Лицо современного международного терроризма. Часть 1

Редакция «УК» публикует это основательное исследование крупного российского военного аналитика, напоминая еще раз: сегодняшний мир глобализован. Угрозы этого мира реальны для всех стран, и Украине просто необходимо извлечь для себя соответствующие уроки. Ведь международный терроризм существует не в ином измерении. Он – рядом; международные террористы уже ходят по украинской земле. А учиться лучше, все-таки, не на своих ошибках…

Справка «УК»: заместитель генерального директора Объединенного бюро информации и стратегических оценок «Вектор». Родился 2 января 1938 г. на хуторе Криворучко Вознесенского района Николаевской области Украинской ССР. Украинец. Окончил Киевское танко-техническое училище и Военную академию бронетанковых войск имени Р. Малиновского. С 1956 по 1993 год находился на военной службе в Вооруженных Силах СССР и Российской Федерации. Служил на различных должностях (от офицера до начальника управления) в Генеральном штабе ВС СССР и России.

Человечество вступило в третье тысячелетие новой эры с острым ощущением новых забот и тревог за свою безопасность в настоящем и будущем. Не успев до конца освободиться от страхов, которые почти полвека нагнетались безудержной гонкой вооружений и нависавшей над планетой угрозой третьей мировой войны с неизбежным и масштабным применением в ней мировыми сверхдержавами наряду с ядерным оружием боевых отравляющих веществ и бактериологических средств уничтожения людей, мировое сообщество снова лицом к лицу столкнулось с новыми вызовами и угрозами для безопасности и самого своего существования. Одно из первых мест в списке этих угроз сегодня занял международный терроризм.

Сам по себе терроризм – явление не новое, имеющее собственную предысторию. Но масштабы, направленность и формы, в которых терроризм заявляет о себе сегодня, требуют того, чтобы к нему относились как к явлению, в недрах которого завершается вызревание новых серьезных угроз для безопасности как отдельных государств, так и мирового сообщества в целом. Очевидно, что при этом не избежать многих дискуссий по этой проблеме, главной целью которых должно являться формирование совершенно четких представлений об истоках современного терроризма, его вдохновителях и движущих силах, преследуемых ими целях, путях и способах их достижения, наконец, о характере и масштабе создаваемых терроризмом угроз. Без овладения этими знаниями невозможно выстраивание четкой стратегии противостояния этим угрозам как на национальном, так и на глобальном уровнях.

Сегодня обсуждение проблемы угроз со стороны современного терроризма невозможно без оценки событий, которые буквально потрясли мир – масштабных террористических актов 11 сентября 2001 г. на территории США. Они не так просты и однозначны, чтобы их оценить сразу и окончательно, не оставив при этом неясных сторон вопроса. Тем не менее, есть некоторые принципиальные, общие подходы к оценке этих событий, буквально в одночасье перевернувших представления международного сообщества о реальных, а не гипотетических источниках угроз его безопасности.

Нет необходимости еще раз описывать то, что произошло 11 сентября 2001г. в США. Репортажи американского телевидения с бесстрастной и жестокой документальной точностью запечатлели и донесли до всего мира апокалипсические картины объятых пламенем и рассыпающихся, подобно игрушечным, небоскребов. И разбегающихся от них обезумевших от горя и страха людей. В то же время то, что произошло в этот день, для всех, кто занимается исследованием проблем современного терроризма, в принципе не стало самой большой неожиданностью. Что действительно оказалось неожиданным, так это способ совершения террористических актов, их масштабность и объекты атак террористов, а также, как ни странно, неготовность всей разветвленной системы национальной безопасности Соединенных Штатов к практическому предупреждению готовившихся в основном на американской территории на протяжении, по-видимому, не одного месяца масштабных террористических акций. И к эффективному отражению первых ударов террористов по стратегическим объектам самого сильного в военном отношении и, казалось бы, достаточно надежно защищенного государства мира. По-видимому, это требует некоторых пояснений.

Что касается фактора неожиданности. То, что США превратились в один из первоочередных объектов внимания и атак международных террористов, известно уже не первый год. Сегодня это, если хотите, участь и судьба любой великой державы, у которой всегда найдутся недруги и прямые враги. Одни из них недовольны политикой мощного государства, другие движимы жаждой мести за какие-то действия сильных мира сего. Третьи, нанося удар из-за угла по сильному противнику, пытаются заявить о себе и своих претензиях к миру, четвертые проведением терактов рассчитывают решить свои ближайшие тактические и более отдаленные политические и иные задачи.

За примерами далеко ходить не надо. Достаточно взглянуть на все теракты, совершенные чеченскими и арабскими бандитами и террористами на территории России, и все станет ясно. Чего добивались чечено-арабские террористы, захватывая больницы и тысячи заложников в Ставропольском крае (г.Буденновск) и в Дагестане (г.Кизляр и пос. Первомайский) и взрывая дома в Москве, Волгодонске, Буйнакске? Запугать людей, ограничить свободу маневра для исполнительных властей государства при принятии ими решений в экстремальных ситуациях, добиться для себя важных уступок на политическом, военном и других полях борьбы с федеральной властью. И в ряде случаев им удавалось это добиться. Даже сегодня, когда, казалось бы, на территории Чеченской Республики разгромлены все крупные бандформирования, а федеральные силы и администрация республики в целом уверенно контролируют ситуацию, отдельные террористические акты не прекращаются. И это вполне объяснимо: скрывающиеся от федеральных властей крупные главари чеченских бандитов и арабских наемных формирований таким путем хотят склонить Москву к вступлению в новый политический торг. И попутно отработать те немалые средства, которые поступают к ним от зарубежных спонсоров терроризма.

Но этих примеров явно недостаточно для объяснения всплеска активности террора в мире в целом. Вполне логично и такое предположение, что, возможно, цивилизованное мировое сообщество сегодня столкнулось с неким совершенно новым и гораздо более масштабным, чем просто международный терроризм, явлением. Философию и движущие силы которого еще предстоит изучить и осознать.

Но что касается Соединенных Штатов, то они в своем стремлении при помощи силы и экономического диктата подмять под себя весь мир сумели нажить себе немало врагов — как за пределами США, так и у себя дома. Чего стоит Вашингтону одна только многолетняя поддержка им Израиля в его конфликте с арабами! При этом необходимо особо подчеркнуть, что сейчас мы говорим не о государствах, не испытывающих по известным причинам особых симпатий к США. А о неких, зачастую многочисленных слоях и группах людей, организациях и движениях, считающих то, что делают в мире американцы, для себя однозначно и определенно неприемлемым и опасным по самым различным мотивам.

О потенциальных угрозах для США, исходивших от террористов, были прекрасно осведомлены американские специалисты. Еще 21 июня 1995 г. президент Билл Клинтон разослал 15 федеральным ведомствам секретный меморандум, нацеливавший их на решительную «мобилизацию всех средств и ресурсов для защиты США от террористов». В начале 2000 г. национальная комиссия по терроризму в своем докладе Конгрессу США предупреждала о намерениях террористов «сокрушить супердержаву на ее собственной территории». Уже тогда прогнозировались события, похожие на те, которым было суждено произойти через год. Наконец, в январе 2001 г. появляется оперативный межведомственный план действий по борьбе с терроризмом на территории США. Угрозы, исходящие от терроризма, и стратегия борьбы с ними не единожды обсуждались специалистами и политиками России и США, в том числе и в 2001 году. Так что говорить о полной неожиданности того, что произошло, не приходится. Как обычно, все не исключали чего-то подобного, но, по-видимому, считали, что их это точно обойдет стороной. Не обошло.

В контексте рассматриваемой проблемы нельзя считать случайными и недооценивать те участившиеся демонстративные акты насилия в американском обществе, которые наблюдаются в последние годы: все эти расстрелы школьников своими же одноклассниками, жуткие трагедии с групповыми убийствами в американских семьях, захваты американцами в заложники своих же соотечественников, взрыв американским гражданином Тимоти Маквеем административного здания в Оклахома-Сити, рассылки по почте писем-бомб и писем с возбудителями опасных болезней, и другие. Очевидно, что это есть проявление нездоровой реакции американского обывателя на многие пороки американского образа жизни и великодержавной морали. И именно это, как представляется, вольно или невольно прокладывало свою часть пути к тому, что произошло в США 11 сентября. Наверное, можно и должно говорить и о том, что и само американское государство, широко используя во имя достижения своих национальных целей политику и тактику двойных стандартов, стратегию устрашения и жесткого силового давления, вплоть до применения военной силы, тоже внесло свой немалый вклад в минирование того поля, на которое сейчас попало и само. Но это уже другой вопрос.

Что касается замысла и способа исполнения терактов 11 сентября, их масштаба и объектов нацеленных ударов террористов, то здесь действительно международный терроризм превзошел даже самого себя. Фактор внезапности здесь был бесспорен: можно быть уверенными в том, что, если бы американские власти даже получили сигналы или самую общую информацию о намерении террористов разрушить две высочайшие башни Всемирного торгового центра, здание Пентагона и Белый дом (а этот объект наверняка был одной из целей террористов), они бы все равно, усилив до предела наземную охрану этих объектов, вряд ли бы стали серьезно рассматривать вариант атаки на них с воздуха, да еще одновременно несколькими захваченными пассажирскими самолетами, ведомыми подготовленными не где-нибудь, а в основном на Западе летчиками-камикадзе. Тем не менее, именно этот самый невероятный способ удара и был использован, что говорит об особой циничности и извращенности ума авторов терактов, о масштабности подготовительных мероприятий и, что особо важно, одержимости как вдохновителей, так и исполнителей этих акций.

Очевидно, что при подготовке этих крупнейших и жесточайших в современной истории человечества террористических актов их организаторами был сконцентрирован и использован весь предыдущий опыт из разных сфер и времен: современных методов отбора и морально-психологической подготовки боевиков-смертников, в том числе летчиков-смертников, захвата гражданских воздушных судов с последующим использованием их в качестве своеобразных управляемых крылатых ракет большой мощности, опыт использования слабых мест в системе обеспечения безопасности гражданских воздушных судов и государственных объектов стратегического уровня и другие.

Безусловно, важно вскрыть и понять цели организаторов этого удара по США. Конечно, все можно было бы свести и к чисто эмоциональному порыву идеологов террористических актов и их исполнителей — наказать американцев за какие-то конкретные их действия или в целом за то, что они существуют вообще. Это, безусловно, присутствует в мотивации тех, кто организовал и устроил тот кровавый кошмар, который наблюдал весь мир. Но в рассматриваемом случае явно проглядывается и стремление вдохновителей и организаторов терактов 11 сентября вызвать психологический шок у руководства страны и общества, подавить их волю к активному сопротивлению такому насилию, представить неограниченными возможности международного терроризма и тем самым вынудить американскую администрацию внести изменения в свою политику. Вполне очевидно, что за таким масштабным терактом просматривается и расчет на привлечение на свою сторону новых групп и отрядов обездоленных, неустроенных в этом мире и просто озлобленных или одураченных людей и разного рода авантюристов. Существуют также предположения о том, что столь масштабный и неожиданный удар по Всемирному торговому центру являлся важной составной частью тщательно продуманной финансовой операции, рассчитанной на получение организаторами террористических акций крупных финансовых средств за счет курсовой разницы акций ведущих западных компаний до и после событий 11 сентября 2001 года.

Надо признать, что организаторы террористических акций частично своих целей достигли. Можно было наблюдать, как радовались успеху террористов и беде американцев некоторые группы мусульман на Ближнем Востоке, в Пакистане и в других районах мира. И уже одно это показало, кто мог стоять за этими терактами, кто был их идейным вдохновителем и организатором. Отгадать было нетрудно, так как на теракты такого масштаба в последние годы организационно, материально и морально были способны лишь террористические группировки, созданные исламскими экстремистами. Так и получилось: это были Усама бен Ладен, которого считают отцом-вдохновителем и организатором терактов в США, и созданная им террористическая организация «Аль-Каида» («Основа»). На какое-то время они даже стали своего рода символом и знаменем для многих мусульман мира.

Наконец, о неготовности всей системы национальной безопасности США оградить страну и общество от такого рода угроз и действий, какие имели место 11 сентября 2001 г. Несмотря на, в общем, правильные оценки исходящих от терроризма угроз и разработку соответствующих директивных указаний и мер, система национальной безопасности действительно психологически и организационно оказалась неподготовленной к новым угрозам и не смогла предупредить удары террористов. Сегодня это очевидно.

Фактор неожиданности, о которой говорится выше, проявился и в том, что само высшее военно-политическое руководство США в первые минуты и, возможно, часы не могло точно оценить, что же происходит. Ведь реально картина событий была очень похожа на нанесение вероятным противником первых упреждающих ударов в начатой им войне против США. И не случайно президент Дж. Буш и другие высшие руководители страны перемещались по стране и действовали фактически по плану военного времени. Абсолютно не правы те аналитики и эксперты, а также политические деятели, которые говорили, что президент Дж.Буш и все остальное высшее руководство Соединенных Штатов были в полной растерянности и не знали, что предпринять. Президент России В.Путин, первым позвонивший Дж.Бушу и выразивший ему поддержку, думается, быстро и прекрасно понял эту ситуацию и своим звонком снял для президента США и администрации американского президента и высших органов военного управления многие вопросы, требовавшие немедленных ответов, а это дорогого стоит.

В связи с этим возникают и другие ощущения: не преследовала ли атака террористов против стратегических объектов США цели провоцирования крупномасштабного вооруженного конфликта между двумя крупнейшими ядерными державами мира? Даже если этого изначально и не было в замысле организаторов терактов, все же необходимо считаться с такой возможностью. И в этом — одна из самых серьезных угроз, которые исходят от международного терроризма для безопасности мирового сообщества. Именно поэтому как сегодня, так и на перспективу очень важно, чтобы руководители государств, особенно ядерных, имели возможности для незамедлительных консультаций друг с другом, в том числе и в интересах заблаговременного распознавания нетрадиционных угроз и опасных провокаций типа той, о которой мы говорим. Сегодня от опыта, психологической устойчивости и действий руководителей двух крупнейших ядерных держав мира, рядом с которыми постоянно находятся т.н. «ядерные чемоданчики», глобальная безопасность зависит, пожалуй, не меньше, чем в годы «холодной» войны. Если не больше!

Но все же вопрос, почему система национальной безопасности США оказалась не готовой к тому, что произошло 11 сентября 2001 г., требует дальнейшего рассмотрения. Если в поиске ответов на него пойти дальше, то необходимо отметить, что практически вся система органов национальной безопасности США, как представляется, до последнего времени была ориентирована в основном на решение глобальных задач внешней безопасности, расширения стратегических позиций США в мире, реализации появившихся новых возможностей для этого. Вся эта система, создававшаяся и постоянно совершенствовавшаяся на протяжении не одного десятка лет, продолжала и продолжает действовать практически в прежнем режиме и решать прежние задачи, и это несмотря на то, что в мире как на стратегическом, так и на более низких уровнях произошли серьезные изменения, в результате которых степень глобальных угроз для США и их ближайших союзников существенно снизилась, но при этом появилиссь другие, которые еще не до конца оценены и осознаны. Эффективно действуя за пределами континентальной части США, система обеспечения национальной безопасности оказалась недостаточно бдительной и действенной внутри страны, хотя, как уже было сказано, у американских специалистов и политиков было правильное понимание проблемы терроризма и исходящих от него угроз. К тому же американская сторона в деле противостояния терроризму надеялась в основном только на себя, на свое понимание проблемы и очень неохотно шла на широкое сотрудничество по этим вопросам с другими странами.

По-видимому, негативно проявили себя в том, что касается обеспечения внутренней безопасности государства, и некоторые особенности американского законодательства, создающие возможности для присутствия на территории США и практически свободной деятельности разного рода экстремистских элементов и организаций. Во многих отношениях внутренняя безопасность США в критический момент оказалась, образно говоря, мыльным пузырем. И нужны были именно эти теракты, чтобы система органов национальной безопасности заработала на полную мощь, чтобы руководство Соединенных Штатов убедилось в том, что без построения четкой международной системы борьбы с терроризмом в одиночку эту проблему не решить. Здесь не поможет даже национальная система ПРО, мечтой о которой жила прежняя американская администрация и продолжает жить нынешняя.

Актуальность создания действенной международной системы по борьбе с терроризмом сегодня более очевидна, чем когда-либо прежде. И это не потому, что терроризм задел за живое Соединенные Штаты. Просто, похоже, что это было последней каплей, перевернувшей представления мирового сообщества в этом вопросе.

(Продолжение следует)

Анатолий Гушер («Факт»)

Читайте также: