Тюрьма как мир: «полусвободный режим» во Франции и сегрегация при смертной казни в США

…В Боливии более чем у 1600 детей и подростков нет выбора – они должны жить в переполненных и обветшалых тюрьмах вместе со своими родителями, осужденными за то или иное преступление. Они находятся в постоянном соседстве с ворами, убийцами и торговцами наркотиками.

Боливия: тюрьма как школа преступности

В тюрьме Сан-Педро, расположенной в самом центре города Ла-Пас и представляющей собой настоящий закрытый город, содержатся более 1600 заключенных, хотя рассчитана тюрьма лишь на 400 человек. Вместе с ними здесь живут и около 160 детей, многие – нелегально.

Посреди заполненного заключенными внутреннего двора девочка в розовом спортивном костюме тренируется, не обращая никакого внимания на окружающих.

Боливийские законы разрешают родителям иметь при себе детей в пенитенциарных учреждениях, если их возраст не превышает шести лет. Но здесь нередко можно встретить и тех, кому уже давно исполнилось гораздо больше, вплоть до 18 лет.

Ричард Фернандес, осужденный за преступления, связанные с распространением наркотиков (впрочем, как и большинство других заключенных), в Сан-Педро продолжает выполнять свои обязанности отца семейства. Это очень тяжело делать в этой обстановке – здесь процветает насилие, пьют спиртное и употребляют наркотики.

«Дети находятся в тюрьмах, потому что на воле их не на кого оставить. Некоторые из них вообще наполовину сироты, и в большинстве случаев они находятся здесь со своими матерями», – рассказывает Ричард, который отбывает свой срок вместе с 8-летним сыном.

«Дети живут здесь, находясь под постоянным психологическим давлением, в атмосфере агрессивности. Эти условия конечно же не для детей. Жить в таком месте значит травмировать ребенка», – подчеркивает Стефано Торичини, волонтер из итальянской неправительственной организации, которая вот уже десять лет занимается тем, что оказывает психологическую поддержку несовершеннолетним в тюрьме Сан-Педро.

По его словам, дети в подобных учреждениях, в которых царит закон сильного и где все продается и покупается, быстро усваивают жестокие криминальные «законы».

Из-за жестокости и насилия, присущих тюрьме, родители вынуждены запрещать своим детям покидать камеры, что фактически означает двойное заключение.

После обеда дети, которым больше шести лет, имеют право выходить из Сан-Педро, чтобы посещать расположенную поблизости школу. Их поведение, рассказывает Рейналдо Паччеро, директор этого учебного центра, в котором занимаются 130 детей заключенных, отличается «словесной и физической агрессивностью».

По его словам, они находятся в постоянной «обороне» против своих школьных товарищей, которые часто напоминают им, что они – «дети зэков».

А психолог этого учебного центра, пожелавший сохранить анонимность, в свою очередь, рассказывает, что речь этих детей изобилует таким количеством ругательств и жаргонных выражений, что даже «желудок сводит».

Официально считается, что безопасность этих детей гарантирована, но никто точно не знает, что с ними происходит за высокими стенами Сан-Педро. На них часто можно видеть следы побоев, в любой момент они могут стать жертвами сексуального насилия. Но «омерта» – закон молчания, свидетельствует психолог, действует в тюрьме повсеместно.

«Эти дети боятся что-либо рассказывать. Очень редко бывает, что кто-нибудь из них пожалуется, подавляющее большинство молчит», – говорит г-н Торичини.

Если в отношении ребенка все-таки установлен факт агрессии, нарушителя на время могут поместить в карцер, но у жертвы нет никакого выбора, кроме как оставаться в тюрьме и сосуществовать рядом с обидчиком.

Рамиро Льянос часть своего детства провел за решеткой рядом со своим отцом, который попал в тюрьму в 60-х годах прошлого века во времена диктатуры. Ему повезло: он вышел из тюрьмы без потерь и через какое-то время стал ответственным сотрудником национальной пенитенциарной системы.

Он пояснил корреспонденту агентства Франс Пресс, что его случай – это редчайшая удача. Подавляющее большинство детей, живущих в тюрьмах, проходят там настоящие «тюремные университеты» и имеют все шансы вернуться туда уже в качестве заключенных.

«Общество должно немедленно заняться этой проблемой. Нужно что-то делать, причем как можно быстрее. В противном случае не исключено, что этот ребенок, который сейчас живет в тюрьме, в будущем убьет тебя или кого-то еще», – утверждает г-н Льянос.

Конференция по вопросу о смертной казни: ожидание смерти – ежедневная пытка

По свидетельству бывших приговоренных к смертной казни осужденных, в «коридорах смерти» ожидание приведения приговора в исполнение становится «ежедневной пыткой», а сама казнь уже расценивается как некое избавление от мучений. Об этом сами бывшие осужденные рассказали корреспонденту AFP во время региональной конференции, проходившей в столице Марокко Рабате. Власти и подконтрольные им средства массовой информации постарались «не заметить» эту конференцию.

– В «коридоре смерти» я провел десять лет. Самое мучительное – ожидание приведения приговора в исполнение, – заявил AFP бывший осужденный к высшей мере наказания Ахмед Хау. По его инициативе и прошла эта конференция, на которую съехались представители различных официальных ведомств и неправительственных организаций из стран Северной Африки и Среднего Востока.

– В отделении «Б» тюрьмы города Кенитры как раз и находится «коридор смерти». Там царит поистине жуткая тишина. При малейшем шуме сердце начинает биться, как бешеное, и ты говоришь себе: вот, наверное, и пришел твой час, – рассказывает г-н Хау.

Арестованный по политическим мотивам в Касабланке, самом крупном городе Марокко, в 1983 году, годом позже Ахмед Хау был приговорен к смертной казни. В 1994 году, в результате международных протестов, он был помилован королем Хасаном II, отцом нынешнего монарха Мухаммеда VI.

– В других отделениях тюрьмы открывание дверей камеры является символом надежды на освобождение. Но в «коридоре смерти» – это совсем другой символ. Там каждое открывание дверей означает неизбежный конец и неописуемый ужас, – говорил с трибуны конференции г-н Хау. – Таким образом, ожидание является каждодневной пыткой, и в конце концов приведение приговора в исполнение воспринимается как избавление от ежедневных мучений.

В Марокко, где с 1993 года объявлен мораторий на применение смертной казни, около ста узников все еще находятся в «коридорах смерти».

На сегодняшний день ни одна из арабских стран не отменила смертную казнь, но, как выразил во время конференции надежду французский посол по правам человека Франсуа Зимерэ, Марокко может стать в этом деле первопроходцем.

Местные правозащитные организации, требующие полной отмены смертной казни, в своей борьбе опираются на положение новой Конституции, принятой в 2011 году, которое закрепляет «право на жизнь».

На конференции выступила еще одна бывшая «смертница» – Антуанетта Шашин, сорокалетняя ливанка, проведшая два года в «коридоре смерти» в бейрутской тюрьме. Она была приговорена к этой мере наказания в 1997 году за убийство.

– Самое ужасное – это ждать, – сказала она корреспонденту AFP. По ее словам, в Ливане женщин, приговоренных к высшей мере, не казнят, но законодательно это не закреплено.

– Несмотря на это, пребывание в «коридоре смерти» было непередаваемым мучением, пока суд под международным давлением все-таки не признал меня невиновной и полностью оправдал, – пояснила г-жа Шашин. – Неопределенность делает каждую минуту, проведенную в «коридоре смерти», невыносимой. Если бы меня казнили, то это означало бы, что суд убил невиновного человека. Вот почему я борюсь за полную отмену смертной казни. Нельзя, чтобы случайно пострадал невиновный.

Посол Франции по правам человека Франсуа Зимерэ заявил AFP, что он также считает, что смертную казнь необходимо полностью отменить. Даже в том случае, если на ее применение объявлен мораторий, «это означает, что люди в «коридорах смерти» подвергаются ежедневной пытке от неуверенности в том, что будет завтра».

Франция недавно объявила о начале международной кампании за полную отмену смертной казни.

По данным Международной амнистии в странах Северной Африки и Среднего Востока наиболее высокий уровень применения смертной казни, исходя из количества населения.

В такой стране, как Саудовская Аравия, в прошлом году было проведено более 70 казней, чаще всего путем отсечения головы. Изнасилование, убийство, вероотступничество, вооруженное ограбление, незаконный оборот наркотиков – все эти преступления в Саудовском королевстве караются смертью.

Испания: кого сажают в тюрьмы?

Испания является одной из европейских стран, имеющих самое большое на континенте тюремное население. Это стало известно из отчета о Конференции министров юстиции стран – членов Совета Европы, прошедшей в Стамбуле. В Испании насчитывается 162 заключенных на 100 тысяч жителей, в Германии – 95, во Франции – 85, в Португалии – 121. Сейчас заключенных в тюрьмах Испании больше, чем было в любой другой период новейшей истории, за исключением первых лет диктатуры Франко.

В 2011 году, с началом кризиса, в стране стал наблюдаться рост насильственных преступлений: как следует из ежегодного отчета Генеральной прокуратуры, количество убийств, похищений людей и нападений по сравнению с 2010 годом увеличилось. Тюрьмы пополняют выходцы из беднейших слоев населения, из «низов». В основном они совершают преступления, так или иначе связанные с незаконным оборотом наркотиков.

Представителей этой части общества можно увидеть в большом количестве в любой из провинциальных испанских тюрем. Сами тюрьмы находятся в плохом состоянии, они изношены, построены бог знает когда и забиты заключенными, каждому из которых вменяется 30, 40 или даже 50 пунктов обвинения за участие в кражах, нападениях, грабежах, контрабанде или торговле героином, кокаином, гашишем и другими наркотиками…

На тюремном жаргоне их называют «гремлинами» [ Гремлин – мифическое существо из английского фольклора, озорной проказник, сродни домовому. ]. Это нищие люди, без всякого будущего, которым даже их преступная деятельность не поможет выбраться из нищеты. Они «привязаны» к тюрьме – освобождаются и садятся вновь. Сестра Женевьева, 88-летняя монахиня, являющаяся членом совета визитеров тюрьмы в Барселоне вот уже 70 лет, категорична: «В тюрьмы попадают самые обездоленные». Она знает, о чем говорит.

Люди дорого платят за свои преступления: те, кого арестовывают за хранение одного килограмма кокаина, получают от 8 до 9 лет тюрьмы, а вот два крупных испанских финансиста, осужденные Верховным судом за мошенничество при продаже земли под застройку в Мадриде, в тюрьму не попали. Их фактически оправдал Конституционный суд, вынеся весьма сомнительное решение с собственной интерпретацией о сроках исковой давности. Это решение вызвало возмущение в обществе.

Богатые нередко избегают ответственности за свои экономические преступления из-за сомнительного применения закона о сроках исковой давности. Действительно, исходя из норм права, по истечению определенного промежутка времени ответственность за некоторые преступления не наступает. Количество преступлений, затрагивающих интересы многих граждан и наносящих огромный ущерб населению, растет, а виновные лица, даже если они и осуждаются, из-за норм законодательства о сроках давности, никогда не переступают порог тюрьмы.

Кризис способствует совершению всех этих экономических преступлений, а за последствия вынуждено платить население? Хорошо маскируемые мошенничества, одновременно гениальные и бесстыдные, позволяют строить финансовые пирамиды. А чтобы показать, что государство борется-таки с преступностью, особый упор делается не на борьбу с экономическими преступлениями, а на борьбу с уличной преступностью (этот способ используют правительства многих стран), в результате тюрьмы заполняются мелкими правонарушителями и несовершеннолетними, в подавляющем большинстве – выходцами из беднейших слоев.

Не вызывает сомнений тот факт, что уголовные и пенитенциарные системы европейских стран весьма снисходительны по отношению к тем, кто уклоняется от уплаты налогов или совершает другие крупные экономические преступления, то есть к представителям богатых слоев. И наоборот, эти системы все более и более агрессивны и нетерпимы по отношению к выходцам из низших социальных слоев.

В довершение ко всему сегодня в Испании правительство, сформированное Народной партией и ее союзниками, хотело бы объявить преступниками всех, кто мирно выступает против экономической системы, которая способствует их обнищанию, а заодно и нарушает их права. Это может произойти в результате ужесточения Уголовного кодекса. Если проект этих изменений будет принят, то в испанскую тюрьму мог бы попасть сам Махатма Ганди… Все это никак не будет способствовать сокращению тюремного населения. И на самом деле, как писал Хосеп Валлес, бывший ответственный сотрудник тюремной системы Каталонии, «иметь большое количество переполненных тюрем – это неправильно».

Между тем лица, совершающие экономические и финансовые преступления, с помощью разработанных сложных и хитроумных юридических прикрытий, которые практически не позволяют выявлять их махинации, в отличие от большинства граждан ведут роскошную и комфортабельную жизнь. И им наплевать, что за последствия от их преступлений платят тысячи, сотни тысяч или даже миллионы граждан страны.

Существующая система ежедневно понемногу теряет от своей легитимности, а само понятие «демократия» понемногу превращается в пустой звук.

Франция: классическая музыка приносит успокоение

Лирический оркестр региона Авиньон-Прованс дал концерт классической музыки в тюрьме города Тараскона. Мелодии Стравинского, Моцарта и Бетховена зазвучали в стенах центра заключения города Тараскона. Утром на импровизированной сцене, оборудованной в тюремных мастерских, сорок музыкантов лирического оркестра региона Авиньон-Прованс в течение часа исполняли отрывки из наиболее известных классических музыкальных произведений.

А слушали эти шедевры 60 заключенных. Из официальных лиц присутствовал супрефект города Арля Пьер Кастолди. Атмосфера концерта с зачаровывающими звуками скрипок, флейт и контрабасов была почти религиозной. «Среди слушателей немало и молодежи, хотя классика для них, к сожалению, не является приоритетом, – говорит Брюно, один из офицеров, осуществляющих надзор. – Но видно, что им очень понравилось. Во всяком случае, это весьма оригинально и необычно, и многие могли воспользоваться этим случаем и послушать прекрасные мелодии».

В этом пенитенциарном учреждении часто бывают разные гости. Так, в июне заключенные имели возможность встретиться с известным матадором из города Арля Хуаном Батистой, нередко здесь бывают и футболисты из команды «Истр», которые с удовольствием обучают осужденных игре в футбол. «Тюрьма не должна быть местом, где лишь исполняется наказание, – утверждает директор этого учреждения Марк Олье.

– Заключенные должны узнать для себя что-то новое, чему-то научиться полезному, а не просто отбывать наказание. Нужно, чтобы в тюрьмы для общения с нашими подопечными приходило как можно больше народа, чтобы развивался спорт, проводились различные культурные мероприятия, вот как сегодня. Все это способствует подготовке осужденных к освобождению. Мы надеемся, что в среднесрочной и долгосрочной перспективе такие события, как это, будут способствовать ресоциализации заключенных».

Каждый отрывок исполняемых произведений сопровождается бурными аплодисментами, свидетельствующими, что классика не вышла из моды и нравится слушателям. Для музыкантов играть в тюрьме, конечно, непривычно, но встревоженными они не кажутся. «Это не первый наш опыт. В феврале прошлого года мы уже играли в тюрьме. А то, что это заключенные, ну и что? Мы должны играть для всех – такова наша профессия», – улыбаясь, говорит Жан-Клод, один из контрабасистов.

Ну что ж, концерт закончился. Довольны все.

Франция: полусвободный режим

Полусвободный режим – хороший инструмент, но нуждается в улучшении. Такое мнение высказал Генеральный контролер мест лишения свободы Жан-Мари Деларю. Он считает, что усовершенствование этого вида режима, являющегося одним из методов организации отбывания наказания, могло бы способствовать сокращению рецидивной преступности.

В своей статье, опубликованной в «Официальной газете», Жан-Мари Деларю напоминает, что режим полусвободы позволяет ряду осужденных покидать в определенные часы пределы тюрьмы для осуществления своей профессиональной деятельности (работы или учебы).

Осужденному может быть предоставлен такой режим либо в качестве пробационного, либо по приговору суда (если наказание не превышает два года тюремного заключения), либо по решению судьи по применению наказаний [ Судья по применению наказаний – отличительная особенность французской системы уголовной юстиции. Судья по применению наказаний вправе активно вмешиваться в процесс отбывания наказания осужденным, в том числе и к лишению свободы.

Он организует надзор за осужденными, получившими «отсрочку с испытанием», решает вопрос об изменении режима содержания осужденных к лишению свободы, о предоставлении им отпусков, условно-досрочном освобождении и т.д. ]. Осужденный, которому предоставлено право покидать пенитенциарное учреждение, обязан соблюдать ряд правил, касающихся временно̀го режима, контактов с другими лицами и т.д. В случае нарушений установленных запретов режим полусвободы может быть отменен. По состоянию на 1 января 2012 года 1857 осужденным был предоставлен этот вид режима, что составляет 3% от общего числа осужденных за общеуголовные преступления.

Режим полусвободы – «весьма полезный инструмент, который в принципе хорошо разработан и который может очень хорошо способствовать ресоциализации осужденных и профилактике рецидивов», полагает Генеральный контролер.

«Необходимо дать возможность таким осужденным добиться успеха, особенно если они сами имеют такое желание», но им также нужно предоставлять «необходимые материальные условия» и ряд прав, которыми они могут пользоваться, находясь на полусвободном режиме, добавляет г-н Деларю. Если исходить из хронической переполненности пенитенциарных учреждений, а также зачастую их ветхости, то «полусвобода означает для многих отсутствие постоянной скученности и наличие некоторого личного пространства».

Вместе с тем в стране не так много судей и социальных работников, чтобы они могли обеспечивать индивидуальную работу с каждым осужденным.

Генеральный контролер также выражает сожаление, что некоторые центры полусвободы располагаются далеко от мест, в которых можно найти работу, а это, в свою очередь, требует от осужденных передвижений на значительные расстояния. Одна из главных причин, по которым осужденных лишают права на полусвободный режим, отмечает г-н Деларю, состоит в том, что они не могут вовремя вернуться в пенитенциарное учреждение.

Уровень лишения осужденных права на полусвободный режим составляет 24% в одном и 15% в другом из проверенных мною центров, уточняет Генеральный контролер, добавляя, что этот уровень «можно значительно сократить, если лучше приспособить условия полусвободы к имеющимся реалиям».

По словам Жан-Мари Деларю, «если условия нахождения на полусвободном режиме улучшить, то количество лиц, которым он предоставляется, может значительно возрасти, а следовательно, и его результаты будут более значимыми».

США: смертная казнь – продолжение сегрегации

Соединенные Штаты Америки, являясь страной с самым высоким уровнем демократии, тем не менее отличаются рядом странных «рекордов». Например, в тюрьмах США находится четверть всех заключенных в мире, а по количеству приведенных в действие смертных приговоров страна уступает лишь Китаю, Ирану, Северной Корее и Йемену. С начала возобновления приведения приговоров в исполнение в 1976 году смертная казнь на сегодняшний день применяется в 34 штатах из 50 и унесла жизни 1254 человек [ Приведенные данные относятся к концу 2011 г., на момент выхода книги. ], большинство из которых чернокожие. Еще 3300 человек ожидают своей участи в «коридорах смерти».

Из всех этих цифр и констатаций следует один вопрос, постоянно задаваемый сторонниками полной отмены узаконенных убийств: как смертная казнь может вписываться в современную демократию? Чтобы ответить на этот вопрос, социолог Арно Гайар посетил 8 американских штатов, в которых применяется смертная казнь. По результатам своей поездки он написал книгу, которая называется «999» (издательство Max Milo, 2011), а затем и снял фильм «Сигнал».

Журналист Сорен Силоу задал Арно Гайару несколько вопросов.

– Почему у книги такое странное название – «999»?

– Это первые три цифры регистрационного номера, который присваивается каждому приговоренному к смертной казни во многих штатах, в частности в Техасе. Я выбрал их как символ бесчеловечности смертной казни: эти цифры как отличительная татуировка для заключенных, ожидающих своей участи иногда в течение многих лет.

– США является одной из самых развитых демократических стран в мире (наряду с Индией и Японией), в которой применяется смертная казнь. Как можно объяснить эту американскую особенность?

– Среди возможных объяснений можно привести следующее. Американское общество, построенное на повсеместно распространенном насилии, и сейчас отличается огромным количеством оружия, находящимся во владении граждан, и очень высоким уровнем преступности. США остаются страной первооткрывателей, у которых всегда был, есть и будет один девиз: «Пан или пропал». Людям присущ этот радикализм, и представление о снисхождении мало кто разделяет.

Законы, как, впрочем, и вся Конституция, рассматриваются как нечто данное Богом, и закон талиона [ Закон талиона, или Принцип талиона, – принцип назначения наказания за преступление, согласно которому мера наказания должна воспроизводить вред, причиненный преступлением («око за око, зуб за зуб»). ], содержащийся в Ветхом Завете, по мнению многих американцев, оправдывает применение смертной казни.

К этому необходимо добавить, что США являются молодым обществом, можно сказать «подростком», которому свойственны непостоянство и некоторые чрезмерности. Суды Линча продолжались здесь вплоть до 1968 года, и смертная казнь до сих пор существует во многих штатах. Отмечается, конечно, некоторое сужение ее использования, но все-таки страна все еще не разделяет реального критического взгляда на смертную казнь.

– Объясняя применение смертной казни во многих штатах, часто подчеркивают тот факт, что страна построена по принципу федерализма. А какова позиция по этому поводу федеральных властей и могут ли они сыграть какую-то роль в этом вопросе?

– И могут, и в свое время сыграли, когда Верховный суд США объявил мораторий на применение смертной казни на всей территории США в период с 1972 по 1976 год. Но, в конце концов, Верховный суд решил, что смертная казнь не противоречит Конституции. Если бы он пришел к выводу, что смертная казнь нарушает Конституцию, штаты были бы вынуждены подчиниться этому решению.

Проблема, если можно так сказать, заключается именно в демократии, которая в США простирается очень далеко: избираются все – судьи, окружные прокуроры, губернаторы. И в своих предвыборных речах они отражают страх граждан перед преступностью, которая в США является действительно первоочередной проблемой. Позиционировать себя в качестве противника смертной казни самоубийственно для политика, в том числе для политиков-демократов. Сделать то, что сделал в 1981 году Миттеран [ 30 сентября 1981 г. президент Франсуа Миттеран полностью отменил во Франции смертную казнь. ], в США для политика просто невозможно.

Смертная казнь в США сохраняет свое сильное тотемное значение. В штате Юта, например, существует обычай при каждом исполнении смертного приговора чеканить монету. Существует как бы желание увековечить событие, принести коллективную жертву, и это глубоко укоренилось в культурном ландшафте.

– Как объяснить то, что Калифорния, очень либеральная во многих отношениях, продолжает оставаться одним из штатов, в которых больше всего заключенных, ожидающих своей участи в «коридорах смерти»?

– Осознание необходимости моратория на применение смертной казни существует в Калифорнии с 2006 года [ С 2006 г. в Калифорнии не было казней, хотя никакого моратория по этому поводу объявлено не было. По состоянию на апрель 2012 г. в Калифорнии было 725 приговоренных к смертной казни. ], но не хватает политического мужества. Этот компромисс приводит к гротескной ситуации: в «коридорах смерти» своей участи ожидают более 700 человек.

– Как структурируется общественное мнение по отношению к смертной казни?

– Исследование, проведенное в 2006 году Институтом Гэллапа, показывает, что сторонников смертной казни в США примерно 65% (кстати, наблюдается заметное снижение их числа: в 1994 году их было 80%). Сторонников смертной казни чуть больше половины среди членов Демократической партии, более 80% – среди республиканцев и две трети среди тех, кто не поддерживает ни ту ни другую партии.

Среди наиболее жестких сторонников смертной казни находятся баптисты. Джей Кросс, баптистский проповедник, на выступлениях которого я присутствовал, говорит следующее: «Если не казнить из опасения, что убьешь невиновного, тогда вообще нужно выпустить из тюрем всех, потому что мы знаем, что среди заключенных есть невинно осужденные. – И далее он делает такое заключение: – Когда мы начали бомбардировки Франции, чтобы освободить Европу от нацистов, безусловно, погибли и невинные люди. Тем не менее это необходимо было делать, и мы горды тем, что мы это делали. По отношению к смертной казни то же самое!»

К чернокожим жителям смертная казнь применяется гораздо чаще, чем к белым. Сами чернокожие считают, что в США существует правосудие белых в пользу белых. Смертная казнь является продолжением расовой сегрегации, но в равной мере и экономической сегрегации, потому что услуги адвокатов стоят огромных денег, а адвокаты по назначению во многих случаях только делают вид, что защищают своих подзащитных.

– Как распределяются приговоренные к смертной казни по этническому признаку?

– Афроамериканцы составляют 12% от общего числа граждан США, но среди приговоренных к смертной казни их – 42%. Белых – 72% от общего числа жителей, а среди приговоренных к смерти их – 44%.

Дисбаланс является еще более поразительным, если учесть происхождение жертв: у чернокожего, убившего белого, гораздо больше шансов быть казненным, чем у белого, который убил чернокожего. На национальном уровне большинство жертв не являются белыми. Тем не менее 80% приговоров к смертной казни выносится в отношении тех, кто убил именно белого. Отсюда следует, что, во-первых, смертная казнь представляет собой «инструмент», который в первую очередь служит белым, а во-вторых, что «цена» жизни зависит от цвета кожи и от финансовых возможностей.

– А как обстоят дела с жюри присяжных?

– Для процесса, который может закончиться вынесением приговора о смертной казни, вызывается 200 человек, из которых 12 отбираются в состав жюри присяжных. Кандидат в состав жюри должен положительно ответить на следующий вопрос: «Сможете ли вы проголосовать в пользу предлагаемого приговора, который предусматривает смертную казнь?» Таким образом, сторонники отмены смертной казни изначально не могут быть присяжными. Профессор криминологии Университета города Хантсвилла (Техас) Дэнис Лонгмир объясняет в этой связи, что «католики и евреи, известные своей приверженностью к отмене смертной казни, не приветствуются в суде присяжных. Регулярно им предпочитают белых граждан, баптистов или евангелистов по вероисповеданию, которым их мораль не запрещает голосовать в пользу приговора о смертной казни».

В США, однако, имеет место настоящий отбор в состав жюри, иногда кандидата могут отклонить вообще без всякой мотивации. Если жертва – ребенок, то судья или прокурор, иногда даже в сговоре с адвокатом, будут отбирать только женщин, у которых есть семьи и которые могут представить себя на месте родных жертвы. Правосудие в США – это война, и эта война идет через отбор присяжных.

– Критерии, которые могут привести к вынесению приговора к смертной казни, четко определены или они могут меняться?

– Критерии эти совершенно случайные. Исследование, проведенное в Калифорнии, показывает, что лишь в 6–8% случаев, когда может быть вынесен вердикт о смертной казни, он в действительности выносится. Убийство полицейского – один из тех редких случаев, когда смертная казнь назначается всегда. Убийца ребенка или женщины, особенно если подобный случай широко освещался в средствах массовой информации, имеет гораздо больше шансов получить смертный приговор. Но каких-то четких критериев по этому поводу в законе нет. Наконец, свою роль играет и география: за одно и то же преступление можно получить 20 лет тюрьмы, пожизненное заключение или быть приговоренным к смертной казни – все зависит от конкретного округа, где рассматривается дело.

– Каковы условия содержания в «коридорах смерти»?

– Они очень отличаются от штата к штату. В Нэшвилле (штат Теннесси) они вполне приемлемые, а в Калифорнии их вообще считают «летними лагерями» для смертников. Наоборот, в штате Миссисипи – это настоящая каторга, там температура воздуха в камерах достигает 40 градусов Цельсия и отсутствует даже подобие кондиционеров. Спать невозможно, это настоящий ад, который никогда не заканчивается. Впрочем, он может и закончиться – смертью. В Техасе два раза в месяц разрешены телефонные разговоры, посещения очень редки, питание отвратительное, книги цензурируются и ограничиваются в количестве – не более четырех одновременно.

В Техасе или в Джорджии заключенные находятся в камерах 23 часа в сутки. Вернее, эти помещения там даже не называют «камерами», их называют «клетки». Когда знаешь, что в среднем заключенные ожидают приведения приговора в исполнение 12–20 лет, а «долгожителем» «коридора смерти» являлся заключенный, который провел в нем до казни 35 лет… Не считая того, что в тюрьмах запрещено курить, а «последняя сигарета» запрещена осужденному к смерти по закону, который гласит, что курение вредно для здоровья!

В Оклахоме один заключенный с помощью барбитуратов хотел покончить с собой в день приведения приговора в исполнение. Его отвезли в больницу, сделали промывание желудка, привезли назад в тюрьму, связали и затем казнили: все это произошло за четыре часа!

– Существует ли надежда, что когда-либо смертная казнь будет полностью отменена в США?

– Да, многое указывает на то, что страна находится на пути к отмене смертной казни, но этот процесс продлится очень долго. Если взглянуть немного назад, то видно, что, с того времени как был полностью ликвидирован суд Линча, применение смертной казни из года в год снижается.

Двадцать лет назад разговоры об отмене смертной казни людьми вообще не воспринимались. С тех пор наблюдается заметный прогресс. Опрос Гэллапа показывает, что если опрашиваемому предлагают выбрать между смертной казнью и пожизненным заключением без права освобождения, 48% выбирают последнее, а смертную казнь – 47%. За последнее время еще три штата полностью отменили у себя смертную казнь – Нью-Мексико, Нью-Йорк и Иллинойс.

(Продолжение следует)

Составил и перевел Юрий Александров, альманах НЕВОЛЯ 

Читайте также: