Ограбление века. Чем закончатся попытки денационализации ПриватБанка

Ограбление века. Чем закончатся попытки денационализации ПриватБанка

Политически активные граждане продолжают дискутировать, кто кого ограбил в деле ПриватБанка: государство — Игоря Коломойского или наоборот. Решение Окружного админсуда Киева, признавшего национализацию банка незаконной, лишь подольет масла в огонь.

На чем основаны аргументы сторон спора и возможен ли в их интересах какой-либо компромисс, разбирались в издании Фокус.

$2 млрд (около 53,4 млрд грн по курсу на середину апреля 2019 года) требует один из бывших собственников ПриватБанка Игорь Коломойский в качестве компенсации за национализированное в декабре 2016 года финучреждение. «Мне непонятна позиция государства. Они хотят оставить себе ПриватБанк? Пусть оставляют. Мне не нужен ПриватБанк. Но там лежало $2 млрд капитала. Пусть вернут, и нет вопросов», — заявил бизнесмен в своем недавнем интервью «Экономической правде». Уточняя, к кому поименно у него есть претензии, Коломойский в первую очередь назвал президента Петра Порошенко.

Страсти вокруг крупнейшего банка страны, который до декабря 2016 года принадлежал совладельцам группы «Приват», бизнесменам Игорю Коломойскому и Геннадию Боголюбову, разгорелись с новой силой на фоне иска бывших акционеров финучреждения к государству о признании недействительным договора купли-продажи ПриватБанка между Минфином и акционерами от 21 декабря 2016 года.

На заседании, которое состоялось 9 апреля, истцы — Игорь Коломойский и Triantal Investments (владели 41,7% и 16,6% акций соответственно) заявили ходатайство о расширении перечня своих требований пунктом о возврате им акций ПриватБанка. Хозяйственный суд Киева, который и будет рассматривать вопрос возврата акций, возобновит слушания 7 мая, а уже сегодня, 18 апреля, Окружной административный суд признал национализацию ПриватБанка незаконной. Фокус тем временем узнал, на чем основаны аргументы сторон спора и возможен ли в их интересах какой-либо компромисс.

Чемоданы и ручки

В упомянутом ранее интервью Коломойский, чтобы вызвать сочувствие, предлагает представить, что к вашим родителям пришли соседи по участку, которым приглянулся их дом, выселили их, а потом предъявили претензии, что они плохо управляли и плохо жили. В рамках этой логики обездоленные бывшие собственники банка заслуживают компенсации ущерба, а циничные грабители в лице государственных чиновников — наказания.

«В последние два года до национализации банк работал в режиме финансовой пирамиды, фактически поддерживая свое существование только за счет прироста депозитов»

Используя подобную аналогию, позицию государства можно описать так: собственники якобы экспроприированной усадьбы сначала одолжили денег под залог своего имущества у тех самых соседей. А затем вывезли из дома все ценное, включая окна, двери и паркет, и отдали пустую коробку кредитору вместе с многочисленными долгами и обязательствами. Новый собственник себе в убыток ремонтирует усадьбу и погашает финансовые обязательства прежних владельцев. И когда дела наконец мало-помалу налаживаются, прежние жильцы вдруг являются и вымогают денег за свое имущество, которое сами же и разорили. В такой ситуации сочувствие вызывает уже другая сторона конфликта. Вероятнее всего, истина где-то посередине.

«В последние два года до национализации (2015–2016) банк работал в режиме финансовой пирамиды, фактически поддерживая свое существование только за счет прироста депозитов, выплаты по которым были больше, чем заработок на кредитах», — говорит Александр Паращий, руководитель аналитического департамента инвесткомпании Concorde Capital. Собеседник Фокуса не видит выхода из такой ситуации, даже если заемщики банка выполняли свои обязательства. Ведь при сохранении высоких ставок по депозитам банку вскоре попросту не было бы чем выплачивать проценты. То есть падение гиганта было вопросом времени.

«Слишком большой, чтобы упасть», — такие слова можно услышать среди финансистов об учреждениях масштаба ПриватБанка. Ведь банкротство институций подобного масштаба способно расшатать финансовую систему государства и вызвать массовые волнения. Во избежание подобных последствий ПриватБанк решили спасать любой ценой. Тогда, как напоминает Никита Буров, юрист компании «Де-Юре», согласно Постановлению Кабмина №961 от 18 декабря 2016 года государство в лице Минфина приобрело акции ПриватБанка в полном объеме за 1 грн и для обеспечения стабильной работы учреждения влило в него сумму минимальной потребности в капитале, рассчитанную Нацбанком. В целом в течение 2016–2017 годов в национализированный банк государству пришлось вложить около 160 млрд грн (почти $6 млрд по средневзвешенному курсу тех лет). Для сравнения: весь оборонный сектор Украины в 2016–2017 годы получил из бюджета 113,6 млрд грн и 129,3 млрд грн соответственно.

Одномоментно извлечь из госбюджета сумму, сопоставимую с оборонным бюджетом страны, было нереально. Поэтому в соответствии с упомянутым выше постановлением Кабмина на Минфин возложили задачу выпустить на необходимую сумму облигации внутреннего государственного займа (ОВГЗ) и внести их от имени государства в качестве оплаты за акции ПриватБанка. То есть крупнейший банк страны государство фактически приобрело в долг у своих же граждан.

«Прямые расходы налогоплательщиков по этим ОВГЗ — проценты, уплачиваемые непосредственно из бюджета за обслуживание госдолга, — объясняет Роман Солтисяк, экономист Центра экономической стратегии (ЦЭС). — Их общая сумма, которую государству нужно выплатить в течение 2017–2034 годов, составляет 184,5 млрд грн».

Остается ответить на вопрос, правомерно ли бывшие собственники требуют у государства $2 млрд в качестве компенсации за национализированное учреждение. «Очевидно, капитал банка в такой ситуации не мог стоить $2 млрд. Но Коломойский на этом и не настаивает. Насколько можно судить из его интервью, он попросил в десять раз больше стоимости актива. То есть можно говорить о реальных потерях $200 млн, которые, скорее всего, связаны не с капиталом банка, а с личными вкладами», — уточняет Александр Паращий.

«Насколько можно судить из интервью Коломойского, он попросил в десять раз больше стоимости актива»

Собеседник Фокуса также напоминает, что в результате национализации ПриватБанка пострадали международные кредиторы — держатели еврооблигаций финучреждения. Всего таких бумаг было выпущено на $550 млн. Некая часть их могла принадлежать Коломойскому и его партнерам. Паращий предполагает, что речь может идти как раз о $200 млн, на возврат которых в действительности рассчитывает экс-владелец ПриватБанка.

Чужой против хищника

С января 2018 года национализированный ПриватБанк возглавляет чешский банкир, обладатель черного пояса по восточному единоборству айкидо Петр Крумханзл. В экспертной среде в числе достоинств этой фигуры называли то, что он никак не связан с бывшими собственниками и поэтому сможет решительно отстаивать интересы нового акционера в лице государства в судах. Ведь колоссальные убытки, понесенные бюджетом от национализации ПриватБанка, держава намерена хотя бы частично компенсировать за счет экс-владельцев.

В частности, ПриватБанк в декабре 2017 года подал иск против бывших акционеров банка в Высокий суд Лондона, из-за чего на активы, связанные с группой «Приват», общей стоимостью $2,6 млрд был наложен всемирный арест. Позже суд пришел к выводу об отсутствии юрисдикции по этому иску, что означает фактический отказ суда Лондона рассматривать дело. Однако, по информации ПриватБанка, теперь иск рассматривается в апелляционной инстанции, а арест активов действует до сих пор.

Еще одним истцом в зарубежных судах выступает Нацбанк, который в декабре 2018 года обратился в суд Женевы (Швейцария) с иском к Коломойскому на сумму 6,6 млрд грн (около $248 млн) о взыскании долгов по кредитам рефинансирования.

Ростислав Кравец, старший партнер адвокатской компании «Кравец и Партнеры», также напоминает, что в Украине непосредственно к экс-собственнику (Игорю Коломойскому) как поручителю по кредитам заявлены иски на сумму около 5 млрд грн. Кроме этого рассматриваются десятки, если не сотни, исков к связанным с ним компаниям. В ПриватБанке Фокусу сообщили, что в производстве в Украине находится около 500 дел, в которых ПриватБанк выступает ответчиком.

Как отмечает Никита Буров, результаты рассмотрения таких дел в целом удовлетворительны для государства. «С января 2017 года и до начала президентской гонки Верховный Суд принял более 150 постановлений в делах, где государству противостояли фирмы, связанные с экс-собственниками ПриватБанка. Статистика судебных решений свидетельствует, что в кассационной инстанции позиция ПриватБанка как государственного финучреждения устояла примерно в 70% случаев, — уточняет Буров. — Более того, за ПриватБанком остались почти все дела, где фигурировали залоги по кредитам на сумму более миллиарда гривен».

Экс-владельцы ПриватБанка в качестве лучшего метода защиты избрали нападение и завалили суды встречными исками. В основном бывшие владельцы банка и связанные с ними компании оспаривают корректность проведения процедуры Bail in. Так называется принудительная конвертация обязательств банка перед бывшими инсайдерами в капитал, фактически — конфискация депозитов. Помимо этого против ПриватБанка возбуждены дела, связанные с рефинансированием и взысканием задолженности по кредитным и ипотечным договорам.

«Независимо от результатов выборов иски Коломойского могут быть удовлетворены, поскольку при национализации допустили ряд нарушений законодательства»

По словам Виктора Мороза, адвоката, управляющего партнера АО Suprema Lex, со стороны Коломойского к государству на сегодня предъявлено два основных иска. Первый оспаривает национализацию ПриватБанка. Второй касается признания недействительным договора купли-продажи акций ПриватБанка Минфином и обжалования результатов внеплановой проверки НБУ, в результате которой ПриватБанк объявили неплатежеспособным.

«Независимо от результатов президентских выборов эти иски могут быть удовлетворены, поскольку при национализации допустили ряд нарушений действующего законодательства Украины. Некоторые из них уже были установлены в споре по иску TheoWorldwide Corp против ПриватБанка», — комментирует Виктор Мороз. Напомним, этот иск касался признания незаконными списания еврооблигаций ПриватБанка.

Не менее настойчиво экс-собственники ПриватБанка оспаривают решения судов, уже принятые не в их пользу. С марта 2019 года Большая Палата Верховного Суда отменила все определения по искам Нацбанка Украины к Коломойскому, суммарная цена которых составила почти 5 млрд грн.

Фемида переменчива

Накануне второго тура президентских выборов, на победу в которых претендует Владимир Зеленский (а последнему приписывают связи с Игорем Коломойским), будущее крупнейшего финучреждения в стране — ПриватБанка — становится одной из главных интриг.

Один из сценариев, который активно обсуждается, — возврат ПриватБанка прежним собственникам. Впрочем, даже если предположить гипотетическую возможность давления новой АП на судей в случае победы Зеленского, его реализация маловероятна. Зеленский уже успел озвучить другую позицию. В ответ на вопрос журналиста программы «Схемы» о судьбе ПриватБанка он заявил: «Да мне все равно, что будет с Коломойским… ПриватБанк — это государственное учреждение. Почему оно должно возвращаться Коломойскому?»

Более того, как утверждают в ПриватБанке, с точки зрения законодательства правовые основания для его денационализации отсутствуют. «Законом Украины «О системе гарантирования вкладов физических лиц» предусмотрено, что после заключения договора купли-продажи акций неплатежеспособного банка и их передачи инвестору последнего нельзя лишить права собственности на приобретенные им акции банка, и такие акции не могут быть истребованы в пользу предыдущего владельца», — объясняют юристы ПриватБанка.

Зеленский уже успел озвучить другую позицию: «ПриватБанк — это государственное учреждение. Почему оно должно возвращаться Коломойскому?»

Также в ПриватБанке обращают внимание на то, что по закону предыдущий владелец не имеет права требовать от инвестора возмещения любых убытков на основании недействительности, отмены или признания противоправными любых решений, принятых в процессе вывода неплатежеспособного финучреждения с рынка.
Однако опрошенные Фокусом эксперты не исключают, что группе «Приват» таки удастся «пощипать» государство. И это никак не связано с выборами. «Учитывая, что у Коломойского есть шансы доказать нарушение его прав при национализации банка, его заявление о компенсации $2 млрд может иметь продолжение в виде соответствующего судебного решения», — считает Виктор Мороз.

В свою очередь Ростислав Кравец отмечает, что формально Коломойский может рассчитывать на подобную компенсацию, но так как до реального получения средств пройдет очень много времени, Кравец исключает, что в ближайшем будущем гипотетическая победа Коломойского может сказаться на экономике страны. «Возникает логичный вопрос: как закрыть дыру в бюджете в $2 млрд, что станет огромным бременем для всей экономики и повлечет увеличение налогов, рост тарифов или эмиссию денег, — рассуждает Никита Буров из ЮКК «Де-Юре». — Кроме того, ситуация ударит по сотрудничеству Украины с Международным валютным фондом и страна понесет как экономические, так и репутационные потери».

Вряд ли подобный сценарий будет выгоден Владимиру Зеленскому в случае его избрания в президенты, особенно в преддверии парламентских выборов. Поэтому более вероятными выглядят затягивание судебных разбирательств между государством и экс-собственниками ПриватБанка и точечные победы последних в спорах о правомерности процедуры списания депозитов и т. п.

Впрочем, хочется верить в самый скучный сценарий, при реализации которого любой исход президентской кампании никак не повлияет на будущее ПриватБанка. Судебные разбирательства завершатся в срок исключительно в соответствии с буквой закона.

Автор:  Мария Бабенко; Фокус

Читайте также: