Старухи «на панели» или «ночные бабушки»


Расцвет косметических технологий, с одной стороны, рост жизненных потребностей и невозможность удовлетворить их »конвенциональными» способами, — с другой и, наконец, немалое количество еженощно невостребованных мужчинами женщин, — с третьей привели к тому, что появился новый подвид »ночных бабочек». Сами себя они определяют как »возрастные» проститутки. Им всем »хорошо за сорок». Еще совсем недавно казалось, что юные привозные красотки не оставили на рынке места для местных кадров, тем более тех, кто достиг критического возраста. Но израильтянки так не считали. И доказали свою правоту. Предложение породило спрос.

…Поздний вечер, фешенебельный район Рамат-Гана. Пятачок у Алмазной биржи — известное всем место, где можно встретить женщину на любой (в том числе и не слишком требовательный) вкус. Вместе с А., знатоком всех злачных мест Тель-Авива, подъезжаем к известному многим водителям месту. На дороге — две женщины, одной лет двадцать пять, другой около пятидесяти. Та, что старше — округлая толстушка, даже местами расползшаяся, — явно не соответствует распространенным представлениям о юных и изящных созданиях, занимающихся »горизонтальным ремеслом». Никакой »спецодежды» из секс-шопа с провокативными разрезами. На ней — парадное платье времен начала перестройки, этакий разудалый шелковый советский сарафанчик в маках по зеленому полю. Рот у работницы панели полон золотых коронок. Клиентов пока мало (телевидение транслирует какой-то ответственный футбольный матч), и поэтому »бабочка-бабушка» охотно соглашается поговорить »за жизнь».

Наша собеседница представляется Ольгой. Ей 52 года. Приехала из Саратовской области. В прошлом она была медсестрой. В Израиле уже пять лет. Пойти на профессиональные курсы здесь не рискнула, устроилась, как многие женщины в возрасте »сорок плюс» сиделкой в доме престарелых, то бишь »метапелет».

— Сами знаете, какая у нас жизнь-то, — начинает она свой рассказ, акцентируя внимание на трудностях репатриантского бытия. — Приехали: ни квартиры, ни денег, а купить все хочется. С утра я отработала в »бейт-авоте» (доме престарелых. — В.М.), теперь вот здесь стою. Тяжело? Да нет, ничего, терпимо! Я баба выносливая, справлюсь! На днях менты меня загребли, полдня в кутузке просидела, да хорошо быстро выпустили, другие, вон, по нескольку дней маются, а меня отпустили, вот я и радуюсь…

Настроение у нее и впрямь было неплохое. Но реальная причина появления Ольги здесь — не только деньги. Постепенно разговор принимает иную тональность.

Когда Ольга вместе с мужем и двумя взрослеющими детьми приехали сюда, посреди всех хлопот она вдруг почувствовала себя замотанной, уставшей женщиной, чей бабий век на исходе. »Мой мужик, как приехали, сразу запил, и ко мне весь интерес у него прошел, — рассказывает Ольга. — Ты, говорит, уже старая, никому не нужна. В тебе от женщины только и осталось, что в женский туалет ходишь. И чего на витрины смотришь? Это все не для тебя. Пусть молодые любуются!» И так мне тошно от этих слов стало… А тут еще и дети туда же, за отцом: »Ты, мать, уже старая, на работу приличную тебя не возьмут, и вообще тебе теперь ничего не нужно». Думаю: неужели и впрямь никаких мужиков я больше не притяну?! Всегда-то я умела им нравится. Дай, думаю, проверю. Ну, у нас там кое-кто в »бейт-авоте» из девочек места знает, посоветовали мне сюда прийти. Выбрала я платье, которое всегда любила, и вышла сюда вечерком. Поначалу, конечно, страшновато было. Не помню, кого больше боялась: мужиков чужих, как у них деньги брать буду, или полиции. Но уж пришла — надо пробовать…

Первым подошел солдатик, из наших, русскоговорящий. Удивился: »Ты, мать, чего это здесь делаешь?» А я ему спокойно так говорю: »Работать вышла». — »Так ты пойдешь со мной? Ты как моя учительница математики в школе. Здорово похожа. Точь-в-точь. Я все школьное детство мечтал о ней…»

Ну, пошли мы с ним… И так он меня благодарил потом! Мол, спасибо, теперь я за все свое несчастное детство отомстил. А если серьезно… Я для своих клиентов — как мама. Они неопытные, нервные, боятся, вдруг что не получится. А я их успокаиваю. Если один раз кайф не успел получить, так мне не жалко, я и второй раз готова.

— А как же муж?

— Да ему как было на все наплевать, так и осталось. Только удивляется: »А чего это ты у нас все цветешь? Другие в твоем возрасте уже давно старухи, а ты вроде как и нет. Странно…»

— Дети знают?

— Да кто же им об этом скажет-то. Я говорю: пошла в ночную смену, и все. Да и не больно я их интересую. А здесь — я нужна. Чувствую это. Как в Союзе говорили — »как мать и как женщина».

Тем временем мой сопровождающий вспоминает имя своей знакомой, тоже не юной дамы, работающей здесь.

— А Зинка-то как?

— А Зинка — молодец! Только что свою норму сделала и домой ушла.

— А сколько это — норма?

— Да шекелей 600-700.

— Девочки, — приглашает мой гид, — поехали, я вас кофе угощу.

— Что ты! — сверкнула золотыми зубами »бабушка». Да как же я могу, я ж только пришла! Работать хочется!..

Что ж, полученная нами в этом коротком интервью информация подтверждает ранее дошедшие до нас слухи, что »работает» бабушка хорошо, в основном обслуживает молоденьких солдат; она их жалеет, и солдатики к ней льнут. Благо, это удовольствие стоит относительно недорого, всего полсотни.

Они остаются на дороге, а мы отправляемся дальше.

Возраст делу не помеха

В моей записной книжке есть еще адресок. Отправляюсь на набережную Бат-Яма. Здесь проживает бывшая владелица тайной (или как сейчас говорят и пишут — дискретной) квартиры. Ушла, не выдержав давления конкурентов. Назовем ее Марина. Ей — сорок пять. Приехала в страну с двумя детьми шесть лет назад. Вдова. Вскоре после приезда познакомилась с коренным израильтянином, который, по ее словам, обещал на ней жениться, но вдруг передумал. Как выяснилось впоследствии, он был женат. Узнав о том, что беременна, она решила оставить ребенка — в надежде на получение пособия от »Битуах леуми», которое выплачивается вплоть до достижения им семилетнего возраста. Но грянула реформа Нетаньяху, и на работу стали выпихивать матерей-одиночек по достижении детьми двухлетнего возраста.

— Как вам пришла в голову мысль заняться подобным промыслом?

— А я всегда про себя знала, что умею мужиков притягивать. У меня всегда в квартире убрано, чисто, уютно, сама ухоженная, поговорить по душам могу. Что еще человеку надо. Только чтобы его пожалели. Ведь давно известно, что люди идут во всякие там массажные кабинеты оттого, что им не с кем поговорить.

Ну так вот, уговорили меня подружки, и вышла я на одну квартиру в Иерусалиме. Там хозяйками были две »русские». Сами »возрастные», а на работу брали молодых, я у них только одна была такая же. Они работают хорошо, держат состоятельную клиентуру. И у меня сразу подтянулись солидные клиенты.

Вот был у меня один… Владелец фирмы. Прихожу домой, говорит, а жена даже головы не поворачивает. У нее своя работа, сидит и стучит за компьютером. Не расходимся только из-за детей. Так он ко мне приезжал душу отводить. У тебя говорит, спокойно, никакая карьера тебе не нужна, это так хорошо! А молодая ему зачем? Разве что как витрина, — мол, посмотрите, я еще мужик ого-го! Но это обременительно. Либо на раз-на два… А ко мне он приезжал долго, потому что я ничего от него не хотела. Кроме денег, конечно…

Ты вот про разницу с молодыми спрашиваешь… Да, требования к комфорту у нас, тех, кто постарше, другие. Я вот не пойду на улицу стоять. Мне надо, чтобы всё в хорошие обстановке происходило.

— »Возрастных» среди израильских проституток много?

— Да, везде сейчас работают женщины »олимки» нашего возраста — Тель-Авив, Иерусалим, Беэр-Шева… Клиентов хватает. Я вот поработала на чужой квартире, а потом решила открыть свою. Это не такие уж сумасшедшие деньги, как многие думают, далеко не двадцать тысяч в месяц и даже не всегда десять, но жить неплохо можно. Ну, конкуренция, конечно, большая, особенно там, где »русские» руководят, — те вообще готовы удушить соперника. Тут же и в полицию на тебя настучат. »Русские» в этом бизнесе, как, собственно, везде, — самые жесткие. Мне, вот, к примеру, пришлось от квартиры отказаться, потому что Ирина-машина (это кликуха такая) пригрозила: »По миру пущу. Настучу куда надо — и младшего ребенка отнимут».

— На ваш взгляд, существовали какие-то объективные причины для того, чтобы женщины среднего возраста, репатриантки приступили к этому занятию?

— Да, были. Во-первых, туристок выгнали, и ввозить новых теперь труднее. А израильская молодежь — пока в армию, пока учеба, в общем, не до того… Вот »бабушки» и вышли на работу. Опять же, экономика срабатывает: на нас давление больше. Нам-то хочется и детей побаловать, и купить все, что нужно. Да и самой еще хочется пожить. И мужичка какого-никакого найти. Лично я не вижу особой разницы между объявлением в газете типа »Женщина хочет познакомиться с мужчиной и рассчитывает на его материальную поддержку» и объявлением »В городе Н. открылась дискретная квартира».

— Какие клиенты предпочитают дам постарше?

— Прежде всего, это очень молодые мужчины, которые комплексуют в сексуальных вопросах и привыкли быть под надзором мамочки. Им и нужна новая мамочка, которая всему научит. В Израиле таких боязливых, по-моему, еще больше, чем в бывшем Союзе, потому что здесь матери, напуганные дурными компаниями, наркотиками, сторожат детей еще больше. И пожилые тоже приходят, которые молодых баб брать побаиваются, а свои надоели. А деньги на развлечения есть.

— Неужели вас совсем не пугает конкуренция с юными мастерицами?

— Ни в коем случае. Разница в возрасте ощутима для меня только так: семнадцать-восемнадцать — и все остальное. Мне больше семнадцати, только и всего. К тому же говорят: женщина в сорок лет в постели тигрица. Кто умеет мужиков понимать и любит это дело, так и в тридцать пять, и в сорок сумеет к себе клиентов притянуть.

— Условия работы для молодых и »возрастных» различаются?

— »Возрастные» чаще соглашаются работать без »резинки». Боятся отказать. А так… перечень услуг тот же.

— Ваши дети догадываются о характере вашей работы?

— Нет, конечно. Хорошие у меня дети, я им дала все, что надо. Старшая — красавица, в армию идет вскоре. А от дурного я их уберегу. Вы уж мне поверьте…

В. Мартынова, iSRALAND

Читайте также: