 января 2020 года.

Почему все заговорили о «Наполеоне» из Питера

О деле Соколова пишут абсолютно все российские СМИ и многие беларуские. Уже вышли заметки в The New York Times, – в иностранной прессе трагедию описывают так: «Ведущий историк в бывшем университете Владимира Путина признался в убийстве, которое потрясло Россию». Около здания суда в Питере, где судили Соколова, дежурили корреспонденты CNN. На вопрос «зачем?» отвечали, что им «интересна эта история, потому что она о домашнем насилии в России».

О Соколове не перестают писать в социальных сетях. Кто-то описывает собственный шок, другие пишут посты в стиле «я же говорил». Журналист и ведущий Александр Невзоров записал ролик, цитируем: «Соколов поражал меня глупостью и склонностью к примитивному садизму. Не к людям – к лошадям. Соколов истинно веровал в то, что является «вторым пришествием» Наполеона в этот мир».

А еще Невзоров продал книгу Соколова за триста долларов, и сказал: «Мне дарят кучу книг… Я говорю, заберите от меня макулатуру – даром никто не брал. Стоило одному из авторов кого-то зарезать, и книгу немедленно готовы купить за любые деньги».

Одна из студенток Соколова запустила в Twitter тред о нем. Вот несколько цитат:

  • «Уже тогда я понимала, что каким бы галантным и талантливым ни был О.В., от него лучше держаться подальше. Вспышки агрессии и неадеквата, которые у него случались, не дали ему стать в моих глазах Сиром. Истории про флирт со студентками тоже сыграли свою роль».
  • «Про Настю: девушка была совершенно очарована человеком, который был для нее авторитетом в науке. Я могу ее понять. Частая ошибка юности – переносить восхищение талантами и достижениями на личность человека».
  • «Не очень понимаю, почему коллеги или комиссия по этике оставила без внимания такие отношения? Ах да, ведь в СПбГУ и на Истфаке принято делать вид, что проблем нет. Жалобы на Соколова оставляли без внимания. Никто уже не верил, что он со своими связями поплатится за выходки».

Соавтор российского законопроекта о домашнем насилии Алёна Попова посмотрела на ситуацию с другой стороны: «Если насильник уверен, что ему все можно, что его «отмажут даже от убийства», он звереет окончательно. Поэтому надо не ждать, пока жертва будет казнена, а профилактировать насилие!». Как вы понимаете, речь о том, что странам, как Россия и Беларусь, давно пора принять закон против насилия.

Можно ли распознать потенциального убийцу

Эта ситуация захватывает Восток и Запад по нескольким причинам. Во-первых, это уже типичная для наших стран проблема домашнего насилия. Во-вторых, это просто очень жестокое убийство – поверить в то, что ты живёшь с человеком, а потом он убивает и делит труп по частям – как минимум сложно. В третьих, проблема странных преподавателей знакома всем студентам. В социальных сетях появилось много постов о том, что в наших вузах работает множество психически нездоровых людей. Деканат часто списывает сумасшествие кадров на «дряной характер» и продлевает им контракты. В любом университете немало преподавателей, которые давно не молоды и, кажется, временами испытывает помутнения сознания. У вас же наверняка были преподаватели, которые позволяли себе сальной флирт, шантажи оценками, полный диктат преподавателя и унижения студентов. А после таких историй возникает вопрос: есть ли какая-то зависимость этих «странностей» и того, что может быть «после»?

Психолог Ирина Смирнова отвечает на три главных вопроса, которые возникли после трагедии в Питере: «Убийство у любого человека вызывает страх. Именно это дело получило такой резонанс, потому что преступление совершил человек известный – профессор университета, да еще и исторический реконструктор. Если бы на его месте был физик или химик, вряд ли бы было столько внимания. Пугает тот факт, что человек, способный на убийство, может быть у всех на виду и даже иметь награды. Многие начинают задумываться, хорошо ли они знают своих близких, знакомых, преподавателей, коллег по работе? Нет ли в их окружении людей, которые могут совершить подобное?

Неправильно думать, что у человека, совершившего убийство, обязательно есть психическое расстройство.

Большинство преступников психически вменяемы. Люди с психическими расстройствами чаще страдают от своего состояния и заинтересованы в лечении. Я бы не ставила здесь знак равенства – не стоит, не имея специального образования, брать на себя роль эксперта. Распознать отклонение и поставить диагноз может только врач-психиатр или клинический психолог.

Сложно заподозрить человека в неадекватном поведении, если вы общаетесь с ним только по работе или учебе, и при этом он выполняет свои обязанности: формально вежлив, общителен, на работе нет нареканий – он всегда приходит вовремя. И при этом вы ничего не знаете о его личной жизни. Но способы предотвратить возможную трагедию есть. Например, заранее избегать отношений эмоционального насилия, где один участник является агрессором, а второй – жертвой.

Если:

  • Вам страшно, потому что человек давит на вас своим авторитетом, угрожает, унижает вас, прилюдно критикует и оскорбляет вас.
  • Вы чувствуете, что зависите от него и от его расположения духа. Боитесь ему отказать, обидеть, вызывать гнев, потому что боитесь за свое будущее.
  • Вы растеряны из-за того, что у человека резко меняется настроение. Он то добр с вами, то внезапно злится. Ведет себя насколько противоречиво, что вам кажется, что «вы сходите с ума».
  • Вы теряете самоуважение, чувствуете несвободу. Вас постоянно контролируют, оценивают, запрещают что-либо делать.
  • Вы боитесь обратиться за помощью, потому что кажется, что вам никто не поверит: авторитет человека слишком высок, либо происходящее со стороны кажется неправдоподобным.

Это признаки психологического насилия, которое очень быстро может перейти в физическое насилие, опасное для жизни. Особенно в отношениях с близкими: по статистике, большинство трагедий случаются между людьми, которые знакомы друг с другом.

Вернемся к уже случившемуся преступлению. Еще одной его причиной было то, что преподаватель и студентка находились в отношениях. Ожидания друг к другу в таком случае высокие, больше поводов для конфликтов, ссоры протекают более ожесточенно. Конкретная ситуация показывает, как опасно смешивать деловую и личную жизнь. Особенно между начальником и подчиненным, преподавателем и студентом.

Со стороны начальника это злоупотребление властью, даже когда кажется, что чувства обоих искренни. А подчиненный, который и так зависит от руководства, попадает еще и в эмоциональную зависимость. Ему сложнее отстаивать свои интересы, сложнее обратиться за помощью, а также разорвать отношения, чтобы не пострадала карьера. Ситуация часто становится настолько запутанной, что люди не видят для себя выхода, начинается затяжной конфликт с периодическими «обострениями».

Если вы чувствуете, что человек нарушает ваши границы, вам нужно выстроить дистанцию, перевести общение с ним в максимально формальный формат. Особенно, если вы знаете, что человек и раньше совершал насилие, как это было в случае с Соколовым.

Вероятность, что человек снова проявит агрессию, велика. Важно не находиться в иллюзии, что «со мной он поступит по-другому».

Помните о прописных истинах: на работе и учебе вы должно отстаивать свои права, ссылаясь на нормы и правила. В качестве обоснования своей правоты приводить факты, а не эмоциональные высказывания. Если, например, вас не устраивает преподаватель – меняйте его, подавайте апелляцию, ходатайство о пересдаче экзаменов другому человеку или комиссии. В случае с агрессивным руководством общайтесь к вышестоящему руководству или даже в общественные организации. Никогда не замалчивайте случаи домогательств или преследования от своих директоров или педагогов. А если сомневаетесь в правильности своих поступков – личных, в отношении агрессора – обращайтесь за помощью к юристам и психологам».

Читайте также: