Иван Агаянц — разведчик, работой с которым гордились резиденты

Под руководством этого человека была осуществлена ставшая уже классической антитеррористическая операция, сорвавшая планы нацистов еще на стадии подготовки. Об этом сняты фильмы, написаны книги и статьи, но многое еще остается «за кадром». Кто же такой Иван Иванович Агаянц?

Об авторе: Лаура Михайловна Агаянц — племянница Ивана Ивановича Агаянца, кандидат архитектурных наук. Автор научных книг, трудов, брошюр и статей, а также двух литературных трудов-воспоминаний об известных родных и близких.

В своем шеститомном труде «Вторая мировая война» нобелевский лауреат Уинстон Черчилль вспоминает о Тегеране: «По пути нашего следования в город на протяжении почти трех миль через каждые 50 ярдов были расставлены персидские конные патрули. Каждый злоумышленник мог знать, какая важная особа приезжает и каким путем она проследует. Не было никакой защиты на случай, если бы нашлись 2-3 решительных человека, вооруженных пистолетами или бомбой… К тому же Молотов, прибывший в Тегеран за 24 часа до нашего приезда, выступил с сообщением о том, что советская разведка раскрыла заговор, имевший целью убийство одного или более членов «большой тройки», как нас тогда называли…».

Легендарный советский разведчик Иван Агаянц.  Фото предоставлено автором
Легендарный советский разведчик Иван Агаянц.  Фото предоставлено автором

ОТ АЗЕРБАЙДЖАНСКИХ ИСТОКОВ

Многочисленные свидетельства доказывают, что для ликвидации «большой тройки» гитлеровцами была разработана операция «Длинный прыжок», для чего в Иран было заброшено несколько групп, которыми руководил Отто Скорцени, прославившийся тем, что незадолго до этого выкрал Муссолини. Об этих событиях читатель может многое узнать, если в Интернете запросит в «поиске» три слова: Иван Иванович Агаянц.

Под руководством этого человека была осуществлена ставшая уже классической антитеррористическая операция, сорвавшая планы нацистов еще на стадии подготовки. Об этом сняты фильмы, написаны книги и статьи, но многое еще остается «за кадром».

Кто же такой Иван Иванович Агаянц?

В Азербайджане есть такой город Гянджа, до 1917 года он назывался Елизаветполь. В этом городе в семье смотрителя училища 100 лет назад, 28 августа 1911 года, родился сын Иван. В 1919 году Иван Агаянц поступил в 9-летнюю Советскую единую трудовую школу II ступени. Через 10 лет школьные годы закончились. Трудно назвать их чудесными, но они были все-таки окрашены какими-то надеждами на лучшее.

Старшие братья Ивана – Александр и Михаил – окунулись в самую гущу событий тех лет. Это был вдохновляющий пример для младшего брата. Со дня создания в Гяндже пионерской организации (в 1923 году) Иван стал пионером и состоял в отряде, которым руководил его брат – Михаил Агаянц.

После завершения школьного образования и окончания экономического техникума Иван Иванович сменил несколько профессий на производстве, принимая активное участие в комсомольской и партийной работе.

В 1930 году вслед за старшими братьями Иван переехал из Гянджи в Москву и начал работать в ОГПУ при СНК СССР в должности старшего делопроизводителя в Управлении по борьбе с экономическими диверсиями. В первых служебных характеристиках 1931–1932 годов его отмечали как «инициативного, энергичного и толкового работника», «развитого хорошо, добросовестного, преданного и деятельного». А в 1937 году появляется еще и необычная для того времени формулировка: «Крайне добросовестный работник».

ТРАНСИРАНСКИЙ МАРШРУТ

Увлекательная и очень напряженная работа никогда не мешала молодому чекисту совершенствовать старые и приобретать новые знания в области исторических и юридических наук, литературы и искусства. Благодаря его исключительной способности к изучению иностранных языков, Иван Иванович свободно владел французским, персидским, турецким, испанским, знал английский и итальянский.

В 1936 году молодого сотрудника перевели в аппарат внешней разведки, а уже в 1937 году направили во Францию, где в резидентуре он находился под прикрытием сотрудника Торгпредства, а затем заведующего консульским отделом посольства СССР. После падения республиканского режима в Испании Агаянц принимал участке в организации переправки Долорес Ибаррури и Хосе Диаса в Советский Союз.

Вторая мировая война (1939 год) застала 28-летнего Ивана Ивановича в Париже, где он был заместителем резидента. 3 сентября Франция и Англия объявили войну Германии, и вторую половину командировки Агаянц пребывал уже на территории государства, воюющего с Германией. 14 июня 1940 года немецкие войска без боя заняли Париж. По возвращении в Москву, в марте 1940 года, Иван Иванович был назначен заместителем начальника отделения, затем начальником отделения 5-го отдела ГУГБ НКВД и вскоре – заместителем начальника одного из отделов 1-го Управления НКГБ СССР (внешней разведки).

Однако в Центре Агаянц оставался недолго. С ответственным заданием руководства НКГБ Иван Иванович был направлен резидентом (официально – советником посольства СССР по фамилии Авалов) в Иран – крайне сложный район, имевший для нашей страны первостепенное стратегическое значение. Пребывание в Иране продолжалось с июля 1941 года по июль 1945 года.

Перед резидентурой внешней разведки были поставлены многоплановые задачи по сбору информации о позиции иранских правящих кругов (шах Реза Пехлеви явно питал симпатию к нацистам) и о военных планах Германии в этом районе. В результате проделанной работы была получена важная политическая информация, в значительной степени парализована деятельность немецких спецслужб в Иране, пресечены попытки «заигрывания» Германии с английскими союзниками, обезврежены фашистские иранские националистические организации, сотрудничавшие с немецкой разведкой, предотвращены диверсии немецкой агентуры в Советском Закавказье, выявлены каналы отправки немецких агентов в СССР из Ирана, внесен существенный вклад в обеспечение безопасности трансиранской железнодорожной магистрали, по которой в СССР доставлялись военные грузы по ленд-лизу.

Грамотно разработанный комплекс разведывательных мероприятий позволил приобрести новые, хорошо информированные источники на важных государственных объектах Ирана. Как отметило руководство Центра, работа резидентуры сыграла «существенную роль при принятии военным командованием и руководством страны тех или иных политических и военно-стратегических решений». Это высокая оценка.

В августе 1943 года – новое поручение – поездка в Алжир, которая была связана с необходимостью разобраться в том, что представляет собой возглавляемый генералом Шарлем де Голлем Национальный комитет сражающейся Франции, какие реальные силы за ним стоят, каковы шансы де Голля стать национальным лидером Франции. Необходимо было также выяснить взгляды генерала на послевоенное устройство Европы и характер его взаимоотношений с американцами и англичанами. Ну и, конечно же, поинтересоваться, чем занимаются в Алжире американская и английская разведки, каковы их позиции и планы.

Задача была поставлена Сталиным. У него были смутные представления о самом генерале де Голле, его реальных возможностях, об отношении к Советскому Союзу, США и Англии. Этот существенный пробел надлежало восполнить Ивану Агаянцу. Он провел в Алжире несколько встреч с генералом Шарлем де Голлем. Именно через Агаянца де Голль поставил вопрос о своем визите в Москву и встрече со Сталиным. Задание Сталина было успешно выполнено.

Особо ответственная работа для тегеранской резидентуры выпала накануне и в ходе встречи лидеров антигитлеровской коалиции – И.Сталина, Ф.Рузвельта и У.Черчилля. Были приняты все возможные необходимые меры по обеспечению безопасности «большой тройки» (слухи о возможном покушении на американского президента не были лишены оснований). Ежедневно проводились встречи с агентами и доверительными лицами, заранее подготовленные списки подозрительных лиц были переданы иранским властям. Усилия оперативного состава резидентуры и лично Агаянца получили высокую оценку Центра. Много написано и сказано об успехе той Конференции.

ИНТЕЛЛИГЕНТНЫЙ И ДОСТОЙНЫЙ ПРЕДСТАВИТЕЛЬ СТРАНЫ

Работая «на износ» и никогда не щадя себя (невзирая на тяжелую форму буквально «съедавшего» его туберкулеза), Иван Иванович, всегда безукоризненно выбритый, подтянутый и элегантный, был лучшим примером настоящего чекиста-разведчика для своих коллег. Его сила была заключена в доскональном знании методов работы и в мастерстве профессионала-разведчика, отличной реакции, умении ориентироваться в обстановке и анализировать ее, в высокой культуре и интеллигентности. И в блестящем искусстве вербовки. Созданная им в годы пребывания в Тегеране и Париже сеть агентов продолжала работать без провалов еще долгие годы. Это был настоящий профессионал.

После тегеранской конференции Иван Иванович едет в Алжир, где состоялись его встречи с руководителем французских коммунистов Морисом Торезом, обсуждались планы участия коммунистов в правительстве после разгрома фашистов.

Помимо этой миссии Агаянц проводил оперативные мероприятия против фашистской Германии в Египте, Ираке, работал в горных селениях с иранскими курдами. Благодаря обаянию этого человека, видя в нем достойного представителя великой страны, иностранцы соглашались на сотрудничество с советской разведкой.

В феврале–марте 1946 года состоялась кратковременная поездка в Румынию. В том же году, в июле, Ивана Ивановича с женой (кадровой сотрудницей НКГБ СССР) и тремя детьми отправляют в Париж, где в 1946–1947 годы проходили крупные международные конференции по заключению мирных договоров со странами – бывшими союзниками Германии и по демилитаризации последней. С помощью надежной агентуры, под руководством Агаянца резидентура сумела добыть секретный «план Маршалла», который позволил советской делегации разоблачить двусмысленную суть политики США в Европе.

Уже одни только эти результаты работы Ивана Ивановича во главе резидентуры во Франции свидетельствуют о его большом вкладе в укрепление позиций СССР на международной арене. Благодаря напряженной работе резидентуры был расширен круг агентов, работавших на важных государственных постах, например во французской контрразведке и в отделе, занимавшемся вопросами СССР. Это предотвратило провалы наших агентов, исключило ряд провокаций против советских работников во Франции.

Братья Агаянц – Александр, Михаил и Иван.

Братья Агаянц – Александр, Михаил и Иван. Фото предоставлено автором

УПРЕЖДАЮЩИЕ БИТВЫ ГЕНЕРАЛА АГАЯНЦА

Иван Иванович Агаянц был не только талантливым разведчиком, но и настоящим политиком и дипломатом, он никогда не замыкался в рамках узковедомственных интересов. Так, по его инициативе и при его личном участии в СССР были возвращены 50 полотен художника Петра Кончаловского, находившихся в Париже. Кроме того, он лично добился передачи в Советский Союз архивов композитора Сергея Рахманинова и дневников писателя Ромена Роллана.

После возвращения в Москву в сентябре 1947 года Агаянц возглавил одно из управлений Комитета информации при МИД СССР (это был период реорганизации внешней разведки). Совершенствуя свои знания и повышая квалификацию, он прошел обучение в Высшей партшколе при ЦК КПСС (1951–1955 годы) и в адъюнктуре при Военно-дипломатической академии Советской Армии (1955–1956 годы), успешно работал над кандидатской диссертацией.

В 1959 году было создано специальное подразделение – отдел «Д», – предназначенное играть роль организатора и координатора внешней разведки в области разработки и реализации активных мероприятий. Руководителем отдела был назначен Иван Иванович Агаянц, обладавший большим опытом, обширными знаниями, государственным мышлением и способностью к новаторству (ибо начинать пришлось с нуля). У Агаянца был яркий дар подбирать и умело расставлять кадры, ставить перед ними задачи сообразно с деловыми и личными качествами, возможностями и способностями сотрудников. Личные контакты с работниками ЦК КПСС и многочисленными представителями внешнеполитических ведомств значительно способствовали успеху работы отдела.

Именно при Агаянце начался новый этап в организации «акций влияния» и родилась наиболее результативная форма этих мероприятий – комплексные акции, отличающиеся упреждающим, наступательным и долгосрочным характером.

Во время работы Ивана Ивановича в отделе были проведены операции, разоблачающие планы США по оказанию влияния на позиции ряда правительств, генштабов и разведок противника по политическим, экономическим и военным вопросам. Так, были сорваны милитаристские планы США, направленные против Кубы, Конго, Лаоса. Интересно, что в газете «Нью-Йорк Геральд Трибюн» была напечатана статья о докладе ЦРУ в Конгрессе США, где говорилось о серьезных проблемах, возникавших при осуществлении разведывательных мероприятий ЦРУ в результате деятельности Управления «Д», возглавляемого генералом Агаянцем (а ведь их хитроумный противник все еще был полковником, и только 16 декабря 1965 года Совет Министров СССР принял постановление о присвоении И.И.Агаянцу звания генерал-майора; которое, без сомнения, он заслужил намного раньше).

Не будучи «паркетным генералом», он всегда был предан своему делу и глубоко убежден в важности разведки для нашего государства. Этому он учил своих слушателей в спецшколе № 101 (сегодня – Академия внешней разведки), где проработал начальником кафедры спецдисциплин с 1954 по 1959 год. При Иване Ивановиче вышел первый учебник политической разведки, который стал основным пособием для слушателей.

В 1967 году Иван Иванович был назначен заместителем начальника Первого Главного управления КГБ (внешней разведки). Агаянц всегда был аккуратен и объективен в оценке людей, стремился развивать у них самостоятельность, тактично давая им ориентиры, поощряя инициативу оперработников, всегда учитывая личные качества и особенности поставленных задач.

Иван Иванович отличался исключительной скромностью и никогда не пользовался особыми привилегиями. Принимая у себя в кабинете младших по званию сотрудников, здороваясь, он непременно выходил из-за стола, а при случавшейся иногда задержке приносил свои извинения. Привычный в те времена приказной тон в его кабинете уступил место вежливому, корректному и дружескому обращению к подчиненным.

Все эти качества – удивительная работоспособность (его любимая фраза: «Кто мало спит, тот много видит»), человеческая мудрость, дружелюбное отношение к сослуживцам, редкая способность увлекать за собой своих коллег в решении поставленных задач – снискали ему безусловный авторитет, уважение и любовь работавших с ним разведчиков. И, наверное, не для генерала Ивана Агаянца, а для Человека с большой буквы, просто Ивана Ивановича, это была самая большая награда.

Он жил разведкой, отдал ей все силы и здоровье, подчинив служению любимому делу и спартанскую самодисциплину, и непреклонную волю, и необыкновенную выдержку, и самообладание, и инициативу, и неутомимую работоспособность, помноженные на прекрасные человеческие качества.

А дома, в семье, среди друзей и близких Иван Иванович в редкие часы отдыха отдавал все свое внимание, тепло и любовь воспитанию детей, заботился о матери, братьях и сестрах, помогая друзьям и знакомым в первую очередь делом, а не словом. В его доме звучала музыка Бетховена, Чайковского, Шопена; любимые исполнители арий – Энрико Карузо, Тито Скиппа, Гали Курчи, Федор Шаляпин. Агаянц с детства прививал детям любовь к русской и западной литературе, к своим любимым авторам Востока: Шота Руставели, Омару Хайяму, Саади Ширази, Ли Бо, к изучению исторических и культурных памятников мировой цивилизации.

Иван Иванович прожил совсем мало, умер в расцвете творческих сил 12 мая 1968 года в возрасте неполных 57 лет. В журнале «Тайм» в рубрике об умерших тогда было напечатано два сообщения – о гибели Роберта Кеннеди и кончине генерала КГБ И.И.Агаянца.

За успехи в разведывательной деятельности генерал Агаянц был удостоен орденов Ленина, Красного Знамени, Трудового Красного Знамени, Отечественной войны 2-й степени, награжден двумя орденами Красной Звезды, многими медалями, кроме того, орденами и медалями зарубежных стран, а также нагрудными знаками – «Заслуженный работник НКВД» и «Почетный Сотрудник Госбезопасности».

В кабинете истории разведки в штаб-квартире СВР в Ясеневе есть мемориальная доска, на которой увековечено 68 имен. Это люди, внесшие свой значительный вклад в становление, развитие и деятельность нашей разведки за почти восьмидесятилетнюю ее историю. Среди них имя Ивана Ивановича Агаянца занимает достойное место. Похоронен Иван Иванович в Москве на мемориальном Новодевичьем кладбище.

Автор: Лаура Агаянц,  Независимое военное обозрение

Читайте также: