Двойная (тройная) игра. Как разведки дурачат друг друга

«Засланные казачки», «кроты», двойные агенты… Первый директор ЦРУ Аллен Даллес в своей книге «Искусство разведки» посвятил двойным агентам отдельную главу. Она начинается так: «В анналах шпионажа агент-двойник играет особую роль. Его услуги оплачивают одновременно две различные, в большинстве случаев враждебные, секретные службы; ведет же он шпионаж как против одной, так и против другой стороны, будь это даже собственная отчизна. В конце концов он нередко начинает работать только на одного хозяина, водя за нос другого».

Вот классический вариант двойной игры. В 1987 г. сотрудник американского отдела Второго Главного управления (контрразведка) КГБ Александр Жомов предложил свои услуги московскому резиденту ЦРУ Джеку Даунингу.

Американцы поверили ему. До июля 1990 года, пока ЦРУ не попыталось тайно переправить его в США для тщательной проверки, в том числе и с использованием «детектора лжи», он активно поставлял дезинформацию. Понятно, что руководство КГБ было против такой поездки, да и сам чекист серьезно рисковал, поэтому на Лубянке решили прекратить операцию. Двойной агент Александр Жомов за оперативную игру получил орден.

Но не все проходит так гладко. Ведь есть особая категория двойных агентов. Это так называемые лжекроты. Известны случаи, когда сотрудник разведки по заданию Центра переходит на сторону противника и начинает сложную оперативную игру. Нередко он так и умирает с клеймом предателя. Видимо, это случилось и с разведчиком Алексеем Кулаком, лишенным звания Героя Советского Союза.

Федорино горе

Публикация в американском журнале «Нью-Йорк» об агенте Федоре произвела в нью-йоркской резидентуре КГБ эффект разорвавшейся бомбы. Там говорилось следующее:

«В марте 1962 года прикомандированный к ООН советский чиновник сообщил нью-йоркскому управлению ФБР, что на самом деле он является старшим офицером КГБ и занимается получением от агентуры информации научно-технического характера. Он заявил о своем разочаровании в КГБ и предложил снабжать ФБР информацией о советских планах и агентуре. Ему был присвоен псевдоним Федора».

Как вспоминал хорошо знавший Алексея Кулака генерал-майор СВР в отставке Юлий Николаевич Кобяков, в те времена научно-техническая группа нью-йоркской резидентуры КГБ насчитывала не более восьми-десяти человек. Эта утечка подозрительно явно указывала на Кулака. Но сама мысль о том, что Герой Советского Союза свой в доску мужик Лешка Кулак мог стать предателем, казалась безумной. Фронтовик, отважный артиллерист, отличившийся в уличных боях за Берлин, где был ранен, но не ушел с поля боя, разведчик, чей портрет висел в зале Славы секретного ведомственного музея, как жена Цезаря, был вне подозрений.

И тут уж очень кстати в США вышла книга Дэвида Уайза «Охота на «кротов», где уже прямо говорилось: «Псевдоним Федора имел Алексей Исидорович Кулак, занимавшийся научно-технической разведкой в США под видом атташе ООН».

По словам генерала Юлия Кобякова, Кулак не был лишен определенного личного обаяния: внешне суровый, но незаносчивый, с чувством юмора, часто граничившего с сарказмом, компанейский мужик, любитель выпить. Имея дипломатический ранг первого секретаря, предпочитал проводить свободное время в компании технического состава и молодых разведчиков. Он производил впечатление циничного, но волевого человека, готового пойти на риск. В отличие от других членов советской колонии Кулак не интересовался приобретением вещей, пользовавшихся в тот период особым спросом: транзисторных радиоприемников, магнитофонов, другой бытовой техники…

По Уайзу, спецслужбы США достойно оценили Кулака, выплатив ему 100 тысяч долларов, которые он якобы хранил на квартире в бумажном мешке под кроватью. По версии американца, именно ЦРУ и ФБР помогли ему «завербовать агентов». За успешную работу в США Алексей Исидорович получил два боевых ордена вдобавок к заслуженной им на фронте Звезде Героя.

Кто выдал Блейка?

Сейчас утверждают, что именно Кулак выдал ФБР информацию о советском агенте Блейке и помог взять его с поличным. Тогда эта история наделала много шума.

Блейк – американский инженер украинского происхождения Джон Уильям Бутенко тайно снабжал советскую разведку ценными данными о системах связи и управления Стратегического авиационного командования США. ФБР полтора года разрабатывало Бутенко и наконец 23 октября 1963 года арестовало его на автостоянке в Энглвуде, штат Нью-Джерси, вместе с советскими «контактами»: Глебом Павловым, Юрием Ромашиным и Игорем Ивановым.

Пользовавшихся дипломатическим иммунитетом, Павлова и Ромашина через несколько часов отпустили и на следующий день выдворили из США. Одновременно был объявлен персоной нон грата другой сотрудник представительства СССР при ООН Владимир Оленев, ранее встречавшийся с Бутенко. Игорь Иванов, работавший под прикрытием водителя корпорации «Амторг», дипломатического иммунитета не имел, и ему пришлось отправиться в тюрьму.

В ходе состоявшегося через несколько месяцев судебного процесса Бутенко приговорили к тридцати, а Иванова к двадцати годам лишения свободы. Адвокаты тут же подали апелляцию. Вскоре Иванова выпустили под залог в сто тысяч долларов. Через несколько лет после длительных переговоров разведчика обменяли на нескольких советских диссидентов.

Генерал Кобяков в своей книге «Новый взгляд на старые шпионские дела» утверждает, что дело Блейка было первым взносом Федоры для вступления в клуб предателей. Но вот что смущает. Из материалов суда следует, что выступавшие под присягой в качестве свидетелей специальные агенты ФБР утверждали, что поводом для разработки Бутенко послужил его контакт с Глебом Павловым, зафиксированный в ходе рутинной слежки за советским дипломатом-разведчиком. Лжесвидетельствовать в американском суде не позволено никому: ни агенту ФБР, ни американскому президенту. Значит, на Алексея Кулака возвели напраслину и Блейка он не предавал?

Подстава КГБ

До сих пор многие в США считают, что Кулак не был перебежчиком, а был «засланным казачком», то есть подставой КГБ. По мнению видного контрразведчика ФБР Сэма Папича, большая часть контрразведывательной информации Федоры оказывалась второстепенной и устаревшей. Значительная часть сведений основывалась на слухах, поскольку Кулак имел прямой доступ только к материалам научно-технической разведки.

У американской разведки были свои причины не доверять Алексею Кулаку. Сведения, полученные от Федоры о целях и методах работы советской разведки, противоречили информации от другого перебежчика, майора КГБ Анатолия Голицына.

И наоборот, другим серьезным поводом для сомнений ЦРУ в надежности Федоры было то, что его информация совпала с ложными данными, которые американцы получили от еще одного перебежчика, Юрия Носенко.

Алексей Кулак «подтвердил», что Носенко является подполковником, а не капитаном, как в действительности, и бежал-де потому, что накануне узнал о поступившей телеграмме с отзывом в Москву. А ее и в помине не было.

Вроде бы мелочь. Но в разведке мелочей не бывает. Маленькая ложь здесь рождает большое недоверие.

Предательство или оперативная комбинация?

Сомнения в предательстве нашего разведчика порождает и другой факт: почему Кулак после окончания второй загранкомандировки летом 1976 года не остался в США? Контрразведчики в США видели в этом доказательство его двойной игры. И в самом деле, если бы Кулак был перебежчиком, для чего ему так рисковать и снова возвращаться в Москву? Ведь там его не ждали ни дети, ни родственники, ни собственность…

Поначалу Кулак в Москве получил назначение на исключительно важный участок – в координационную группу, куда стекались все заявки на получение секретной научно-технической информации. В задачу Кулака входили сопоставление заданий с имеющимися оперативными возможностями (источниками) и определение оптимальных путей добычи секретов. Назначение свидетельствовало о высшем доверии со стороны руководства КГБ. Но потом карьера разведчика покатилась под откос. Кулак банально запил. И его перевели начальником 1-го отдела в институт, где он раньше работал.

Алексей Кулак умер от злокачественной опухоли мозга. Хоронили его с воинскими почестями как Героя Советского Союза. Разоблачение настигло его после смерти. Публично об этом заявил в одном из своих интервью бывший директор Службы внешней разведки России Вячеслав Трубников: «У меня лично есть уверенность в том, что Кулак был американским агентом».

И все-таки некоторые сомнения остаются. Разведчики в силу специфики своей работы не всегда говорят правду. Может быть, и сейчас решили пожертвовать добрым именем умершего разведчика, чтобы прикрыть еще живого источника информации. Шпионские игры – головоломки со многими неизвестными.

Дело о «досье Пентагона»

Федора классический вариант двойной игры. В 1987 г. сотрудник американского отдела Второго Главного управления (контрразведка) КГБ Александр Жомов предложил свои услуги московскому резиденту ЦРУ Джеку Даунингу. Американцы поверили ему. До июля 1990 года, пока ЦРУ не попыталось тайно переправить его в США для тщательной проверки, в том числе и с использованием «детектора лжи», он активно поставлял дезинформацию. Понятно, что руководство КГБ было против такой поездки, да и сам чекист серьезно рисковал, поэтому на Лубянке решили прекратить операцию. Двойной агент Александр Жомов за оперативную игру получил орден.

Но не все проходит так гладко. Ведь есть особая категория двойных агентов. Это так называемые лжекроты. Известны случаи, когда сотрудник разведки по заданию Центра переходит на сторону противника и начинает сложную оперативную игру. Нередко он так и умирает с клеймом предателя. Видимо, это случилось и с разведчиком Алексеем Кулаком, лишенным звания Героя Советского Союза.

Автор: Александр КОНДРАШОВ, «Аргументы Недели»

Читайте также: