Жизнь и смерть «Тоньки-пулеметчицы»: в войну она была палачом у нацистов

Когда молодой солдат Виктор Гинзбург повстречал в военном госпитале симпатичную медсестричку Антонину, то сразу влюбился. После войны уже женатой парой они переехали на его родину — в небольшой белорусский город Лепель. Там Виктор и Антонина прожили 30 лет: спокойная провинциальная жизнь, такая же, как и у миллионов советских граждан. И все эти годы Виктор не догадывался, что за душой у человека, рядом с которым он засыпает и просыпается каждый день. После того как Гинзбург узнал, кем была его жена, он поседел за одну ночь.

Антонина Макаровна Панфилова родилась в 1920 году в деревне Малая Волковка под Смоленском. Крестьянская семья была большой: семеро детей. Но Панфиловой девушка пробыла недолго — когда семилетняя Тонька пошла в школу, учительница перепутала ее отчество с фамилией, записав девочку «Антониной Макаровой».

Родители то ли не поняли, что произошло, то ли просто махнули рукой — пусть так. В результате, Антонина так и осталась «Макаровой». После того как в 1935 году семья переехала в Москву девочка доучивалась два класса как «Макарова». Так записали и в комсомольском билете, и даже в паспорте Антонины ее фамилия «Макарова». С этой фамилией девушка поступила в училище, затем в техникум. Антонина Макарова очень хотела выучиться на врача.

Как выяснится позже, именно рассеянность деревенской учительницы подарит Антонине 30 лет жизни.

***

После войны советские спецслужбы искали тех, кто был связан с нацистами. Проверяли и слухи. Но была и история, без сомнений правдивая — о женщине, которая по приказу нацистов расстреливала советских военнопленных из пулемета. Женщина была русская, молодая, красивая. И абсолютно беспощадная.

О ней рассказывали многие. Рассказывали разное: кто-то говорил, что перед расстрелами она выпивала стакан водки, кто-то, что женщина любила зайти в камеру перед расстрелом, оценить своих будущих «клиентов».

Но точно была известна лишь ее кличка: «Тонька-пулеметчица», поскольку она расстреливала людей из пулемета.

На счету «Тоньки» было несколько сотен жизней советских граждан, убитых в так называемой «Локотской республике».

***

Уже осенью 1941 года немецкие войска взяли под свой контроль значительную часть советской территории. В Прибалтике и Западной Беларуси нацисты создали «Рейхскомиссариат Остланд», на территории Украины — «дистрикт Галиция» и «Рейхскомиссариат Украина».

А на землях Курской, Орловской и Брянской областей возникла так называемая «Локотская республика».

На этой территории крестьяне еще до войны были сильно недовольны советской властью и политикой коллективизации. А когда началась война, домой вернулись еще и те, кто был раскулачен или выслан. Оккупационный режим уже не пугал людей, пострадавших от советских репрессий.

В результате, когда жители поселка Локоть узнали, что советские власти эвакуировались, а вскоре «придут немцы», они избрали «губернатора Локтя и окрестной земли». Должность получил Константин Воскобойник, инженер местного спиртзавода. А еще один сотрудник завода — Бронислав Каминский — стал заместителем «губернатора».

Константин Воскобойник

После того как в Локоть вошли немецкие танки, Воскобойник получил от нацистов звание «обер-бургомистра» и право управления «Локотской волостной управой».

И Воскобойник, и Каминский — люди интересной, но печальной судьбы. Воскобойник воевал в гражданской войне на стороне большевиков, а впоследствии — участвовал в крестьянских восстаниях против советской власти. Каминский был исключен из партии за ее критику, впоследствии арестован за «контрреволюционную деятельность». Он отбыл ссылку, а затем был завербован НКВД для «разработки ссыльных троцкистов» под агентурной кличкой «Ультрамарин».

Бронислав Каминский.

Но с приходом немцев оба бывших коммуниста забыли о своем советском прошлом. В оккупированном Локте Воскобойник и Каминский даже создали «Народную социалистическую партию России «Викинг» (или «Витязь»), основной целью которой было уничтожение коммунистического и колхозного строя и возвращение земли крестьянам. На территории «Локотской республики» ликвидировали колхозы, изъятое при раскулачивании вернули хозяевам (или компенсировали). Всего в «республике» проживало почти 600 тысяч человек. Были придуманы даже герб и флаг.

Правда, уже в январе 1942 года Воскобойника убили партизаны. Его место занял Каминский. В ответ на убийство Воскобойника приказал расстрелять ряд местных жителей, а затем в целях защиты от партизан создал 29-ю гренадерскую дивизию СС «РОНА», которую и возглавил, получив звание соответствующее генерал-майору. Со временем дивизия насчитывала около 20 тысяч бойцов, участвовала в карательных операциях. На счету «РОНА» более 10 тысяч убитых советских граждан.

В «Локотской республике» открывались школы, больницы, открыли даже театр, которому присвоили имя убитого Воскобойника. Заработала радиостанция, стала выходить газета, открывались православные и баптистские церкви.

Газета «Голос Народа», которая выходила в Локте

Дисциплину Каминский пытался поддерживать строгую: за пьянство могли и расстрелять, запрещалось варить самогон, курить на службе, пропагандировались традиционные семейные ценности: запрещались аборты, признавались только церковные браки. Но при этом были и популярные у военных проститутки, и алкоголь был не запрещен.

В такую «республику» и попала Антонина Макарова. Зимой 1942 года она поселилась в доме одной из Локотских крестьянок.

***

Война началась для Антонины Макаровой в 1941 году. Мечтавшую стать врачом 21-летнюю девушку мобилизовали в августе, присвоили звание сержанта и отправили в Башкирию. Но уже через несколько дней дивизия была отправлена на оборону Великих Лук и разгромлена. Большинство солдат погибло или попало в плен. Оказалась в плену и Макарова.

Правда, ей вместе с сослуживцем Николаем Федчуком удалось сбежать. Несколько месяцев они пробирались лесами. Но после того как попали в Брянскую область, Федчук признался: у него там родная деревня, где живет жена. Дальше он пойдет один.

Девушка умоляла взять ее с собой, но Федчук категорически отказывался.

В результате, Макарова продолжила путь в одиночестве. Судьба привела ее в Локоть.

***

Существуют разные версии того, что же произошло дальше. Кто-то пишет, что Макарова поселилась у местной жительницы, но не могла платить за жилье. Поэтому решила идти в партизаны, но передумала, увидев, что под немцами в Локте живется неплохо.

Кто-то пишет, что Макарову подобрали и приютили (а может и изнасиловали) местные полицаи.

В конце концов Антонина Макарова сама поступила на службу в полицию «Республики Локоть».

Антонина Макарова

Позже она скажет, что очень боялась смерти, поэтому соглашалась на все. И согласилась стать палачом. Известно, что перед первым расстрелом ее напоили и поставили у пулемета «Максим». «Работу» Макарова выполнила.

Антонине нашли жилье, выделили койку, выписали оклад. Отныне расстрелы осужденных военно-полевым судом в Локте стали ее обязанностью (за повешения отвечали другие).

К расстрелам она относилась как к обычной работе — спокойно. Жертвами были партизаны, солдаты, местные жители, нарушившие закон «Республики». Известно, что ей позволяли забирать себе одежду расстрелянных, и Макарова расстраивалась: мол, вещи хорошие, но от пуль остаются дыры.

Расстреливали как правило группами по 27 человек. Людей выводили в поле, ставили напротив пулемета. За пулемет вставала Антонина — и спустя несколько минут дело было сделано.

Точное количество жертв неизвестно. На месте расстрелов обнаружены останки 1,5 тысяч человек. Скольких из них расстреляла именно Макарова — тайна и по сей день. Позже будет доказано, что на ее совести как минимум 168 жизней. Скорее всего истинное число ею расстрелянных меньше полутора тысяч, но больше 200.

***

В 1976 году в Брянске милиция задержала двоих мужчин, устроивших драку прямо на улице. Одного увезли в больницу (он был ранен ножом), другого — в отделение. Задержанный отпираться не стал: да, мол, кинулся на человека с ножом. А кинулся потому, что это нацистский преступник, бывший начальник Локотской тюрьмы Николай Иванин.

Иванин признал: да, он служил у нацистов начальником тюрьмы в так называемой «Локотской республике». Там и познакомился с той самой «Тонькой-пулемётчицей», у них даже был короткий роман. Иванин сообщил: женщину-палача звали Антонина Макарова, она родом не то из Москвы, не то из Подмосковья.

Спецслужбы «занялись разработкой» Антонины Макаровой в Москве и Подмосковье. Наиболее вероятная «Тонька» проживала в подмосковном Серпухове.

Иванин согласился опознать женщину. Его отвезли в Серпухов, поселили в гостиницу. А на следующий день нашли мертвым. Николай Иванин покончил жизнь самоубийством.

Начались поиски свидетелей, которые могли помнить «Тоньку-пулемётчицу». Но никто из них не опознал в жительнице Серпухова безжалостной женщины-палача. Это была не та Макарова.

А та Макарова преспокойно жила в белорусском Лепеле. Но КГБ этого еще не знал. Да и не мог знать — потому что искали женщину, зарегистрированную при рождении как Макарова. Антонину же при рождении зарегистрировали Панфиловой. Макаровой она стала позже, по оплошности сельской учительницы.

***

«Локотскую республику» советские войска заняли в сентябре 1943 года. Несколько десятков тысяч человек отступили вместе с немцами. Был среди них и Бронислав Каминский. Прожил он недолго: его расстреляли 28 августа 1944 г. сами немцы. По одной из версий, узник концлагеря, бывший советский спецслужбист, сообщил, что Каминский работал на НКВД, мол, он советский агент. По другой версии судьба Каминского была оказалась предрешена после зверств «РОНА» при подавлении Варшавского восстания, когда приказ расстрелять его отдал лично Гитлер, чтобы замести следы.

Когда же советские войска заняли территорию «Республики Локоть», Макаровой там не оказалось — она лечилась в тыловом госпитале (по одной из версий, от венерического заболевания). Позже ей помогли выехать в Украину, оттуда в Польшу. Там немцы отправили ее работать на завод в Кёнигсберге (Калининграде). Когда город был взят советскими войсками, Макарова прошла проверку в НКВД, подозрений особых она не вызвала. Антонина сказала, что с сентября 1941 года была в плену. В итоге, ее, как медсестру, взяли на работу в военный госпиталь.

Там она и познакомилась с молодым солдатом из Лепеля Виктором Гинзбургом, который проходил лечение после контузии. Они поженились и уехали в Лепель, на родину Гинзбурга.

У Виктора и Антонины родились две дочери. Женщина работала на местной швейной фабрике в отделе контроля качества. Считалась хорошим работником, даже попадала на Доску почета.

Антонина Макарова-Гинзбург

Гинзбурги считались уважаемой семьей — все же оба бывшие фронтовики. Виктор даже имел благодарности от Сталина. Правда, коллеги отмечали, что Антонина довольно замкнута и не имела близких друзей, но ведь люди разные. Не иметь друзей еще не преступление.

Скорее всего, Антонина бы спокойно дожила свой век в белорусской провинции. Но ее случайно разоблачил родной брат, сделавший к тому времени успешную военную карьеру.

***

В 1976 году проживавший в Тюмени сотрудник Минобороны полковник Панфилов заполнял анкету для выезда за границу. В документе он указал, что имеет сестру Антонину Гинзбург, чья девичья фамилия Макарова. Сотрудник КГБ выехал в Лепель. 56-летнюю Антонину «взяли в разработку», за ней следили. Но женщина заметила слежку. Поэтому следить перестали, занялись поиском материала. Еще целый год Антонина жила спокойно.

Летом 1978 года решено было провести эксперимент. Антонину пригласили в собес, якобы по поводу перерасчета пенсии. Роль бухгалтера выполнял опер из КГБ. В кабинете сидела женщина, которая помнила «Тоньку-пулемётчицу». Свидетельница подтвердила: «Она!»

***

Задержали Антонину Макарову-Гинзбург на работе. В 10 часов утра начальник отдела кадров вызвал ее. Отдел кадров был в соседнем с фабрикой здании. По пути ей встретилась машина с оперативниками. Антонину пригласили сесть в авто.

Она согласилась.

Женщина все поняла и ничего не спрашивала. Только когда подъехали к зданию КГБ, Антонина попросила закурить.

Волевая, решительная женщина — так вспоминают ее следователи. О своих «приключениях» рассказывала спокойно.

«Я просто выполняла свою работу, за которую мне платили. Как и другие солдаты. Я не знала тех, кого расстреливали. Они меня не знали. Поэтому стыдно мне перед ними не было. Бывало, выстрелишь, подойдешь ближе, а кто-то еще дергается. Тогда снова стреляла в голову, чтобы человек не мучился». (Из протокола допроса Антонины Макаровой.)

Престарелую «Тоньку-пулемётчицу» отвезли в Брянск, поместили в СИЗО.

В суде Антонина признала свою вину, но попросила ее помиловать. Мол, ей необходимо было еще сделать операцию на глаза, чем не повод для жалости?

Не помогло.

20 ноября 1978 года Антонину Гинзбург приговорили к высшей мере наказания. 11 августа 1979 года ее расстреляли.

Источник: Наша нива  

 

Читайте также: