«В гуще безумия»: кровавая драма с захватом заложников, в которой журналисты переступили черту

30 лет назад вся Западная Германия долгие часы напряженно следила за развитием драмы с захватом заложников, которая началась с неудачного вооруженного ограбления, а завершилась спустя 54 часа стрельбой на автобане и гибелью двух человек. После того как страсти улеглись, появилось много критики в адрес работы масс-медиа во время этого ЧП. Как минимум один из освещавших эту ситуацию журналистов перешел черту допустимого.

В феврале этого года Дитер Деговски вышел из тюрьмы. Он провел в изоляции 30 лет за участие в серии жестоких преступлений, которые совершались на глазах у всей страны.

Дитер Деговски (слева) и Ханс-Юрген Рёснер

ALAMY / Дитер Деговски (слева) и Ханс-Юрген Рёснер в захваченном автобусе. На переднем плане — Силке Бишоф с подругой Инес Войтль.

Итак, что же произошло в городе Гладбек в августе 1988 года?

В национальном сознании драма с захватом заложников в Гладбеке по-прежнему остается огромной трагедией. Потому что погибли два молодых заложника. Потому что полиция позволила ситуации выйти из-под контроля. И потому что журналисты, обнаружив себя в гуще событий, по сути только мешали попыткам полиции мирно разрешить кризис.

"Ситуация в Гладбеке оказалась в новинку для полиции и, конечно, для прессы, — говорит Удо Рёбель, бывший тогла заместителем редактора кельнского таблоида "Экспресс". — Если бы подобное случилось сейчас, каждый журналист бы остановился и подумал, что есть границы, которые нельзя нарушать. Но тогда все мы были в гуще какого-то безумия".

Ограбление и заложники

Все началось с ограбления банка. 16 августа 1988 года Деговски и его напарник Ханс-Юрген Рёснер зашли в отделение Дойче-банка в Гладбеке, в Рурской области ФРГ. Налетчики пригрозили персоналу банка оружием — клиентов в отделении еще не было. Полиция приехала в течение нескольких минут. После переговоров, продолжавшихся большую часть дня, полиция согласилась предоставить двум вооруженным грабителям автомобиль и несколько сотен тысяч немецких марок. Преступники уехали, взяв с собой двух сотрудников банка в качестве заложников.

Дитер Деговски и Силке Бишоф

ALAMY / Та самая драматическая фотография Силке Бишоф

Они ехали беспорядочно, в какой-то момент остановились, чтобы подсадить в машину девушку Рёснера Марион Лёблих. На следующий день рано утром они остановились в пригороде Бремена.

В Бремене после нескольких неудачных попыток поймать машину преступники захватили автобус с более чем 30 пассажирами. Журналисты заполонили автостанцию, некоторые из них вели фотосъемку в самом автобусе. Рёзнер дал импровизированную пресс-конференцию на улице, держа в руке пистолет.

В конце концов автобус направился в Гамбург. По дороге остановился на заправке, там были отпущены два заложника, а подруга Рёснера Марион отправилась в туалет. В этот момент находившаяся в смятении полиция допустила фатальный промах. На выходе из туалета Марион была задержана. Деговски в ответ выдвинул ультиматум: или ее отпустят в течение пяти минут, или он убьет заложника. Полиция не уложилась в отведенное время, и Деговски выстрелом в голову убил 15-летнего Эммануэля ди Дьорджи.

Автобус вновь отправился в путь и вскоре пересек границу с Нидерландами. Там преступники бросили автобус и пересили в BMW, предоставленный немецкой полицией. С собой они взяли двух пассажиров — 18-летнюю Силке Бишоф и ее подругу Инес Войтль. Около 7 утра машина вернулась на территорию ФРГ.

Ханс-Юрген Рёснер беседует с журналистами в Бремене

ALAMY / Ханс-Юрген Рёснер беседует с журналистами в Бремене

Драма, развивавшаяся практически в прямом эфире, — на всем протяжении пути Деговски и Рёснер были окружены толпой журналистов — приковала к себе внимание миллионов телезрителей. Спектакль разыгрывался вживую. В Бремене усыпанный татуировками Рёснер сообщил журналистам, что собирается покончить со всем этим и вложил себе в рот ствол пистолета.

О происходящем в эти дни в стране не знал только журналист Удо Рёбель, у которого были выходные. Новости он увидел случайно в кафе и сразу помчался на работу. "Я знал, что мне не придется в этот день придумывать заголовок". Удо не знал того, что ему предстоит стать частью этой истории.

Удо Рёбель сегодня

 Удо Рёбель сегодня

На работе Рёбелю сообщили, что машина с преступниками только что была замечена припаркованной в центре Кёльна, возле торгового центра, в двух шагах от редакции. Он скатился по лестнице и помчался туда. Внутри автомобиля были пятеро изможденных людей, находившихся на грани срыва. Рёснер с пистолетом в руке, Марион Лёблих, а на заднем сиденье Инес Войтль, Силке Бишоф и Дитер Деговски между ними, также с пистолетом.

Машину окружали сотни журналистов с фотоаппаратами и телекамерами. Микрофоны были направлены в открытые окна. Силке Бишоф отвечала на вопросы — к ее шее был приставлен пистолет, она слабо улыбалась и говорила, что верит, что все будет хорошо, и что она боится лишь вмешательства полиции. Деговски, явно под воздействием пива и амфетаминов, на которых он держался в ходе всей этой драмы, хвалится, что уже убил кого-то. Рёснер как мантру повторяет слова о том, что сдаваться они не намерены.

Кто-то из фотокорреспондентов устанавливает лестницу-стремянку и взбирается на нее в поисках наиболее выигрышного ракурса. Есть видеозапись, на которой тележурналист, готовящийся к интервью, замечает, что Деговски держит пистолет на коленях. "Нам нужна картинка, где пистолет у ее головы?" — спрашивает он оператора. Все этические границы попраны.

Один человек, кажется, сумел войти в некий контакт с похитителями. Коротко стриженый мужчина лет 30 в очках. Рукава его темного пиджака закатаны до локтя. Он возбужден и увещевает зевак, требуя. чтобы они отошли от автомобиля подальше. Это Удо Рёбель.

Удо Рёбель

ALAMY / Удо Рёбель вмешался в ситуацию (на фото — в очках и галстуке)

"Я видел, как ситуация становится все более опасной", — вспоминает он. По видеозаписи очевидно, что Рёснер нервничает, он выходит из машины и направляет пистолет на толпу. "Потом он спросил меня, где ближайший выезд на шоссе. И не сесть ли мне с ними, чтобы показать дорогу?"

"В тот момент я должен был принять решение. У меня было чувство, что я несу ответственность за ситуацию, которая все больше выходит из-под контроля. Но мое журналистское чутье говорило мне: я хочу эту историю, она моя". Рёбель сел на заднее сиденье рядом с Силке Бишоф, и машина стала медленно выбираться из толпы.

"Я думал об этом долгие годы. Я спрашивал себя, чертов ли я журналюга или просто человек, пытающийся сгладить ситуацию и помочь двум девушкам. И это сложный вопрос, но поскольку я взял на себя ответственность за ситуацию, предполагаю, что я был два в одном. Я случайно оказался парнем, который пытается охладить ситуацию и в то же время заряженным адреналином репортером в гуще событий".

Силке Бишоф

Силке Бишоф стажировалась в юридической фирме в Бремене. В тот день она закончила работу на час раньше, чем ее подруга Инес Войтль и ждала ее, чтобы вместе поехать домой на автобусе. Мать Силке Карин в этом году говорила о своих чувствах и о фотографии дочери, к голове которой приставлен пистолет, в интервью журналу Stern.

"Силке была смелой, очень смелой. Я бы не смогла справляться с собой, как это делала она. Сначала мне снились ночами кошмары из-за этой фотографии. Теперь я могу это выдерживать. Но все еще больно, но сейчас я уже не оглядываюсь в прошлое", — говорила мать Силке. Рёбель пробыл в машине около 40 минут — до остановки у заправки. Он смотрел как BMW уезжает. Приехали телевизионщики и стали брать у него интервью.

"В тот момент я внезапно почувствовал слабость в коленях, — вспоминал Рёбель. — До меня стало доходить то, что я сделал. Я понял, что сейчас я мог бы уже быть мертв".

Толпа на мосту через автобан

ALAMY / Толпа собралась на мосту через автобан вскоре после развязки драмы и ареста преступников

Драма подошла к неожиданному и трагическому завершению 54 часа спустя после начала, несколькими километрами далее по шоссе. Получив команду на штурм, полиция атаковала BMW. Началась перестрелка. На фотографиях — Рёснер и Деговски, лежащие в наручниках, лицами в асфальт. Задержана и Марион Лёблих. Инес Войтль — в придорожной канаве, куда она заползла в поисках укрытия.

Но уже ничего нельзя было сделать для Силке Бишоф. Она получила пулю в грудь из пистолета Рёснера и умерла на месте. Рёбель узнал об этом в полицейском участке. "Это был шок. Несколько минут назад я сидел рядом с ней". "Если есть что-то, в чем я мог бы себя упрекнуть, то это тот факт, что я пытался сделать историю из последних минут жизни Силке Бишоф, что я двигал этот медиа-вуайеризм до самого конца, — признается он. — Мне до сих пор стыдно, что я выжал самые последние капли из этой истории".

Что было потом

Несколько лет спустя Рёбеля пригласили для участия в общественной дискуссии в местной полицейской академии. Там был также судья, приговоривший Рёснера и Деговски к пожизненному заключению.

Марион Лёблих и Ханс-Юрген Рёснер

ALAMY / Марион Лёблих и Ханс-Юрген Рёснер беседуют с Удо Рёбелем

"Я сказал, что журналисты не должны переступать черту, что подобное не должно повториться. Потом судья повернулся ко мне и сказал, что в тот день, кажется, я предотвратил кровавую баню в Кёльне. Если бы я не сел в машину и бандиты не смогли уехать, вся ситуация вышла бы из-под контроля. Для меня его слова прозвучали как отпущение грехов".

Не все были столь же великодушны. В официальном отчете по итогам парламентского расследования в земле Северный Рейн-Вестфалия содержались жесткие комментарии по поводу журналистской этики. Это был первый и единственный криминальный эпизод в Германии с непосредственным вмешательством журналистов. Работников прессы критиковали за их поведение, в частности, за интервью с заложниками. В результате федеральный совет прессы Германии запретил любые интервью с правонарушителями в то время, пока преступление все еще в развитии.

Дитер Деговски сменил имя — после освобождения из тюрьмы ему были выданы новые документы. Марион Лёблих получила девять лет, из которых отсидела шесть. Ханс-Юрген Рёснер все еще находится в за решеткой.

Автор: Тим Мэнсел; Би-би-си

Читайте также: