ВСЕМИРНАЯ ИСТОРИЯ ВНАТУРЕ

…Сначала были только лохи. Горбатились с утра до вечера, света белого не видели, и не было в мире ни разборок, ни ночных клубов.Да только одному лоху, самому умному, горбатиться было в падлу. Да и не умел он этого – зато умел нехило рыла чистить. И придумал он такую тему. Стал забивать лохам стрелки и разъяснять: я тут самый крутой. Хочешь в рыло? Нет? Тогда башляй.

Были и такие, которые отвечали: да я и сам кому хочешь в рыло заеду. Тем говорил: какой базар? Будем вместе лохов трясти! А я буду ваш любимый пахан. Организатор и вдохновитель.

И поделил пахан всех людей на лохов и братву. И понял он, что это хорошо. Так появилось государство.

* * *

Стали до пахана доходить слухи, будто некоторые лохи в непонятках: с чего это они должны братве башлять? Может, взять да объяснить пахану, кто тут гегемон?

Понял пахан, что мысли эти вредные. Собрал братков и наказал, чтобы лохам при случае разъясняли: имеется, типа, самый главный пахан. Такой крутой, что лохам его видеть не положено, а я у него в шестёрках бегаю. Вот он-то всю тему и замутил, он и придумал, чтобы лохи горбатились и братве башляли, и в этом их высшая крутость. Пусть гордятся. А кто не согласен – того покарает громом небесным. Или геенной огненной. Или вообще… рыло начистит.

Так появилась религия.

* *

Пришли однажды лохи к пахану и жалуются: непорядок! Тут один лох не в меру наглый стал, держит себя за фраера, требует, чтобы остальные лохи ему башляли, причём не меньше, чем братве. Пахан согласился, что это не дело. Послал братву успокоить паренька… и вообще всех, кому ещё буйствовать вздумается.

Так появилась полиция.

* * *

Собралось однажды несколько братков, подъехали к пахану и говорят: нехорошо получается! Мы тут лохов трясём, а ведь среди них и родня наша попадается, и вообще – все мы вышли из лохов. Вот с соседней братвой разбираться – это в кайф. Это мы всегда пожалуйста.

Дело говорите – согласился пахан. – Лохов трясти желающих и без вас хватает. Но чтобы теперь соседняя братва в нашу сторону чихнуть боялась!

Так появилась профессиональная армия.

* * *

А чтобы братва с лохами поменьше якшалась, пахан постановил: если у кого из братков родится сын – сразу записывать его в братву.

Так появились наследственные титулы.

* * *

Доложили однажды пахану, что некоторые лохи борзеют не в меру: не башляют, братву ни во что не ставят, пахана нехорошими словами обзывают. Рассердился пахан, приказал самого борзого лоха отловить, замочить в сортире, а остальным об этом рассказать с подробностями.

Так появились средства массовой информации.

* * *

Прошёл как-то среди лохов слушок, будто бы за речкой лохам живётся лучше: и пахан там добрее, и с братвой можно добазарится – в общем, лафа. И стали лохи потихоньку за речку сваливать. Тогда пахан задумал вот что: послал потихоньку за речку своих братков и приказал найти парочку лохов из тех, которые свалили и забашлять им от пуза – но при условии, что те вернутся и будут остальным лохам втирать, что не так уж там за речкой и понтово, и горбатиться надо больше, и вообще – некоторых там линчуют.

Лохи вернулись и начали всех лечить. И на многих подействовало.

Так появилась пропаганда.

* * *

Узнал случайно пахан, что лохи из-за речки таскают какую-то травку, заваривают её кипятком и пьют, а потом кайф ловят. Послал братву разобраться. Пришли братаны к речке, смотрят – и точно, тащат лохи мешки с травой. Что за дела? – кричит братва. – А ну, давай сюда!

Лохи на испуге всю траву братве отдали и хотели уже по-быстрому сваливать, но их тормознули и объяснили: траву, значит, таскайте, только теперь у речки двое наших будут стоять, и с каждого мешка пахану будете отстёгивать долю. А кто в другом месте речку переходить вздумает – с тем разговор отдельный будет.

Так появилась таможня.

* * *

Позвал однажды пахан братву и начал расспрашивать, как там лохи поживают, чем в свободное время занимаются… Братва и докладывает: танцуют, мол, песни поют. А какие? – пахан спрашивает. Ну, вот, например – исполнила братва.

Понравилась песня пахану. Что ж, – говорит, – теперь доведите до сведения лохов, чтобы песню эту слушали стоя, а исполняли с чувством.

Так появился национальный гимн.

* * *

Пришла однажды нужда пахану заказ сделать. Позвал он киллера и предложил ему сто бабок за работу. А киллер и заявляет: западло за такие гроши горбатиться. Ну и вали, пахан говорит, другого найду.

Киллер, не будь лох, собрал коллег и объяснил: чтобы меньше чем за двести ни одна падла за работу не бралась. А кто возьмётся, того он лично и торжественно уроет.

Так появились профсоюзы.

* * *

Поехал однажды пахан с братвой на природу оттянуться. Приехали и видят: кусты поломаны, речка грязная, берег бычками да консервными банками завален…

Непорядок! – решил пахан. Понял он, что природу беречь надо. И братве сказал, чтобы лохам объяснили: не надо, мол, мусорить.

Так появились «зелёные».

* * *

Возвращалась однажды кодла с разборок. Хорошо вы их, ребята – радуется пахан. Да тут кто-то из братвы сообразительный нашёлся: ну, говорит, это сегодня так масть легла. В следующий раз ведь и нас могут… А у некоторых, между прочим, детки малые, им на разборки рано ещё. Кто их накормит, в люди выведет?

Подумал пахан и говорит: правда ваша. Короче: если кого за меня положат, клянусь, что дети его и прочие близкие родственники в обиде не останутся!

А слово у пахана крепкое было. Так появилось пенсионное обеспечение.

* * *

И вот однажды, в самом деле, помяли крепко братву. Поскрёб пахан затылок и отправился к лохам. И прямо так спрашивает: я – хороший пахан? Да ничего – отвечают лохи. Тогда вот что – говорит пахан – тут соседняя братва подло и вероломно наехала на моё и ваше родное паханство. Мои братки вас трясли понемногу, а эти звери придут и вообще всё вытрясут. А потому разбирайте, кто может, вилы, колья и пулемёты, организуем им встречу. Глядишь, массой и задавим. Отличившихся потом в братву запишу, пострадавшим отстегну из общака. Согласны?

Лохи подумали и согласились. Так появилось народное ополчение.

* * *

Сообразил как-то один умный пахан, что когда лохи жирные, сытые, довольные, то с них и навару больше. Собрал он свою братву и наказал, чтобы лохов не обижали, лишнего с них не брали и вообще были вежливы.

Так появился гуманизм.

* * *

Стали у братвы детки подрастать. А пока подрастали, забыли старую мудрость о том, что лохи – источник всяческой братвы. Стали они на лохов наезжать, тем аж невмоготу стало. К тому же у лохов у самих детей хватало, и они, бывало, мамку с папкой спрашивали: почему, мол, братва трясёт нас, а не наоборот? Нас ведь вроде больше, да? Не дождавшись ответа, сговорились они однажды, повязали самых наглых братков, рты им кляпами позатыкали и притащили к пахану. И спрашивают: зачем ты здесь такой? Да я ж… – пахан растерялся – я ж ваш главный светоч, гарант и ангел-хранитель. А чего тогда твои братки такие борзые? – спрашивают лохи. Честное паханское, больше не будут! – засуетился пахан. Ага – говорят лохи. Чтоб и впредь не были, вот тебе, пахан, бамага. Давай договоримся, чего от нас братве надобно, и что мы от неё имеем взамен. Обозначим это на бамаге и распишемся. И если братва опять палку перегнёт – отвечать будешь лично, своей паханской персоной. Такие у нас теперь гарантии.

Рыпнулся пахан туда-сюда, да крепко лохи его прижали. И братки связанные смотрят умоляюще.

Пришлось подписывать. Так появилась Конституция.

(Продолжение приветствуется!)

Феня Ботов, специально для «УК»

Читайте также: