Как маршал Тухачевский воевал химическим оружием против мирного населения

Историки уверяют, что при подавлении Тамбовского восстания в 1921 году будущий красный маршал Михаил Тухачевский безжалостно применял боевые отравляющие вещества и против повстанцев, и против мирного населения. Об этом говорят, как об установленном факте, ссылаясь на документы, подписанные самим Тухачевским.

В текстах встречаются упоминания о «тысячах отравленных газом простых тамбовских крестьянах, в том числе женщинах и детях». Мы решили разобраться — действительно ли войска Тухачевского проводили газовые атаки против тамбовского населения?

В 1920 году в Тамбовской губернии вспыхнуло антибольшевистское восстание. Крестьяне, измученные продразверсткой и тяготами Гражданской войны, выступили с оружием в руках против новой власти. По имени одного из руководителей мятежа – эсера Александра Антонова – все повстанческое движение в Тамбовской губернии стало называться «антоновским».

В апреле 1921 года Политбюро назначило командующим войсками Тамбовской губернии одного из самых перспективных военачальников – молодого и амбициозного М. Н. Тухачевского. Уже 12 июня 1921 года за подписью нового командующего вышел приказ № 0116 о применении удушливых газов против повстанцев:

«Остатки разбитых банд и отдельные бандиты, сбежавшие из деревень, где восстановлена Советская власть, собираются в лесах и оттуда производят набеги на мирных жителей.

Для немедленной очистки лесов приказываю:

1. Леса, где прячутся бандиты, очистить ядовитыми удушливыми газами, точно рассчитывать, чтобы облако удушливых газов распространялось полностью по всему лесу, уничтожая все, что в нем пряталось.

2. Инспектору артиллерии немедленно подать на места потребное количество баллонов с ядовитыми газами и нужных специалистов.

3. Начальникам боевых участков настойчиво и энергично выполнять настоящий приказ.

4. О принятых мерах донести.

Командующий войсками Тухачевский

Начштаба Какурин»

Казалось бы – вот неопровержимое доказательство применения газов против тамбовских повстанцев. Но каковы были практические последствия этого свирепого распоряжения? Россиянам ведь не привыкать к тому, что самые жестокие указы остаются пустыми бумажками, никак не влияя на реальную жизнь. Вот, например, каких только заявлений о «беспощадной борьбе с коррупцией» мы не слышали за последнее время, однако практика повседневной жизни показывает, что не очень-то это борьба и беспощадная. Итак, как воплощался в жизнь суровый приказ Тухачевского?

На тот момент газовые атаки производились двумя способами: путем распыления газа из баллонов или с помощью обстрела территории химическими снарядами, содержащими газ.

Так вот — «баллонов с ядовитыми газами», о которых пишет Тухачевский в своем приказе, в распоряжении Тамбовского командования просто не было. За помощью пришлось обращаться в Москву. Военное руководство весьма скептически встретило предложение о проведении газовых атак против тамбовских повстанцев, но баллоны в количестве 250 штук выделило.

Однако по прибытии необходимых боеприпасов выяснилось другое обстоятельство: единственное подразделение в Тамбовской области, способное проводить газовые атаки – 1-я Отдельная химическая рота – оказалась абсолютно не готова к выполнению такого задания. Вот как оценивало ее состояние местное командование: «…отсутствие комсостава и обмундирования, учебные занятия не ведутся, люди совершенно не обучены и химрота в отношении газоборьбы является абсолютно не подготовленной и не боеспособной».

Итог — проводить газобаллонные атаки в Тамбовской губернии было некому, так что этот вариант борьбы с повстанцами отпал сам собой.

Однако в распоряжении Тухачевского еще оставались химические снаряды, которые тоже были присланы из Москвы в количестве 2000 штук. Использовать их было легче – это были обычные снаряды, только начиненные газом. А обученные артиллерийские части, в отличие от химических, в распоряжении Тухачевского имелись. И действительно – на обстрел повстанцев химическими снарядами красное командование возлагало большие надежды. Однако эти надежды не оправдались.

В реальности была осуществлена лишь одна попытка провести полноценную газовую атаку. Это была операция по очистке Паревского леса от повстанцев, проходившая с 1 по 10 августа 1921 года.

В самом начале операции, 2 августа 1921 года, красная артиллерия выпустила 59 химических снарядов по острову Сухие Дубки, где по имевшимся у советского командования данным скрывался предводитель повстанцев Антонов. После чего советские части прочесали остров. Единственное, что им удалось там обнаружить, это три привязанные к деревьям лошади.

То ли антоновцы успели выйти из-под обстрела, то ли их вообще не было на острове, но никаких потерь повстанцы от этой бомбардировке не понесли. Единственными трофеями красных были эти лошади, кстати, благополучно пережившие «газовую атаку». Это и не удивительно: для того чтобы создать ядовитое облако необходимой концентрации, 59 химических снарядов было недостаточно.

Помимо этой неудачной попытки «выкурить бандитов» из леса, зафиксировано еще два случая спонтанного применения красными химических снарядов в борьбе с тамбовскими повстанцами.

Первый эпизод произошел в ночь с 12 на 13 июля 1921 года в бою с антоновцами у деревни Смольная Вершина. Части Красной армии выпустили по противнику 15 химических снарядов. Причина стрельбы химическими снарядами, скорее всего, заключалась в любопытстве красных артиллеристов: им хотелось посмотреть, насколько эффективны новые боеприпасы. Результат от этой стрельбы был нулевой – чтобы создать смертоносное облако, нужно было выпустить в десятки раз больше снарядов.

Аналогичная ситуация была и во втором случае. 14 июля 1921 года конная батарея обстреляла лес южнее озера Ильмень. По лесу было выпущено 50 химических снарядов. Можно утверждать почти наверняка, что никаких результатов указанный обстрел не принес – поскольку этот факт не сочли нужным даже зафиксировать в оперативных сводках, куда заносилась информация о всех хоть сколько-нибудь значимых боевых действиях.

Таким образом, за всю историю подавления тамбовского восстания можно насчитать лишь три случая использования газа со стороны красных войск. Во всех этих случаях результат такого использования был нулевой: повстанцы не понесли от газовых атак никаких потерь.

Убедившись в низкой эффективности химических снарядов, советские войска вернулись к практике обычного артиллерийского обстрела лесов «по площадям». Эта мера не наносила практически никакого материального ущерба повстанцам, но зато психологический эффект от такого обстрела был огромным — испуганные артиллерийским огнем антоновцы десятками сдавались Красной Армии. На этом закончилась история т.н. “тамбовских газов”.

Автор: Денис Орлов, кандидат исторических наук, online812.ru

Читайте также: