Врачи, которые нас похоронят

В статье рассматривается одна из центральных проблем медицинской этики— ошибки в профессиональной деятельности врача. Проведен словарный анализ слов «невежество» и «халатность». Анализируются существующие классификации врачебных ошибок. Рассмотрены некоторые юридические аспекты этой проблемы.

Ошибки, которые не исправляются, — вот настоящие ошибки.
Конфуций

Даже в ряде научных статей, посвященных проблемам врачебных ошибок, почему-то невежество и незнание трактуются как разные понятия. Между тем в словаре русского языка С.И. Ожегова (2006) слово «невежество» определяется как отсутствие знаний или незнание. Таким образом, оба эти понятия являются тождественными. А халатность — это небрежность, недобросовестность в выполнении обязанностей.

Image result for Врачебная ошибка

Если говорить об истории понятия «врачебная ошибка», необходимо отметить, что этот термин впервые применил видный русский хирург Н.И. Пирогов, который еще в начале XIX ст. обратил внимание на ошибки медицинских работников.

Он не только изложил свое видение сущности этой проблемы, но еще и предложил классификацию врачебных ошибок с учетом этапов медицинской деятельности: диагностического, тактического, технического, деонтологического и др.

Историки продолжают спорить до сих пор, кому принадлежит выражение, ставшее впоследствии крылатым: «Errare humanum est» — «Человеку свойственно ошибаться».

Одни считают, что впервые его произнес в V веке до н.э. древнегреческий поэт Еврипид. Другие уверяют, что Цицерон, который однажды воскликнул: «Человеку свойственно ошибаться, но никому, кроме глупца, не свойственно упорствовать в своей ошибке» (Яровинский М.М., 1996). Один из врачей древности говорил, что медицина является историей человеческих ошибок.

Говорить об ошибках вообще трудно, особенно медицинских. И тем не менее нет такой сферы деятельности, где этот вопрос изучался так тщательно, как в медицине. Это связано с тем, что последствия в работе врача особенно серьезны: это и недееспособность, инвалидность и даже смерть.

Врачам по установившейся традиции принято доверять безоговорочно. Раз доктор сказал, значит, так и нужно. Такое патриархальное отношение может и льстить, но порой выходит боком.

В нашем обществе закреплено убеждение: сапер может ошибаться только один раз. Врач — ни разу. И тем не менее по неофициальной статистике в России каждый третий диагноз врачи устанавливают неверно. Результаты патологоанатомических данных, полученных в четырех крупных больницах Москвы, показали, что в 21,6% случаев установленный при жизни диагноз был неправильный. В каждом из пяти случаев не было установлено воспаление легких, а ошибки при диагностике злокачественных новообразований составили 30–40%. Согласно данным академика АМН России А.Г. Чучалина из-за неправильного или несвоевременно установленного диагноза умирают 12% больных с пневмонией (Акопов В.И., Маслов Е.Н., 2002).

Для сравнения, в США доля врачебных ошибок составляет 3–4%, в Великобритании — 5%, во Франции — 3%. В Великобритании от врачебных ошибок ежегодно умирают до 70 тыс. человек, в США по разным оценкам 50–100 тысяч.

В США врачебные ошибки занимают 5-е место среди причин смертности. Каждые 15 мин в этой стране от врачебных ошибок или недобросовестности медицинского персонала умирают 5 человек.

По информации Испанской ассоциации жертв медицинской халатности, где действует преимущественно государственная система здравоохранения, за последние 10 лет умерли около 5 тыс. пациентов.

Отдельно складывается ситуация в Италии, где система здравоохранения является одной из наименее эффективных, одновременно наиболее консервативной. Ежегодно от врачебных ошибок страдают около 90 тыс. итальянцев.

В Украине ситуация не лучше. Статистика врачебных ошибок у нас почти полностью закрыта. И лишь отдельные случаи становятся известными общественности главным образом через СМИ — печать, телевидение (Антонов С.В., 2007).

Публикации о врачебных ошибках в отечественной литературе немногочисленны. Если сослаться на данные некоторых авторов, то в зарубежной литературе только в 2003 г. на основе анализа публикаций в 4000 медицинских журналах ведущих стран всех континентов опубликованы 6146 статей, в том числе 2677, касающиеся врачебных ошибок в диагностике и 3469 — лечения (Эльштейн Н.В., 2005).

Особенностью врачебной ошибки является невозможность для врача любой специальности ее предусмотреть, а в дальнейшем предотвратить последствия. В англо-американской литературе в этих случаях применяется слово «непреднамеренность» (Эльштейн Н.В., 2005).

В практике юристов и медицинских работников к врачебным ошибкам относят незлоумышленное заблуждение врача в его профессиональной деятельности, если при этом исключается халатность, недобросовестность, небрежность, самонадеянность, равнодушие.

Само понятие врачебной ошибки не содержится ни в одном из более чем десяти документов, регламентирующих здравоохранение.

Все дела украинских врачей базируются на двух украинских кодексах: Уголовном и Гражданском. Так или иначе меру ответственности врача в отсутствии «разметки» на правовом поле определяет только суд. А его вердикт зависит от результатов независимой экспертизы. Однако она не всегда независима.

Причины ошибок могут быть объективными и субъективными. Первые чаще всего связаны с изменением взглядов на лечение определенного заболевания. Комплекс лечебных мероприятий, который считался наиболее рациональным еще совсем недавно, с позиций новейших достижений науки может быть квалифицирован как ошибочный. Сюда же относятся ошибки, допущенные врачами в процессе их общения с пациентами вследствие несоблюдения основных деонтологических принципов.

Любой врач не свободен от профессиональных ошибок так же, как и представитель любой специальности. Однако в силу особенности его профессии они приобретают общественное значение.

Ошибка пилота, приводящая к одновременной смерти сотни людей, почему-то трактуется как «человеческий фактор», а не как ошибка. Может быть, это связано с особенностями профессии. Достаточно вспомнить ряд крупнейших авиационных катастроф за последние 5 лет в России и дальнем зарубежье.

Рассматривая проблему врачебных ошибок, хотелось бы выделить некоторые основные положения:

1. B мире не существует единого общепринятого определения врачебной ошибки. А оно, по нашему мнению, должно быть, потому что медицина не математика, ошибки в ней случаются.

2. Уголовные кодексы ни одного государства не содержат этого определения. Врачебная ошибка как таковая вне зависимости от последствий ненаказуема.

3. Юридически наиболее ответственным моментом является дифференциация ошибки от элементарного невежества (отсутствие знаний, безграмотность), халатности, преступления.

4. В медицине, хотя и редко, имеет место фактор случайности, который бывает трудно прогнозируемый и может обусловить непредсказуемые последствия.

5. Проблему врачебных ошибок нельзя сводить только к вопросам диагностики и лечения. Почему-то чаще всего обсуждают именно эти вопросы, что сужает проблему и само по себе является ошибкой.

6. В мире не существует государства, врачи которого не допускают ошибок (Эльштейн Н.В., 2005).

Почти полувековой опыт работы интернистом-клиницистом одного из авторов публикации (М.М. Зарецкий) с участием во многочисленных клинических и патологоанатомических конференциях убеждает, что бездействие является наиболее частой причиной претензий к врачам, чем те или иные не совсем правильные действия (Зарецкий М.М., Черников Е.Э., 2006).

Почти все выдающиеся клиницисты, и прежде всего Н.И. Пирогов, С.П. Боткин, настаивали на необходимости тщательно изучать врачебные ошибки, учиться на них.

Образцом отношения врача к своим профессиональным ошибкам следует считать Н.И Пирогова, который писал: «Я считал… своим священным долгом откровенно рассказать читателям о своей врачебной деятельности и ее результатах, так как каждый добросовестный человек, особенно, преподаватель, должен иметь своего рода внутреннюю потребность возможно скорее обнародовать свои ошибки, чтобы предостеречь от них других людей, менее сведущих» (Пирогов Н.И., 1959).

Известный немецкий хирург Т. Бильрот отмечал: «Только слабые духом, хвастливые болтуны боятся открыто высказываться о совершенных ими ошибках. Кто чувствует в себе силу сделать лучше, тот не испытывает страха перед осознанием своей ошибки» (цитируется по: Зарецкий М.М., Черников Е.Э., 2006).

Академик Ф.Г. Яновский, яркий представитель украинской терапевтической школы, на одном из заседаний Киевского терапевтического общества говорил об ошибках, совершенных им в течение 40 лет работы, и подробно рассматривал наиболее характерные, чтобы врачи знали о них и не повторяли в своей практике (Грандо А.А., 1982).

Ошибки, имеющие в своей основе несовершенство медицинской науки, совершают даже опытные врачи, так как им приходится консультировать наиболее тяжелых и сложных в диагностическом отношении больных. В подобном положении могут оказаться даже самые авторитетные клиники (Эльштейн Н.В., 2005).

К сожалению, некоторым врачам недостает такого требовательного и критического отношения к себе. Напротив, они с упорством всячески стремятся доказать свою правоту, хотя ошибка их очевидна. В связи с этим С.С. Вайль пишет: «Приходится наблюдать… когда хирург во что бы то ни стало старается доказать, что ошибки и промахи вообще не имели место, или же он в них не виновен. Так, в случае травмы кишечника было ушито одно ранение, а другое осталось незамеченным и вызвало развитие перитонита, и хирург пытался доказать, что повреждение кишки возникло вторично в связи с перитонитом, хотя оно имело место явно до операции» (Вайль С.С., 1969).

И.В. Давыдовский отмечал, что ошибаются врачи всех специальностей, включая патологоанатомов. Однако наибольшее число ошибок, по его мнению, приходится на долю терапевтов и хирургов. Причем количество ошибок по мере повышения квалификации врачей этих специальностей скорее увеличивается, чем уменьшается. Это связано, по мнению автора, с тем, «что эти врачи полны творческих дерзаний и риска. Они не бегут от трудностей, т.е. трудных для диагнозов случаев, а смело идут навстречу. Для них, высокоответственных представителей медицины, цель спасти больного — оправдывает средства, даже если эти средства представляют сложный и опасный, но единственно возможный эксперимент» (Давыдовский И.В., 1941).

Меньше всего ошибаются врачи, не очень прочно связавшие свою деятельность с призванием в медицине. Такие врачи вряд ли переживают свои ошибки всерьез. Они склонны передоверять свои заключения (диагнозы) старшим или скрываются за спинами консультантов. Невежды и коновалы, случайные люди в медицине есть и сегодня (Яровинский М.М., 1996).

Думающие врачи во все времена понимали, что без ошибок обойтись не может никто. «Врач, совершающий лишь небольшие ошибки, получит мое искреннее одобрение. Только мелкий ум старается избежать неприятностей, глубокому же уму подобает признаться в содеянных ошибках» (Яровинский М.М., 1996).

Известный врач и философ Моисей Маймонид, живший в ХII в. в Испании, написал «Ежедневную молитву врача». В ней, в частности, говорилось: «Всемогущий! Сделай меня уверенным во всех моих суждениях и действиях, но только не в знаниях, ибо в последнем я хочу остаться ненасытным. Дай мне силу, волю, способности для расширения моих знаний так, чтобы дух мой мог обнаружить и осознать ошибки» (цитируется по: Яровинский М.М., 1996).

Для хорошего, добросовестного врача ошибка всегда мучительна и очень тяжело переносится. Вот что говорил хирург И.Д. Маслов: «Сам я, пережив многое, скажу, что переживания тяжелые, куда тяжелее, чем всякие толки, газетные заметки и судебные привлечения, так как мыслящий врач в своей работе является первым и важным судьей. Он сам свой высший суд. Этот суд бичует сильно и учит многому» (Маслов И.Д., 1928).

В то же время сознание своей ошибки — это одно из главных средств самовоспитания.

Значительное место теме врачебных ошибок посвятил В.В. Вересаев в своих «Записках врача». Он обратил внимание на следующие моменты:

«Врачевание связано с риском — даже у выдающихся врачей встречаются профессиональные ошибки.

Особого внимания общества заслуживает возрастание вероятности профессиональных ошибок у начинающих молодых врачей.

Прогресс медицинской науки неизбежно связан с повышенным риском; успехи медицины в известном смысле зиждутся на врачебных ошибках.

Ошибки врачей — одна из важнейших причин падения доверия населения к медицине».

По его мнению, врач не должен впадать ни в технический фетишизм, ни в бюрократизм, когда за чисто технической стороной медицинского дела или за казенно-формальной стороной межперсональных отношений, которая, кстати, чрезвычайно усложнилась в современной медицине (в условиях капитализации общества), врач не видит больного в том богатстве духовности, которая присуща каждому человеку (Вересаев В.В., 1982).

Принципиально важно знать, что при анализе врачебных ошибок большое значение имеет дифференцировка незнания, то есть невежества от халатности.

И.В. Давыдовский указывает на следующие аспекты в содержании понятия «врачебные ошибки». У него они сводятся к следующему.

Врачебные ошибки являются досадным браком во врачебной деятельности. К сожалению, невозможно представить себе врача, даже немолодого, который не совершал бы диагностических и других профессиональных ошибок. Дело в необычной сложности объекта, с которым имеет дело медицина: «корни…ошибок часто уходят за пределы личности врача».

Актуальность проблемы врачебных ошибок имеет объективные предпосылки. Необходимо отметить «резко возросшую активность современных методов диагностики и лечения, а также отрицательные стороны прогрессирующей специализации в медицине».

Регистрация, систематизация и изучение врачебных ошибок должны проводиться планомерно и повседневно (Давыдовский И.В., 1941).

Более узкий смысл термин «врачебные ошибки» приобрел в судебной медицине. Все неблагоприятные исходы медицинской деятельности, причинно связанные с действиями, а иногда бездействием, она разделяет на уголовно наказуемые, врачебные ошибки и несчастные случаи.

Наличие в практике врачей «ненаказуемых» врачебных ошибок не означает правомочия на их совершение. В самом деле, насколько серьезные опасения, что общепринятое у медиков понятие врачебных ошибок как неизбежного явления сопутствующему врачеванию порождает представление о некоем «праве на ошибку». Такой тезис о праве на ошибку несостоятелен с точки зрения логики (методологии) и с точки зрения мировоззренческой, ценностной ориентации. Если профессиональная деятельность врача заведомо ориентируется на ошибки, она утрачивает свою гуманистическую природу. Идея «права на ошибку» деморализует врачей (Иванюшкин А.Я., 1990). С позиций медицинской этики отношения к профессиональным ошибкам должны быть непримиримы.

В снижении врачебных ошибок и предупреждении их несомненна широкая общественная заинтересованность (Смольянинов В.М., 1970).

Принципиальное отношение коллег к ошибке какого-то врача в одних случаях должно играть роль «обвинения». Мы считаем это необходимой и вполне справедливой карающей функцией медицинской этики. В других же случаях небезразличная и компетентная позиция коллег должна играть роль «защиты».

Ведь в иные моменты врач нуждается в нравственно-психологической реабилитации. Разрушительная сила мысли виновности врача, совершившего профессиональную ошибку, хоть в какой-то степени может быть таким образом нейтрализована.

Жизнь и здоровье человека находится под защитой уголовно-правового законодательства. Если быть принципиально последовательным, то каждый случай неблагоприятного исхода лечения следовало бы подвергнуть уголовно-правовому разбирательству. В Уголовном кодексе Украины имеется достаточное количество статей (около 30), чтобы привлечь медицинского работника к уголовной ответственности. Вот некоторые из них, наиболее часто фигурирующие в судебной практике:

  • неоказание помощи больному медицинским работником — ст. 139, ч. 1, 2;
  • ненадлежащее исполнение профессиональных обязанностей медицинским работником — ст. 140, ч. 1, 2;
  • нарушение прав пациента — ст. 141;
  • служебная халатность — ст. 367, ч. 1, 2.

И в то же время в Украине до сих пор не существует обобщения судебной практики по проблеме врачебных ошибок. Не поднята эта проблема даже в обзорных письмах Верховного суда. В России, где такие обращения есть, Верховным судом определено, что врачебные ошибки могут включать применение к ним гражданско-правовой ответственности (Антонов С.В., 2007). Очевидно, что это социально нецелесообразно, наконец, бессмысленно (Иванюшкин А.Я., 1990).

Некоторые считают, что необходимы более строгие и компетентные подходы в каждом случае вынесения заключения о совершенной врачебной ошибке. Мы не согласны с мнением тех, кто считает, что врачебная ошибка — это распространенная формулировка, за которой стоят просмотренные диагнозы, недооценка хирургического риска, запоздалое оперативное вмешательство и др. Что касается строгих подходов к оценке врачебных ошибок, то из исторических данных известно, что, например, у древних шумеров за неправильно сделанную операцию отрубали руку неумелому хирургу. А за неизлеченный глаз могли ослепить неопытного офтальмолога (Бобров О.Е., 2008). Не менее суровые меры существовали в древнерусском государстве. Врачей, не исполнивших свой долг, топили в прорубях, душили.

А вот выдержки из «Уложения о наказаниях Российской империи» (1866) в случаях допущения врачом ошибки. Согласно ст. 856, 857 «врач, допустивший неправильность действий… подвергается: или вычету шести месяцев или целого года из времени службы, или отрешению от должности, или же и заключению в смирительном доме на время от 8 месяцев до одного года и 4 месяцев, с лишением некоторых, на основании ст. 50 «Уложения о наказаниях», особенных прав и преимуществ. Когда же в сем нарушении установленных правил повинен врач вольнопрактикующий, то он подвергается: в первый раз замечанию; во второй — денежному взысканию не свыше пятнадцати рублей; в третий же раз, сверх такого же денежного взыскания, ему делается строгий выговор с объяснением, что за новое повторение означенного проступка ему воспрещена будет практика».

Согласно же ст. 870 действующих законов о наказаниях «когда медицинским начальством будет признано, что врач, оператор, акушер по незнанию своего искусства делают явные более или менее важные в оном ошибки, то им воспрещается практика, доколе они не выдержат нового испытания и не получат свидетельства в надлежащем знании своего дела. Если от неправильного лечения последует кому-либо смерть или здоровью вред, то виновный будь он христианин, предается церковному покаянию по распоряжению своего духовного начальства» (Аронов Г.Е., 2008).

Проще было врачам Древнего Египта. Они имели право отказаться лечить больного, если считали его болезнь неизлечимой. В случае неблагоприятного исхода они могли сказать: «Больной умер по всем правилам врачебного искусства». Сейчас трудно сказать, кто был судьей в таких случаях: их совесть, мнение коллег, родственников или правителей (Яровинский М.М., 1996).

В США врачебные ошибки расследуют военные медики. При обнаружении ошибки по вине врача его лишают лицензии на право работы.

В последние годы для того, чтобы защититься от последствий своих возможных ошибок, пациентам хирургических и других отделений при поступлении в больницу предлагают подписать документ — «согласие пациента», где оговорены возможные ухудшения или осложнения, непредвиденные при проведении лечения, сложных инструментальных и лабораторных исследованиях. Мы не приводим его полное содержание, но хотим высказать свою точку зрения по поводу этого «документа».

Такая постановка вопроса дает право врачу на его реабилитацию в случае возникновения какой-либо неприятности и лишает пациента какой-либо защиты.

Подводя итог вышесказанному, можно считать, что врачебная ошибка с точки зрения права — это невинное причинение вреда здоровью пациента в связи с проведением лечебных, диагностических и профилактических мероприятий. Отсутствие вины «причинителя вреда» влечет за собой отсутствие состава преступления. Врач в таких случаях освобождается от административной и уголовной ответственности. С этим положением можно соглашаться, а можно и не соглашаться. Такова наша точка зрения.

У нас, как правило, исполнителем медицинских услуг является не конкретный доктор, а лечебное учреждение, которое и отвечает перед пациентом. Врач же сам по себе не является субъектом гражданского права, а потому не может нести ответственности. Это все равно, что отделить от коллектива завода фрезеровщика, а потом возложить на него имущественную ценность за то, что упал и разбился самолет.

Решение вопроса виновности, невиновности врача относится исключительно к компетенции суда. Заключение судебно-медицинской экспертизы по таким делам является одним из доказательств виновности или невиновности врача, тем источником, который позволяет следствию и суду дать правовую оценку его действиям, определить степень виновности.

Если говорить о юридическом смысле врачебных ошибок, то следует отметить, что они базируются на следующих моментах:

  • право врачей на страхование профессиональной ошибки, в результате которой причинен вред или ущерб здоровью гражданина, не связанный с небрежным или халатным выполнением ими профессиональных обязанностей;
  • страхование противоправных интересов законом не допускается;
  • судебная практика использует понятие «ошибка», вкладывая в него такой смысл: обусловленная сложностью заболевания и не зависящая от внимания и добросовестности персонала, не связанная с недобросовестным отношением к работе и др.

К сожалению, врач, начиная профессиональную деятельность, не всегда имеет четкое представление о юридических и правовых аспектах взаимоотношений с пациентом; о своих правах и ответственности, возможной защите медицинской практики страхованием ответственности за нанесение вреда пациенту вследствие врачебной ошибки.

Мы не видим необходимости страхования ответственности врачей Украины. Да это и нецелесообразно. Это связано с тем, что придется опираться на опыт США. При этом необходимо принимать во внимание такие положения: экономика в нашей стране очень слаба, финансирование здравоохранения из года в год идет по остаточному принципу. Украина — это не Америка, в которой каждый врач исторически является довольно самостоятельной единицей. Он имеет лицензию, персональную страховку и свой, как правило, кабинет, свою необходимую диагностическую аппаратуру и, наконец, авторитет и свой контингент пациентов.

В США система страхования ответственности привела к тому, что каждый акушер-гинеколог за свою карьеру около двух раз попадает под суд. Логично предположить, что если в Украине ответственность врачей будет подкреплена материально, что очень маловероятно, полстраны начнет подавать иск на врачей по любому поводу. А при нынешнем положении в здравоохранении, когда не выполняется статья 49 Конституции Украины, это вполне реально. Согласно данным СМИ, по разным оценкам 50–60% россиян хоть раз в жизни сталкивались с ошибками врачей. В Украине этот процент может быть выше.

«Если общество возложит всю полноту ответственности на врача, то кто же будет лечить больных? Какой хирург отважится оперировать без стопроцентной гарантии успеха, если за спиной у него будет стоять судья? 3аконы нужно соблюдать, но все же…» (Бобров О.Е., 2008).

Главная проблема на пути повышения безопасности пациента — отсутствие осведомленности о частоте ошибок, возникающих ежедневно по всей системе здравоохранения, так как традиционно они скрываются из-за страха наказания (Безюк Н.Н., 2008).

Подлежат ли гласности врачебные ошибки? Врачебные ошибки подлежат гласности в обязательном порядке (Добров Г.К., 2005). Великий хирург Н.И. Пирогов писал: «С самого начала своей практической деятельности я взял себе за правило никогда и ни в чем не скрывать ни малейшего промаха, ни одной своей ошибки. И чистый перед судом своей совести прошу мне указать: где и когда я скрыл хоть одну свою ошибку».

Несмотря на наличие современных компьютеров, совершенных диагностических приборов, новейших лекарств с самым широким спектром действия, ошибки в профессиональной деятельности врача, очевидно, еще не скоро исчезнут. Самое главное для врача — не пытаться их скрыть, переложить на чьи-либо плечи. Необходимо отыскивать причину, породившую ошибку, и принять все меры для того, чтобы не допустить подобного в дальнейшем. «Только дураки учатся на своих ошибках, умные предпочитают учиться на ошибках других», — предупреждал О. Бисмарк.

Эксперт Международного комитета по защите прав человека профессор О.Е. Бобров с целью предупреждения врачебных ошибок предлагает создать специальную анонимную службу регистрации и систематизации врачебных ошибок по аналогии со службой регистрации всех летных происшествий в авиации с целью предотвращения тиражирования ошибок, а не поиска наказания врача, допустившего ошибку (Бобров О.Е., 2008).

Знаменитый венгерский клиницист, акушер, профессор И. Земмельвейс на вопрос преподавателя юридического факультета, не сможет ли он чуть-чуть смягчить требования к студентам-медикам, которые его очень боялись, ответил: «Никоим образом. При плохом адвокате клиент рискует потерять деньги или свободу. Ну а если будет плохим врач, пациент может потерять жизнь».

«Ошибки — неизбежные и печальные издержки лечебной работы, ошибки — это всегда плохо, и единственное оптимальное, что вытекает из трагедии врачебных ошибок, это то, что они по диалектике вещей учат и помогают тому, чтобы их не было. Они несут в существе своем науку о том, как не ошибаться. И виновен не тот врач, кто допустил ошибку, а тот, кто не свободен от трусости отстаивать ее». Эти слова принадлежат выдающемуся клиницисту-гематологу И.А. Кассирскому (Кассирский И.А., 1970).

На состоявшемся в октябре 2008 г. в Бад Гайстане (Австрия) XI Европейском форуме по вопросам здравоохранения ее президент Гюнтер Лайнер обратил внимание на то, что для предотвращения врачебных ошибок продуманная организация и выполнение элементарных правил оказания медицинской помощи на сегодня важнее, чем создание высококачественных препаратов и развитие передовых технологий.

Тему «Врачебные ошибки» можно было бы закончить словами Гиппократа: «Жизнь коротка, путь искусства долог, удобный случай скоропреходящ, опыт обманчив, суждение трудно. Людские нужды заставляют нас решать и действовать. Но если мы будем требовательны к себе, то не только успех, но и ошибка станет источником знания». Трудно что-либо добавить к этим словам, выдержавшим испытание временем и не потерявшим своего значения и в наше время.


Ссылки

Авторы: Черников Е Э, Зарецкий М.М, Черникова Н М, УМЧ

Читайте также: