Невероятные похождения Клима Ворошилова в Турции

В конце осени исполнилось 73 года с момента одной из самых необычных и малоизвестных дипломатических миссий страны Советов в Турции. В те времена страна Советов распевала о том, что «не нужен нам берег турецкий…». Хотя в плане политическом, ой, как был нужен! Советские лидеры тогда видели в Турции потенциального союзника. А как же иначе, еще совсем недавно у них был один общий враг — Антанта. И молодое советское государство, которому и самому приходилось тогда нелегко, предоставляло, как казалось в Москве, революционной, Турции оружие и боеприпасы, и, в том числе, финансовую, причем безвозмездную, помощь. Хотя долгие годы эти факты скрывались, а потом и вовсе были забыты.

ПОЕЗДКА В ТУРЦИЮ ДЛЯ ВОРОШИЛОВА БЫЛА САМОЙ ЛЮБИМОЙ ДИПЛОМАТИЧЕСКОЙ МИССИЕЙ

Возможно, поэтому мало кто знает о дружбе двух государственных деятелей и военачальников советского Климента Ворошилова и турецкого Кемаля Ататюрка. И подтверждение тому уникальные золотые часы первого президента Турецкой республики, которые и по сей день хранятся в запасниках Музея истории и культуры Луганска. Почему именно там? Да потому что в прошлом этот музей был организован в честь одного из самых известных уроженцев нашего города, а именно Климентия Ворошилова. Тогда будущий директор на тот момент еще не существовавшего музея Ворошилова Алексей Филатов (впоследствии музей был перепрофилирован в Музей истории и культуры г. Луганска), на свой страх и риск отправился в Москву, чтобы попытать счастья добыть экспонаты под будущий музей.

— Всеми правдами и неправдами мне в Москве удалось найти сына Климентия Ворошилов — Петра, — рассказывает Алексей Прокофьевич. —Он был удивлен и в тоже время обрадован, что хотят создать музей его отца, тем более на его родине. Поэтому предложил еще раз приехать в Москву, но теперь уже с машиной и он подарит кое-что из вещей отца. Кое-что – это было мягко сказано. Когда спустя месяц я оказался на спецдаче Петра Климентьевича, он показал мне пустой бассейн, доверху заполненный вовсе не водой, а подарками, которые Ворошилову — старшему дарили, когда тот был еще у власти. Тут была и серебренная посуда, и дорогие ковры и большое количество больших картин, и множество дорогой атрибутики, связанной с лошадьми, и многое другое. Так вот, загрузив в грузовик всего лишь часть из того, что там было мы заполнили его до отказа. После погрузки мы с Петром Климентьевичем засиделись «за рюмочкой» аж до самого утра. Кстати тогда Петр Ворошилов подробно и рассказал мне историю о поездке своего отца как главы советской делегации в Турцию на празднование десятой годовщины Турецкой республики. Этот момент дипломатической деятельности отца был для Петра Климентьевича особо любимым. Он говорил, что Климент Ефремович часто вспоминал и рассказывал ему об этой именно поездке (при том, что Ворошилову — старшему доводилось весьма часто представлять Советский Союз за рубежом). Возможно поэтому сын знал о его визите в Турцию практически все до мелочей. Услышав об этом, я схватился тогда за блокнот и ручку и практически слово в слово законспектировал все, что пересказал мне сын командарма и теперь могу поведать эту историю и вам.

В ТУРЦИИ РУССКИХ ГОСТЕЙ ОХРАНЯЛИ ОТ… РУССКИХ

Этот знаменательный визит в Турцию состоялся в конце октября 1933 года. Помимо Ворошилова, как главы делегации в Стамбул отправились Народный комиссар просвещения Андрей Бубнов, его заместитель по Наркомату академик Глеб Кржижановский, заместитель наркома по иностранным делам СССР Лев Карахан и легендарный инспектор кавалерии РККА Семен Буденный.

— По личному указанию Ататюрка делегацию Страны Советов охраняли с особой тщательностью. И для этого были основания. И тут надо отметить, что угрозы исходила вовсе не от самих турок, а от … русских, — рассказывал Петр Ворошилов. — Дело в том, что после разгрома Деникина и Врангеля, в Турции осели чины белых армий, преимущественно из солдат и младших офицеров. Подавляющая часть из них давно махнула рукой на политику и была поглощена исключительно тем, чтобы как-то выжить в тяжелой борьбе за существование на неласковой чужбине. Меньшинство составляло костяк различных антисоветских организаций и превратилось в фанатиков, не сложило оружие. Всего два года до этих событий Лев Горгулов застрелил французского президента Думера, рассчитывая тем самым поссорить СССР с Францией. Поэтому чтобы избежать возможных инцидентов и было решено усилить охрану делегации. Военный парад, посвященный десятой годовщине турецкой республики, проходил не в городе, а в долине на фоне гор. Советская делегация находилась на праздничной трибуне, увитой лавровыми венками. Перед началом парада Мустафа Кемаль (Ататюрк — прим. автора.), маршал Февзи-паша, премьер Исмет-паша вместе с Ворошиловым объехали на машине воинские подразделения и колонны демонстрантов. На трибуне Кемаль так же стоял рядом с Ворошиловым и сам лично давал ему пояснение всему происходящему. А вечером того же дня в гостинице, где поселилась советская делегация, турецкое правительство дало прием с участием многих сотен приглашенных. В этот день впервые в жизни членам нашей делегации пришлось надеть фраки. Дело в том, что в Турции эта одежда считались на официальных приемах обязательной. Но наши представители не привыкли к такой одежде. К примеру, Глеб Кржижановский никак не мог справиться с манишкой, уж больно она ему оказалась узка. Пришлось за помощью обратиться к Семену Буденному. Тот, как заядлый кавалерист, склонный к решительным действиям, быстро все уладил — коленом надавил на живот, словно оседлал коня. Манишка оказалась на месте! В тот день Мустафа Кемаль и отец засиделись за ужином допоздна и на приеме появились вместе. Президент был в отличном настроении. Но тут он заметил в толпе гостей японского посла.

— Тут надо пояснить, что в те годы советско-японские отношения были не безоблачными, — говорит Алексей Филатов. — Официальный Токио уже носился в те годы с планом великий Японской Империи, которая должна была простираться до самого Урала. А серьезность своих намерений японцы не раз подтверждали вооруженными инцидентами на дальневосточных рубежах СССР.

— Ведя под руку Ворошилова, Кемаль приблизился к японцу и, с таким расчетом, чтобы тот обязательно услышал, сказал своему гостю четко и с расстановкой: «Запомните, чтобы не ожидало вашу страну в будущем и кто бы вам там не угрожал, турок покажет, что он умеет быть верным другом!». Переводчик поторопился перевести эти слова, а японец чуть наклонил голову, что можно было истолковать и как проявление вежливости и как знак того, что брошенная перчатка поднята.

В СТАМБУЛЕ ВОРОШИЛОВ ПРИКАЗАЛ ВСЕМ ТАНЦЕВАТЬ

— Конечно, Мустафа Кемаль поступил с точки зрения дипломатического этикета небезупречно, но первый президент Турецкой республики, человек бурного темперамента и больших страстей, неудержимый в своих поступках, да и вообще обращался с этикетом весьма вольно, — поясняет Алексей Прокофьевич. – Широко известный факт, что именно в дни пребывания советской делегации чуть было не разгорелся международный скандал именно из-за несдержанного характера Ататюрка. Дело в том, что проведенная в Турции реформа предусматривала отказ от стародавнего восточного головного убора – фески. Мало того, ее ношение приравнивалось чуть ли не к антигосударственной деятельности и соответственно строго каралось. Между тем, феска являлась непременной принадлежностью еги­петских дипломатов.

— Когда новый египетский посол, прибывший в эти праздничные дни, явился представиться турецкому правительству, Кемаль сшиб ударом руки с его головы феску, — рассказывал Петр Ворошилов. — В другое время такой поступок привел бы к военным действиям, к счастью, тогда он повлек за собой лишь затяжную дипломатическую распрю. Кстати, все закончилось благодаря участию нашего дипломата Леонида Суреца, который попытался перевести все в случайную оплошность после чего турками египтянам было дано официальное разъяснение, что турецкий президент, дескать, в знак особой вежливости собственноручно всего лишь снял с головы египетского посла феску, так как… в комнате было очень жарко.

— Чтобы правильно понять сей инцидент, надо учесть кастовую борьбу, которую пришлось выдержать Кемалю против наследия к тому времени уже успевшей превратиться в развалины Османской империи, — рассказывает Алексей Филатов. – Кстати, именно при Кемале в Турции были упразднены старые титулы и введены фамилии. Кемалю была присвоена фамилия Ататюрк, что в переводе означает — отец турок. Помимо этого большим достижением для Турции было то, что церковь была отделена от государства, введен новый гражданский кодекс по современному образцу, запрещено многоженство, женщинам предоставлено избирательное право. Помимо этого был латинизирован алфавит и проведена реформа одежды. Кемаль считал, что все эти реформы должны будут открыть Турции путь к прогрессу и становлению ее как развитой европейской страны.

Одним из первых внешнеполитических актов новой Турции было обращение к советскому правительству с предложением установить дипломатические отношения и с просьбой оказать поддержку в национально-освободительной борьбе турецкому народу. Москва, понимая сколь важно иметь такого стратегически важного союзника, откликнулась положительно. В августе 1921 года правительство УССР по соглашению с правительством РСФСР назначило чрезвычайным послом в Турции Михаила Фрунзе, который находился в Турции до января 1922 г.

— В Стамбуле турки то и дело устраивали для советской делегации вечера и балы с оркестром и танцами, — вспоминал Петр Климентьевич. — Но, оказалось, из всей нашей делегации никто не умел танцевать. Выручил Буденный, который по просьбе публики блестяще исполнил «Казачок» и «Барыню». Накануне отъезда турки устроили последний прием на две тысячи человек в бывшем султанском дворце. При этом любезные хозяева сообщили, что пригласили оркестр, которому знакомы русские народные мелодии. Турки не переставая говорили, что хоть на этот раз советские делегаты все-таки будут танцевать. После чего отец собрал всех членов делегации и командным голосом приказал: “Всем – танцевать!”. Что же делать. Танцевали как могли. Но в конце концов у советских делегатов что-то начало получаться, так как бал во дворце затянулся аж до самой ночи.

ЧАСЫ,ОТКРЫВАЮЩИЕ ВСЕ ДВЕРИ В ТУРЦИИ…

На следующий день уже перед отбытием всем членам делегации в знак глубокого уважения и признательности как самым дорогим гостям были преподнесены подарки, а именно уникальной работы турецких мастеров — изделия из серебра и золота, ковры, кальяны, оружие. К примеру, Семену Буденному был преподнесен полный набор конской упряжки, украшенный вельветами из серебра и золота, сабля и ружье. Ворошилову — охотничий набор со всеми принадлежностями. А сам президент Турции Кемаль подарил ему лично те самые свои золотые карманные часы. И тут надо отметить, что это был не просто часовой механизм, выполненный в золотой оправе, а его личные часы, на которых Ататюрк дал указание выгравирован вензель «КВ» (Климент Ворошилов). Вручая их отцу, президент Турции сказал: «Если Вы еще раз попадете в нашу страну, Вам стоит только показать эти часы, как для Вас в любой час дня и ночи будут открыты все двери к сердцу Турции.»

— Мало того, как было написано в официальных документах «За особые заслуги в установлении и развитии двусторонних связей» правительство Турции приняло решение о присвоении одной из улиц города Измир имени Ворошилова, — рассказывает Алексей Филатов. — А на памятнике Республике на площади Таксим в Стамбуле рядом со скульптурой основателя современной Турции Кемаля Ататюрка до сих пор стоят две фигуры в военной форме – Климент Ворошилов и Михаил Фрунзе.

Однако после этого визита прошло несколько лет и не стало в живых Мустафы Кемаля. Он скончался 10 ноября 1938 года. В отношениях между странами начал нарастать кризис. Практически одновременно с этим были закрыты советские консульства в пяти городах Турции, а в советском Союзе четыре турецких. А ровно через 20 лет после того визита советской делегации во главе с Ворошиловым Турция вступила в НАТО. Так постепенно Турция на долгие годы из близкого друга превратилась в потенциального противника, а советские историки постарались забыть, что когда-то мы сами вооружали нашего южного соседа, пытаясь воплотить в жизнь идею мировой революции.

А тем временем, золотые часы первого Президента Турции, подаренные советскому командарму, до сих пор идут, и как говорят музейные работники, показывают очень точное время…

Олег Трачук, Вечерний Луганск

Читайте также: