Как и почему в разгар войны Сталин и Черчилль делили Иран

Советское вторжение в Иран затерялось на фоне масштабных сражений Великой Отечественной войны, а зря. 60 лет назад, 25 августа 1941 года, обстановка на советско-германском фронте не радовала. Уже были потеряны Прибалтика, Белоруссия, бои шли на подступах к Киеву. Тем не менее в этот день 150-тысячная группировка советских войск ввязалась в новую битву — перешла границу Ирана, чтобы вскоре в Тегеране соединиться с английскими союзниками.

Операция «Согласие» была первой «пробой пера» стран антигитлеровской коалиции.

Советское вторжение в Иран затерялось на фоне масштабных сражений Великой Отечественной войны, а зря. Именно там Красная армия продемонстрировала способность к проведению масштабных операций, о которых в СССР в конце 30-х говорили: «Бить врага малой кровью, могучим ударом, на чужой территории». Жестокий урок, преподанный немецкой армией на западных советских границах, был повторен на наших южных рубежах — по отношению к Ирану.

И. Сталин, Т. Рузвельт и У. Черчилль в Тегеране через два года после захвата страны войсками коалиции. Фото ИТАР-ТАСС

И. Сталин, Т. Рузвельт и У. Черчилль в Тегеране через два года после захвата страны войсками коалиции. Фото ИТАР-ТАСС

На рассвете маневренные группы советских войск пересекли границу, перерезая линии связи и дороги. В иранский тыл были сброшены воздушные десанты, захватившие мосты. Основной удар наносила 47-я армия генерала Новикова, имевшая в своем составе две танковых дивизии. В авангарде шли батальоны 13-го мотоциклетного полка.

Продвижение войск было стремительным и составило в среднем 40 километров в сутки. А Каспийская военная флотилия тем временем высаживала на побережье морские десанты… Всего в операции участвовали четыре общевойсковые армии, в каждой по 40–50 тысяч человек. Планирование операции возглавлял будущий маршал Федор Толбухин, который был тогда начальником штаба Закавказского военного округа.

А что же иранская армия, насчитывавшая к моменту начала боевых действий 200 тысяч человек? С ней произошло ровно то же, что и с РККА двумя месяцами ранее: боеспособность войск оказалась крайне низкой, началась поголовная сдача в плен, планы призыва резервистов были сорваны — не удалось провести мобилизацию автотранспорта. Отдельные очаги сопротивления были подавлены передовыми отрядами Красной армии.

29 августа иранцы капитулировали перед англичанами, на следующий день — перед Советами. Суммарные потери союзников были невелики: СССР потерял около 50 человек убитыми, более 4000 ранеными и заболевшими; британские войска — 22 человека убитыми и чуть более 40 ранеными и больными. Потери иранцев были значительно больше — 800 убитых и порядка 7 тысяч пленных.

Правитель Ирана Реза Шах покинул родину, вместо него остался сын — Мохаммед Реза Пехлеви. Тот самый, который просидел на троне до 1979 года и был свергнут в ходе Исламской революции.

Правителю Ирана Резе Шаху пришлось покинуть страну. Фото AFP
Правителю Ирана Резе Шаху пришлось покинуть страну. Фото AFP

Персидские сладости

Воспоминаний о советской оккупации Ирана осталось не так много, но они есть. Любопытные свидетельства о тех событиях оставил Михаил Полуян, который в 1941 году был авиамехаником 84-го истребительного авиаполка и правоверным комсомольцем. По его словам, иранская армия сопротивления почти не оказала.

Основные неприятности доставлял жаркий климат и неподходящая для него одежда. Советские солдаты и при 50-градусной жаре ходили в гимнастерках и сапогах. «В основном все жили в палатках, — писал Полуян. — От сильной жары и сухости вся земля в округе потрескалась, образовались щели глубиной до трех метров. Днем в них прятались ядовитые змеи… Змеи были крупными, толщиной в руку, длиною от одного до полутора метров».

Интересно складывались отношения с местными жителями. По словам Полуяна, сперва иранцы (ближе всего к его аэродрому был город Тебриз) Советам не доверяли. Они считали, что скоро Иран присоединят к закавказским республикам СССР, всех мужчин угонят в Россию осваивать Сибирь, а всех женщин поместят в большевистские гаремы.

Сломать лед помогла… музыка: «Вдруг из переулка навстречу нам идет взвод наших военных музыкантов. Перед тем как сюда прибыть, они начистили трубы, которые сверкают так, что смотреть на них приятно… Музыканты остановились посередине центральной улицы, продули свои трубы, и грянула, как гром среди ясного неба, музыка. Они заиграли знаменитую в то время „Катюшу“. И тут на наших глазах произошло чудо — стали открываться ставни окон, двери домов, нараспашку открывались магазины; улица начала заполняться народом».

Быть в Персии и не посетить персидский базар… Естественно, не обошлось и без этого. Вот как напутствовал солдат перед увольнительной в Тебриз некий политработник: «Если вы будете в городе, приобретете ту или иную вещь и расплатитесь нашей десяткой — а на ней портретВ. И. Ленина,-то торговец все бросает и мчится в банк, где ему меняют десятку на золото; получается так, что наше государство терпит убыток от своих же граждан».

Вскоре зарплату стали выдавать иранскими деньгами — туманами. На них на базаре можно было купить почти все: «Пастила осыпана белой пудрой, халва с орехами, инжир, янтарного цвета прозрачный урюк, крупный черный виноград и белый продолговатый, который называется „дамскими пальчиками“. Очередей никаких. Покупай и кушай что твоей душе захочется, имей только туманы».

Эту почти идиллическую картину оккупации время от времени портил противник — немцы. «На одной из улиц мы встретили наш конвой, который, держа винтовки наперевес, вел группу немецких диверсантов. Те держались непринужденно, громко смеялись, по-видимому, не чувствуя себя пленными, на нас смотрели с презрением… Примерно через полчаса до нас дошли три отдаленных винтовочных залпа».

17-я республика?

С тем, как проходила оккупация Ирана, все более или менее понятно. Трудности вызывает другой вопрос — зачем она понадобилась Советскому Союзу? Выгоды Англии вполне очевидны — британцам достался Южный Иран, где сосредоточены все основные нефтяные прииски. На официальном уровне в СССР утверждалось, что ввод советско-британских войск предотвратил пронацистский переворот в Тегеране, однако после войны убедительных доказательств этому найдено не было.

Напротив, появились данные о том, что Гитлер планировал захватить Иран после победы над Советским Союзом. Другая причина — необходимость обеспечить условия для бесперебойной доставки в СССР грузов военного назначения по программе ленд-лиза — тоже не выдерживает серьезной критики. Потребность в «южном коридоре» возникла позднее, когда после гибели конвоя PQ-17 союзники приостановили поставки по северному маршруту. Так для чего же Сталину понадобилось в год жесточайших испытаний на советско-германском фронте держать в Иране четыре полнокровные общевойсковые армии, не считая авиации?

Возможно, дело в том, что оккупированная территория должна была войти в состав СССР в качестве 17-й союзной республики (в год начала войны СССР с учетом Карело-Финской ССР состоял из 16 республик) или как часть Азербайджанской ССР. Дело в том, что оккупированная Советами часть Персии вполне официально называлась Иранским Азербайджаном.

После появления советских войск там вполне ожидаемо подняло голову местное коммунистическое движение во главе с Сеидом Джафаром Пишевари. В 1945 году при поддержке советских штыков Иранский Азербайджан объявил о своей автономии. По сути дела там было создано независимое от Тегерана государство со столицей в Тебризе — том самом городе, где население так любило слушать «Катюшу» в исполнении советского военного оркестра.

Называлось это образование Мехабадской республикой; СССР передал ей часть дислоцированной в регионе военной техники, включая самолеты Як-7 и Ил-2. Однако в мае1946-го советские войска под давлением США и Англии из Ирана ушли, а в декабре Тегеран провел против Тебриза войсковую операцию, после которой режим Пишевари пал. Сам он эмигрировал в СССР, где вскоре погиб в автокатастрофе.

Автор: Сергей Осипов, ТРУД

Читайте также: