Бл**ская жизнь

Интервью двух киевских проституток-индивидуалок, записанное вблизи крупнейшего столичного борделя – «Ривер паласа». Собственно, таким интервью можно было удивить читателя лет 15 назад. Главное, что следует из откровений дам по вызову: за 15 лет в их бизнесе ничего не поменялось. Разве что роль сутенеров теперь исполняют… менты. Что это: профессия, хобби?

Первая: Это способ заработать деньги. У меня маленький ребенок, у меня жизнь не состоялась, муж меня бросил, я приехала издалека, родила ребенка, два года просидела с ним, в моем маленьком городишке нет никакой работы, зарплата – 300 грн. – это ничего для ребенка, муж не платит ничего.

В Киеве заработки повыше, не думали зарабатывать по-другому?

— Я работала за 15 грн. в день. На сэконд-хэнде, арабы предлагали свои услуги, хотели трахать буквально за ничто, за то что я стою в сырости и холоде. Потом работала с китаезами, они нормально относились, но это тоже не выход из положения – за 15 грн. Потом нашла выход: по объявлению о работе, на которой можно заработать первые деньги — проституткой. Я начала работать, когда дочке было два года, ей надо было делать операцию. И тогда я таким способом начала зарабатывать, а потом все это продолжилось, я уже могла содержать ребенка, передавать маме деньги на него.

Вас сейчас все устраивает, нормально жизнь складывается?

— Сейчас я зарабатываю деньги, но эта работа убивает морально.

— А в чем вы аморальность видите?

— В том, что мы стоим на улице, а богатые сыночки ездят на шикарных машинах и могут сказать: «А, девчонки, у вас морды хуже, чем ваши задницы!».

— Ну, такое может случиться на всякой работе. В чем разница?

— Они считают, что папоньки их воруют и все им позволено, купил девочку, и может тягать ее, как хочет, за несчастные 100 долларов.

Вторая: Ну, летом еще более-менее, но зимой морозы, невозможно выстоять, просто холодно, перемерзаешь, да еще менты тебя забирают.

— А вот как вы работаете, расскажите?

Первая: Вечером выезжаем на работу, можем на «Ривер-палас», можем еще куда-нибудь. В «Ривере» хорошо работать, главное не материться, не напиваться. Тогда сами же девчонки могут погнать, чтобы клиентов не пугали.

Вторая: Вообще пытаемся завести постоянных клиентов, пусть дешевле, какие-то скидки им давать, но зато не стоишь, не трусишься, не боишься, что тебя какой-то придурок заберет или тебя кто-то узнает.

— Вы даете объявления, типа «умелые массажистки для богатых господ»?..

— Нет

— Почему?

— Неизвестно, куда доведется ехать, и чем это закончится. Я давала объявления раньше, так один клиент украл у меня дорогой телефон. У него был пистолет в кармане. Он говорит: пикнешь — я тебя просто застрелю.

— То есть, это реально случается: бандюки, риск для жизни?

— Да.

— И что делаете в этом случае?

— Ничего, надо фильтровать базар, у нас все девчонки психологи.

— Заразиться не боитесь?

— Мы проверяемся регулярно.

— А девочки с окружной тоже проверяются (на Окружной дороге под Киевом работают самые дешевые проститутки – авт.)?

— Не знаю, там много наркоманов, они в основном на наркоту и работают, девочки там хуже обычных.

— Киевлянок много среди проституток?

— Маловато, в основном приезжие.

— Что в будущем, не думали?..

— Не знаю, мне страшно подумать, что будет дальше.

— Можно этим заработать на жизнь, обеспечить старость?



— Нет. Один шанс: если попадется нормальный клиент, который готов проложить тебе путь в жизни, а иначе не получится.

— Можно сказать, что все занимаются проституцией только из-за денег? Знаете таких, что с детских лет мечтали стать проституткой?

— Нет конечно, все только из-за денег: нужда, нужда…

— Каким может быть финал: не до пенсии же на обочине стоять, да под саунами…

— Одна вышла замуж, другая скололась, третья просто бросила все это – все зависит от человека.

— А любить такую работу можно?

— Это вряд ли.

— А есть такие клиенты, которым просто поговорить надо с кем-то?

— Ага, есть такие: завеяться, побухать, в казино с нами завалить.

— Классный клиент, правда?

— Точно, почаще бы таких. В большинстве клиенты хорошие попадаются.

Бандиты не беспокоят, криминал не наезжает?

— Бывает. Одна девочка из наших попала в переплет, убегала от них.

— Бандиты на вас «наезжают»?

— Сейчас — нет.

— А кто-то обижает?

— Менты в основном дергают.

— Как в целом с милицией отношения складываются?

Первая: Вообще договориться можно, но когда у тебя нет денег, приходится извиняться, мол, мы позже отдадим.

Вторая: Начинают нагружать.

— А в чем это выражается?

Первая: Ну, сколько заплатить, что как… Ведь каждую ночь мы платим деньги, чтобы нас не забирали. Кроме того, нас за это предупреждают, если какое-то начальство ездит с проверкой… Вторая: да, начальники всякие ездят…

— И что они хотят?

с— Ну, что: забирают. Я, например, сидела на Дарнице – это улица Ремонтная, 7. Сидела семеро суток, со мной сидела девочка беременная. Она говорит: я беременная, как вы можете меня здесь держать. Но ее не отпускали.

— Что такое Ремонтная, 7?

— Это спецприемник.

— Так вы были без документов?

— Ну да, документов не было, но менты ведь прекрасно знают, кто есть кто: зачем же было задерживать, «устанавливать».

— У вас сейчас есть документы с собой?

— Да, теперь есть.

— За что с вас берут деньги, за что еще могут отвезти на Ремонтную, 7?

Первая: Ну вот 8 марта я выхожу от клиента, и меня встречают два милиционера, начинают вдвоем рыться в сумке. Увидели деньги. Ну что: давай красавица или деньги, или поедем на Прорезную, 12 (территориальное отделение милиции в центре Киева – авт.).

— На каком основании?

— Начинают пугать…

— Чем вас можно напугать, если вы не нарушали закона?

Вторая: Менты пользуются тем, что мы не знаем закона.

Первая: Могут написать, что матерились или ругались в общественном месте. Типа щас тебя посадят, повезут без документов, начинают тебя пугать, что ты чуть ли не бандит какой-то …

— То есть я так понимаю: реальных оснований брать с вас деньги нет?..

Вторая: Но они же берут! Выходишь от клиента, они тут как тут: а что вы здесь делаете, на каком основании? Я говорю, здесь мой парень, какое имеете право меня трогать? Они: ах, вот вы как! И этот иностранец-клиент тут же сует менту деньги.

Первая: В основном, менты караулят проституток по центру, в районе Бессарабки: здесь съемные квартиры. Вторая: мне кажется, что на этих квартирах даже телефоны прослушивают. Там, кстати, бабульки-консьержки сами предупреждают ментов и тоже имеют с этого какой-то процент.

— То есть это целая система?

Вторая:Да, это система.

Первая: Мы платим, чтобы нас не забирали — это время, потом они расписывают свои протоколы, потом их могут послать домой: зачем, чтобы лишний раз родители слышали…

— Родители ваши не знают, чем вы занимаетесь?

— Нет , конечно.

— А как объясняете – где берете деньги?

Вторая: Типа у нас любовники богатые…

— Расскажите, что такое субботник?

Вторая: Субботник, это когда приезжают менты, забирают тебя в сауну и начинают тебя иметь по кругу. Вот как у меня, например, получилось: мы работали с подружкой вдвоем, и менты попали на нас, увезли с собой. Подружка все время молча сидела, так один за то, что она не улыбалась, начал бить ее, тягать за волосы.

— А у вас не было желания вытащить у него из кобуры пистолет и ?..

— Конечно было, было желание застрелить его, просто удавить эту мразь, но не было такой возможности.

— Какие службы устраивает субботники, кто контролирует проституцию?

Хором: Кому не лень. Кто хочет, тот и приезжает.

— То есть достаточно иметь удостоверение сотрудника милиции, и можно вас садить в машину и везти куда хочешь?

— Да.

— Никто из милиции вам не платит?

— Бывают иногда нормальные сотрудники, которые говорят: сколько ты стоишь? Я говорю: так и так, и нормально все. Он говорит: боже, я тебя понимаю, ты хороший человек, я понимаю, что ты зарабатываешь. Да есть такие, даже сотрудники милиции, которые понимают, что это тяжело. Но есть безбашенные, те просто издеваются.

— А сколько денег вы должны платить милиции?

— Каждый день 80 гривен, только за то, что мы вышли на работу.

— То есть заработали или нет – не важно?

— Да, их это не интересует.

— Если нет денег, что тогда?

— В следующую смену должны отдать 160 гривен.

— Говорят проституция в Европе легализована; как думаете, у нас стоит это делать?

Первая: В Европе? Насколько я слышала, только в Голландии. Конечно, лучше как в Голландии…

Вторая: Если бы попробовать, тогда мы бы сказали… Если для нас это лучше будет, если будет защита…

— Как работа для вас будет лучше: ведь поймите, все равно придется платить деньги – налоги, в этом случае не ментам, а государству.

— У нас будет защита, если нас, допустим, кто-то начнет напрягать? Будет защита — мы готовы платить налоги. А то ведь всякий раз слышим про девчонок: ту убили, эту убили…

— А что, по-прежнему в Киеве убивают проституток?

— Конечно убивают. Нас на опознание забирали: показывают в милиции фотографии — отрубленная голова, руки, ноги. Ужас, что творится.

— СБУ, прокуратура не беспокоят?

— Не сталкивались.

— То есть только милиция?

— Да, все эти вот шавки, они бывает и наркоту подкидывают, потом садят девчонок.

— Зачем?

— Как, зачем! Например, если перешла кому-то дорогу, или для плана.

— Говорят, многие проститутки сидят на наркотиках, это правда?

— Да, сидят… Потому что все это убивает – долги, сутенеры, ребенок… Вся жизнь: стоишь на дороге, да спишь.

— Вы сами работаете или под кем-то?

— Сами

— Почему?

Вторая: Потому что менты прогнали сутенеров, и нам стало гораздо лучше.

Первая: Мы сами договариваемся.

Вторая: С милицией нам намного лучше стало работать, чем с таксистом, как раньше: он же деньги прикарманивал.

— А теперь эти вопросы решает милиция?

— Да

— И вы им платите меньше?

— Да, меньше: 80 грн, а раньше – 150.

— И давно милиция в роли сутенеров выступает?

— Не, они типа как налоговая, ха-ха…

Олег Ельцов, Тема

Читайте также: