Розыскники. Пьянки в УГРО (из записок районного опера)

Почему мы пьём? Работа изматывает. С утра и до позднего вечера, почти без выходных, за грошовую зарплату — беготня, стрессы, начальственные матюки, бесконечные «наезды» на тебя, и твои «наезды» — на окружающих… Отчёты, рапорты, посетители, бандитские рожи, всхлипывающие пострадавшие, обыски, засады, погони, вонючие притоны, исколотые руки наркоманов, проститутки, бомжи, вздувшиеся трупы, варняканье алкашей, туповатые свидетели, визиты проверяющих, трясучий «уазик», визгливое начальство, вечно сонные следаки, трамваи, троллейбусы, квартиры… Много-много различных квартир, и бесчисленное количество разговоров с их обитателями… Допросы, избиения, «прессование» разных степеней, уговоры, угрозы, обещания, изобильное враньё «верхним», «нижним» и «боковым», «тёрки», ссоры и скандалы с тёщей и женою, воспитание сынишки, вечные недоеды, недосыпы, недотрахи…

Иногда жизнь так вздрючит, что жить — не хочется! Быть розыскником — занятие не для слабеньких.

И если — по человечески, то при таких постоянных перегрузках зарплату б — увеличить раз в десять, рабочий день – сократить вдвое, два выходных в неделю чтоб – как закон, обязательно раз в году — бесплатная путёвка в санаторий на морском побережье… А во время службы — постоянные услуги опытных психологов, умеющих локализовать воздействие стрессов…

Всего этого в милиции — нет.

И получается, что вместо этого лекарство от всех хворей и напастей у нас только одно — водочка! Вот ею, родимой (а также — самогоном, вином, пивом), и лечимся…

Перехожу к основному вопросу, интересующему взирающих на угрозыск со стороны мирных граждан: почему практически все опера так сильно пьют?!

Да всё потому же…

К исходу дня своей неутомимой деятельности, рано или поздно, любой из оперов начинает чувствовать: всё… звиздец!.. Хочется или пойти к начальству (всё равно — к какому) и зверски набить его противную мерзкую харю, или застрелиться из табельного «макарова» (с последней радостью на душе: «Эх, как же они, суки руководящие, потом за моё самоубийство будут пару месяцев отписываться во все инстанции!»); или же наконец, последний из вариантов — напиться жутко и страшно, как перед самым концом света…

Ну, два первых варианта — для любителей экстрима, а вот последнее — и есть универсальным выходом из любого острого напряга!

Как пить?

Главное – не увлекаться, и не забывать, что сперва – служба, а уж только потом — пьянка. А не наоборот, как мерещится некоторым моим коллегам…

С утра в угрозыске, к примеру, пьют редко, разве что совсем уж припекло.

Выпил утром – значит, весь день потом прошлялся вяленым дуриком. Реакция нулевая, энергии — никакой, желание на душе только одно – слинять с работы под любым предлогом, и до самого вечера не показываться на наглые гляделки начальствующим паразитам…

В обед пить — тоже рискованно, мало ли что подкинет служба в послеобеденное время… Ещё полдня впереди!..

Нет, уважающие себя и службу розыскники считают достойным напизываться как свиньи исключительно — ближе к вечеру…

Когда, с одной стороны, основная масса текущей работы уж сделана, и виден результат твоих усилий (свидетели – опрошены, вор – пойман, подозреваемые — расколоты как грецкие орехи, похищенное – изъято, и т.д.), что даёт повод отметить удачный рабочий день, или же, обратный пример, проводить достойно день неудачный, когда валила сплошная невезуха, и, казалось бы, самый надежнейший в е р н я к разваливался прямо на глазах с ужасающим громыханием…

А с другой стороны, уже есть некоторая гарантия того, что (не случись ЧП) начальство на набросится на тебя подобно злому татю, не станет принюхиваться и приглядываться, не навешает крючков, одним словом…

Так что на то и вечер, чтобы розыскник — расслабился… Заслужил!

На что пить — не вопрос. При такой работе у любого опера — масса возможностей разжиться дармовой водкой, на худой конец – «самопалом».

Тому ты уворованное у него помог найти… Этого «отмазал» от каких-либо не очень больших неприятностей… Те надеются в будущем получить от тебя какие-либо услуги… Эти завсегда готовы откупиться, чтобы в будущем ты на них не наехал, не дал им в морду…

Речь — о мизере. Большего дешёвый районный опер не стоит. Но в целом — почти каждодневно на бутылку в сейфе, терпеливо дожидающуюся своего часа, — хватает… С закусью труднее, но если побегать, то и на кус колбасы с хлебом и салатиком — найдётся.

…Где-то с трёх-четырёх часов дня — начинаешь маяться, погладывать на часы, пламенеть душой в предлвкушении… А выпьёшь — и в считанные минуты возникает долгожданная отрешённость!.. Все проблемы, ещё полчаса назад вовсю терзающие сердце, сразу кажутся мелкими, не заслуживающими никакого внимания… И даже родное начальство – о, чудо!.. — при воспоминании о котором завсегда чертыхался многоэтажно и изобретательно, теперь не кажется таким уж гнусным скопищем негодяев…

Вдруг постигаешь с умильной улыбочкой, что тот же начальник райотдела — не такая уж и конченная мразь, если разобраться… Ха-ха, совсем наоборот — душка и умница, угу… хоть и мудак…

А начальник угрозыска – тот вообще… И-ик!.. И — наливаешь второй стакан, чтобы вспомнить, что под этим самым «вообще» подразумевал, но вспомнить — не удаётся… Одной бутылки для этого явно маловато!..

День милиции

Поводов выпить всегда – предостаточно. То отцы-командиры достали тебя своими идиотскими попрёками, и ничего ведь им не докажешь… То пришлось три часа выколачивать признания из не изобличённого вещдоками бандита, бил его по-чёрному, но уломать так и не смог, перенервничал… А что менту заменяет валерьянку?.. Правильно, водка!.. Тут — товарищ в Академию МВД с третьей попытки поступил, прорвался, лично тебе Академия не светит, туда — только по блату или за большие бабки, или уж совсем надо быть круглым отличником… Но за товарища – рад, и пьёте вместе — за его удачу… Ну и, наконец — праздник какой-нибудь… Короче, было бы желание напиться….

Когда выпьешь — тает постоянно преследующее тебя ощущение усталости и сконцентрированности, взамен появляется отрешённость от проблем…

Но допрашивать в таком состоянии — тяжело, мысли туго ворочаются, и сам стараешься говорить поменьше, чтоб не выдать себя дрожью в голосе… Глянув на тебя, опытный человек сразу же поймёт твоё состояние по красным, как от недосыпа, глазам, да и перегар изо рта скрыть трудно…

Пьют — под настроение, с душой, а иначе удовольствия никакого… Хотя порою за день так изнервничаешься, что всё равно выпить надо, иначе – заболеешь…

Но обязательная и всеобщая пьянка – в День милиции. Тут уж пьют все, всё и всегда!.. И все тебя понимают… Начальство само с утра даёт команду: ищите водяру и хлеб, а вечером – отмечалово!.. И никого не надо задерживать и тащить в РОВД, ну их, в другой раз задержим… Обязательно найдётся какой-нибудь свежеиспечённый опер с дурацким вопросом: «А если в квартиру на моих глазах залазить будут – что, только номер дома записать и приметы вора?..», на что обычно начальство туманно отвечает: «Ну, это уж — пьяные базары…»

Все знают: на случай убийства или иного серьёзного ЧП в райотделе есть дежурный наряд, которому пить в принципе нельзя ни при каких условиях, остальные – отрываются по полной программе…

В прошлый День милиции начальник угро вообще расстарался: вошёл после обеда в отдел вместе со своим водилой, и тащат они только что конфискованные ими два ящика водки и блок импортных сигарет. Вот это гульнули тогда, вот это разгулялись!..

Но громче всех по городу в тот день прогремели коллеги из соседнего РОВД, — там перепившиеся экипажи патрульно – постовых машин выехали средь бела дня на взлётное поле аэродрома, и носились под колёсами взлетающих «Илов» и «ТУ». Лишь чудом не кончилось катастрофой… Но и там наказывать никого не стали, начальство отнеслось к случившемуся с редкостным пониманием: «Так праздник же!.. Работа у нас тяжёлая… Надо же отдохнуть!..»

Типичная пьянка

В среднем опера нашего подотдела устраивают совместные загулы 3-4 раза в неделю. Утром, повторюсь, лично я не пью никогда, днём – изредка, хлопну 50 грамм, и всё… Зато вечером — напиваюсь конкретно. Закусь — колбаса, консервы, хлеб, — или приносят «должники», или покупаю на своё, водка (или «самопал») — всегда дармовые.

Но обязательно перед этим — дождаться вечерней оперативки в 20.00. Появишься перед зоркими гляделками начальника угро в подпитии — наверняка нарвёшься на его хамские придирки, ну их… Лишние неприятности никому не нужны!..

Отсидели оперативку, покивав головами на командирский зуд над ухом, потом собрались в чём-либо кабинете – и вперёд!..

Внешне это выглядит так. 5-7 оперуполномоченных сидят и стоят вокруг стола с разложенными на нём папками со всевозможными бумагами. Название картинки: «Опера обсуждают завтрашние операции». Сунь начальство голову в незапертую дверь (запираться нельзя — сразу возникнут подозрения: «А чем это они занимаются?.. Уж не пьянствуют ли, канальи?!»), и увидит лишь сугубо служебное общение своих орлов-оперов.

Бутылку ставят под стол – так, чтоб не было заметно со стороны дверей. А стаканы и тарелки с закусью — в выдвижных ящиках стола. Время от времени — выдвигаем ящик, быстренько разливаем водку по стаканам, выпиваем, задвигаем ящик, выдвигаем другой ящик, закусываем, задвигаем ящик… И обсуждение «служебной деятельности» — продолжается полным ходом!..

Кстати, её мы и обсуждаем…. О чём-то же надо же говорить во время попоек!..

О бабах — скучно, всё переговорено, да и неинтересно уже, чай — не прыщавые подростки… О спорте, культуре, политике, религии, прочем — не близко нам это… С утра и до самого позднего вечера в нашей жизни только одно — служба!.. Вот о ней, родимой, и разговариваем, даже и — когда поддаём!..

Так что по существу получается что-то вроде производственного совещания в неформальной обстановке, с постепенной алкоголизацией участников совещания.

Если пьянка ожидается грандиозней обычного (скажем — праздник, или присвоение звания одному из коллег), то на вечер намыливаемся куда-нибудь в кафе, или же — на адрес к проживающим поблизости знакомым.

(К «клиентам», — наркоманам, аликам, криминалам всяким, — на квартиры не суёмся, хоть это и проще… Бухать на глазах у тех, с кем по идее напряжено борешься — западло).

Моя доза — пол-литра водки за вечер. Если пить кусками (то есть начал ещё в обед, потом – вечером, затем добавил глухой ночью), то тогда за неполные сутки в состоянии одолеть и литр, но вылакать такое в один конец, без антрактов — загнёшься!..

И вообще, я пью ради удовольствия, а не затем, чтобы обязательно нажираться вусмерть, и валяться потом в луже блевотины… Кто не знает своей нормы, и употребляет сверх неё, тот в оконцовке обязательно сопьётся.

Примерно треть оперов в итоге и спивается, никак не меньше… Но, на мой взгляд, делают они это вполне сознательно. Пить регулярно и по многу заставляет жизнь, а вот спиваться — нет, в спину каждого из нас жизнь к этому не подталкивает, и у любого есть шанс остановиться на черте…

Среди отпахавших в угрозыске по 10 и больше лет, 90% на почве частого «злоупотребления» заработали себе прободную язву, или что-то в этом же духе, — вот они-то больше и не пьют вовсе.

По этой же причине почти не пьёт начальство. Свою цистерну спирта они уж вылакали, а теперь — мучительно завидуют молодым, которые ту цистерну только начинают… И — придираются, из вредности пытаясь сделать так, чтоб пить рядовым операм было трудней и опасней…

Не пьёшь — делу вредишь!..

…Среди розыскников непьющих (если это — не какой-то боевой, но изъеденный язвой товарищ) не то чтоб не любят, а… как бы поточнее… Ну, не вписываются таковые в рамки коллектива, смотрясь инородным телом… Рано или поздно это вредит делу.

Конкретный пример. Однажды вечером мы, шестеро «территориалов» обслуживающего микрорайон «куста», собрались к 21.00 в моём кабинете — на очередной «обмыв»… И только седьмой, лейтенант Малашкин, к нам не присоединился. Он же убеждённый сторонник здорового образа жизни, что ты… Не курит, не пьёт, жене не изменяет!.. Ладно, хрен с тобою. (Хотя если — праведник, то на фиг в оперы подался?!. Здесь дюже «правильные» долго не удерживаются!..)

Сидим, квасим, калякаем то, сё… И в совместном трёпе – договариваемся, что завтра с утра сделаем то-то и то-то! Все об этом узнают одновременно, поскольку тут же кружочком сидят и одвухсотграммливаются… А лейтенант Малашкин – в пролёте, ибо давно утопал домой!..

В итоге назавтра — ловим группу домушников, и записываем поделенную на всех целую дюжину раскрытий квартирных краж в общий счёт… Теперь весь текущий месяц можно бить балду… Всё – в выигрыше, кроме лоха-Малашкина, которому ни одного раскрытия не досталось… Мы ж не виноваты, что он у нас — о с о б е н н ы й!..

…Не считаю себя и своих товарищей алкоголиками, хоть и пьём часто, много и увлечённо…. Нет, мы скорее уж — из культурно выпивающих. Да, квасим… Но на карачках перед мирным населением — не лазаем!..

То есть изредка бывает и такое… Но именно, что — изредка… Как исключение из правил!.. И лица у нас — не испитые… Практически — у всех, особенно у молодых… Люди как люди!..

И как бы ни бухал я накануне, но назавтра на работу выйду как штык, это железно! Кто не умеет пить – тому в угрозыске не место… А если пьянка мешает работать, то либо пьянку бросай, либо работу… (Обычно кидают именно работу…).

Однако всякое случается. Бывает, проснёшься утром… Башка трещит с бодуна, во рту сухо, и так пакостно на душе … Глянул в зеркало — блин, во рожа!.. Позавчера сопровождал в «обезьянник» группу задержанных по обвинению в пьяной драке, — так они в сравнению с этой харей в зеркале — как завсегдатаи филармонии!..

Разве в таком состоянии можно явиться на службу?.. И нельзя, и не хочется… Звонишь начальнику угрозыска. Сообщаешь умирающим голосом, что тяжко захворал. Ну то есть не совсем тяжело (шеф может потребовать больничный, что чревато!), а так… слегка… Мол, отлежишься пару часиков – и к обеду притопаешь, самое позднее- завтра утром, свеженьким как огурчик…

Если такое с тобою — не чаще раза в месяц, и если у тебя — нормальная раскрываемость и ты не в контрах с шефом, то на это смотрят сквозь пальцы. Какие ни гниды командиры, но в глубине души — понимают: не дай операм возможность хотя б изредка расслабляться – загнутся хлопцы аж бегом… Мы ж не железные!..

Ну а если пьёшь регулярно, то бывает иногда, что и перепиваешь, не без этого… И тогда самое лучшее — посидеть дома, до возврата в нужные кондиции… А то спьяну натворишь несусветку, а твоему непосредственному руководству – отвечай!..

На многое в нашей «конторе» стараются не обращать внимания, если только ты — не регулярный «залётчик» во всевозможные конфузные истории… «Знай меру, и всё — тип-топ, а случайность — простим!» — таков негласно действующий принцип.

Ездили по городу…

…Действие алкоголя на человеческий организм — индивидуально, и проявляется по всякому. У меня, например, в таких случаях полнейший упадок сил, и поэтому я, когда выпью — тороплюсь домой. Если же время очень позднее — ползу куда-нибудь, где можно лечь и заснуть… Чаще всего — в собственный кабинетик… Идти на квартиру к кому-либо из живущих поблизости знакомых не хочется, чтобы не тревожить их поздним появлением. Ночевать же на каком-нибудь притоне розыскнику тем более — западло…

У других, напротив, в поддатом состоянии просыпается неуёмная энергия, им хочется куда-нибудь ехать, что-нибудь делать… Причём ведь — и едут, и делают… А назавтра — не припомнят, чего ж давеча натворили?!.

Недавно, к примеру, отмечали 23-е февраля… Начали в райотделе, потом двинули добавить в кафе «Будильник», — есть там спецзал для гостей хоть и не очень, но – почётных… Там и нажрались как свиньи. Побили немножко посуды, к официанткам приставали… Короче, какая-то бредятина!..

В полпервого ночи я утопал домой, остальные тоже расползлись кто куда… Кроме четверых наших, решивших продолжить сабантуй… Поехали они в другое кафе, но почему-то — не доехали, оказавшись у дверей сауны «Батька Черномор». Долго барабанили в двери, орали матерно, требовали побольше жара, пива, раков и тёлок. Из сауны не откликались, либо — затаившись и пережидая ментовскую осаду, либо ввиду полного отсутствия персонала (напомню, что всё происходило глубокой ночью!).

Потом один, отойдя в скверик, мирно заснул на скамеечке, а второй — очнулся утром у себя дома, не в помня, как же здесь оказался…

Оставшаяся парочка — всю ночь моталась по городу, и в результате заехала чёрт знает куда, в пригородный район, и в пять часов утра была задержана сторожем сельхозфермы… Опера опять-таки ломились в двери, на этот раз — силосного склада, чего-то требуя, и непонятно кому грозя страшными карами…

Сторож вызвал наряд из местного РОВД. Те хотели уж вязать буянов, но мигом протрезвевшие хлопцы вытащили свои (к счастью — не потерянные) к с и в ы, и всё закончилось благополучно. Ночной дебош двух офицеров- алкашей в итоге изобразили на бумажке как проведение оперативно-розыскных мероприятий по поимке предположительно находящегося в районе силосного склада особо опасного преступника.

Случайно задержанный

… Много раз лишь благодаря ударному бухалову удавалось разоблачить опасных преступников!..

Скажем, есть у нас в райотделе что-то вроде местной традиции: если с раннего утра предстоит какая-либо операция, чьё-нибудь задержание или налёт на притон, или ещё что-то в этом же роде, и участники предстоящей акции остаются ночевать в РОВД (чтобы назавтра не проспать!), то с вечера берут бутылку-другую, и всем коллективом — вылакивают!.. Именно — не ради утоления жажды, а — чтоб завтрашнее дело выгорело… Уже не раз проверялось на практике: стоит эту традицию не соблюсти – назавтра пойдёт н е п р у х а, и вместо ожидаемых результатов получим вонючий г ол я к…

И вот, стало быть, сидим однажды поздним вечером, квасим самопал в честь завтрашнего обыска на притоне у Витьки Семченко, кликуха «Сёма», как вдруг бац – кончилось бухло!.. Ведь: сколько его ни припаси – в итоге почему-то завсегда не хватает!.. Ну и решили послать кого-либо в киоск за дополнительными «пузырями»…

Выбрали парочку потрезвее… Те идти не хотели, орали-божились, что сами — вдупель, и еле на ходулях держатся, но кто ж их слушал?.. Сунули деньгу в руки, вытолкали за порог…

Вернулись хлопцы через полчаса, с ожидаемой стеклотарой, но – не одни, а с каким-то хануриком, задержанным по дороге. . Говорят: «Стоял у ларька… Вроде — ничего подозрительного, но — такая противная харя!.. Пусть в «клетке» посидит…» А нам что — жалко?.. Кинули гаврика в «обезьянник», и продолжили бухалово…

Утром следующего дня – наведались к Сёме, выпотрошили его притон, вернулись в РОВД… И только теперь — вспомнили про вчерашнего ханурика.

Точнее — он сам о себе напомнил, жалобно хныча из-за решётки: «За что меня держат?!. Я ничего не сделал!..» Стали припоминать причину задержания. Его харя кому-то не понравилась?.. Блин, да мало ли что кому не нравится, с таким же успехом можно повязать половину района!..

Хотели уж начистить ему на дорожку рыльник (чтоб больше не попадался под горячую руку!), и отпустить с миром, но на всякий случай перед этим — пробили его личность в компьютерной базе данных… Мать родная, так он же находится в республиканском розыске за совершение ряда тяжких преступлений!..

В газетах потом писали: «В результате проведения сотрудниками уголовного розыска крупномасштабной операции был задержан разыскиваемый УВД трёх областей особо опасный рецидивист…» А всей операции на деле – ящик выжратого без хорошей закуси бухла! И не осуши мы его – хрен на этого бандюгу кто-нибудь и глянул бы…

Бил, бил – и добился…

Ещё случай…

Патрульно — постовая служба задержала на улице и приволокла в райотдел двоих. Было подозрение, что они – наркоманы. Но сыпанули их — и оказалось, что — вполне заурядные пьянчужки… Один – бомжует, второй — живёт у бабушки-пенсионерки, кормится за счёт её пенсии, а в ожидании своих будущих трудовых подвигов – временно нигде не работает… Короче – обычные мужики, ни с какого бока к ним не прицепишься… Побить в воспитательных целях, и отпустить – вот и весь сказ в таких случаях!..

Но попали они в РОВД в неудачный момент — наши как раз отмечали День милиции!.. Понятно, что все — в стельку, а потому никто никого отпускать не собирался… Поместили пока что обоих в камеру, и – продолжили квасить…

Назавтра — маленько протрезвели. Тут бы тех двоих и освободить, но — опять нестыковка… Один из наших, капитан Мезенцев, вопреки оперскому обычаю не похмеляться с утра, взял — да и опохмелился. И с похмела – прицепился к тем двум: «Колитесь, козлы, какая за вами подлянка?!»

Те, понятно, всё отрицают: «Мы – не при делах, вот только патруль чего-то прицепился…» На трезвую голову Мезенцев их аргументы воспринял бы, а в подпитии – и слушать не стал.

Всю первую половину дня возился с ними, пытаясь получить «сознанку» (только вот – не знал, в чём именно они должны сознаться)… Ближе к вечеру служебный пыл его спал, и задержанных отправили обратно в камеру. После чего все имеющиеся в наличии розыскники — опять дружно напились в честь прошедшего праздника.

Настало следующее утро. Вспомнил капитан про вчерашнюю «клиентуру», возмутился: «Упорные попались, заразы, ничего не говорят… А я нутром чую – гады!..» Голос ментовского нутра — штука серьёзная, к нему у нас привыкли прислушиваться, особенно – с бодуна…

Тем более, что этим утром начальник угрозыска, пригласив капитана к себе, высказал неудовольствие низкой раскрываемостью преступлений у Мезенцева в текущем месяце: «Меньше водки жри, Коля, а больше – работай с людьми!..» Кому понравятся такие втыки?!.

Расстроился Мезенцев, вернулся в свой кабинет, и с горя — бросил за воротник полтора стакана. Ну и — решил с людьми поработать. А поскольку идти далеко не хотелось, то он упорно взялся всё за ту же парочку (никого другого под рукой не оказалось!)

Моржевал их ещё целые сутки… Надрывался, пытаясь для самого себя прояснить, в чём же конкретно их подозревает… И в итоге — тот, который обитал у бабушки, не вынес п р е с с а, и — «потёк». Оказывается, на прошлой неделе он взял на гоп двух прохожих… Одного — возле 5-го дома по Садовой, вечером, второго — средь белого дня, на пустыре за шлакоблочным заводиком…

Причём случившееся рядом с заводиком даже не заявили в суточной сводке, — т е р п и л а прибегал с заявой в райотдел, но дежурный уговорил его свою поганую бумажку не подавать. Типа: «Вашего обидчика мы и так найдём!…»

Никто тем гопом, понятно, и не занимался, но теперь — получалось, что грабитель сам отдаёт себя в руки правосудия!.. Т е р п и л у немедля вызвали в райотдел, и задним числом зарегистрировали его заявление об ограблении, устно – объявив: «Мы обещали найти вашего обидчика, ночей не спали, сутки напролёт работали, и как видите – нашли гада!.. Можете написать за это благодарность нашему руководству…Милиция слово держит!»

Хотя на деле – хрен бы слово сдержали, не будь Мезенцев в 3-дневном запое…

Ценное предложение

Так что, граждане мирные обыватели, если у вас есть какое-то дело до меня, районного опера, — не очень серьёзное, но всё ж требующее некоторых усилий с моей стороны, то вот мой совет: при визите ко мне прихватите бутылку!..

Взяток мне предлагать не надо (напуган всевозможными проверками и инспекциями, у незнакомого человека мзду — не возьму), а вот «пузырь» — в самый раз! Не взятка, а так… угощение!.. Сегодня вы мне — магарыч, завтра я — вам… Вот как это смотрится со стороны… Не мзда, а угощение, — дело безобидное, неподсудное, и сугубо добровольное.

Никто из нас – не ангел. Розыскникам тоже иногда надо расслабляться (иначе — рассыплемся на составные!), и не на мизерную же зарплату это делать…

Но обязательное условие – знать меру. Три-четыре дня в неделю алкоголизировать свои организмы – куда ни шло… И не с утра, разумеется…

Но 5-6 попоек каждую неделю, да ещё круглосуточно, без всякого перерыва на службу — это перебор!

Рассказ не пожелавшего назвать своё имя сотрудника уголовного розыска записал Владимир Куземко

P.S. Републикация материалов Владимира Куземко, возможна только с разрешения автора!

Читайте также: