США: чья мафия круче?

Даже «русской мафии» в голову не пришло отбирать стол «крестного отца» Джона Готти в итальянском ресторане – а эти ребята итальяек и в грош не ставили. А албанская бригада Рудая отобрала – и столом не ограничилась: она обидела не только клан Гамбино, но и клан Лукезе, и клан Коломбо… Оставалось только обидеть семейства Дженовезе и Боннано, но руки, видать, не дошли. Ничего, еще есть время!

Как и любой другой год, 1929-й ознаменовался рядом важных событий. В США произошел биржевой крах, давший потом пре-зиденту Рузвельту предлог для целого букета социал-демократических преобразований. В Лос-Анджелесе состоялась первая церемония награждения «Оскарами». В Нью-Йорке открылся Музей современного искусства. Сталин выслал Троцкого и взялся за Бухарина…

Американская мафия создала свою единую организацию 13 мая 1929 года в отеле «Президент» в Атлантик-Сити, который наши люди называют Атлантидой. Делегаты разных кланов итальянской и еврейской мафии сформировали в этот день «Национальный преступный синдикат» — своего рода гангстерскую Лигу наций. Новая организация должна была улаживать междоусобицы во избежание побоищ типа того, что произошло месяцем ранее в чикагском гараже, где были расстреляны сразу семь врагов сифилитичного гангстера Аль Капоне.

Есть версия, что гангстерский «Синдикат» был создан не 13-го, а 9 мая 1929 года. Есть версия, что никакого синдиката создано не было, и он являлся плодом воображения сенсационной прессы. Мне тоже не верится, что мафиози могли назвать свою организацию «Национальный преступный синдикат». Наконец, ничего принципиально нового тогда не произошло: по словам историков, кланы сицилийской и американской мафии издавна практиковали разборки), на которых они пытались уладить конфликты миром.

Два года спустя американские гангстеры сформировали так называемую «Комиссию». Вот она, насколько известно, была не га-зетным мифом, а реальным органом, где главы гангстерских кланов обсуждали конфликты и совместные предприятия.

«Комиссия» существует и поныне. В нее входят прежде всего представители пяти кланов нью-йоркской мафии – Боннано, Лукезе, Дженовезе, Коломбо и Гамбино, а также ряда иногородних группировок. Всего в США 26 гангстерских «семей» ( например, клан Декавальканте в Нью-Джерси, вдохновивший телевизионный «Клан Сопрано»).

На 1986 год у них было в общей сложности примерно 1700 полноправных членов, так называемых made men. К ним надо прибавить еще тысячи associates, то есть шестерок. В каждой из больших нью-йоркских семей сейчас всего лишь считанные сотни пол-ноправных членов.

Благодаря сухому закону итальянская мафия в США победила в 20-х годах ирландскую (потому что, в отличие от нее, не напи-валась). Она княжила здесь более четырех десятилетий, пока в 1963 году крупный гангстер Джозеф Валачи не сделался первым мафиозо, поведавшим ее секреты властям. Так они впервые узнали ее ритуалы, имена многих ее главарей, структуру и самоназвание – La Coza Nostra, «Наше дело».

До Валачи гангстеры свято соблюдали омерту – обет молчания, но после него лед тронулся, и сейчас итальянские гангстеры колются не хуже наших, а из наших, как поведал мне один прокурор, желание сотрудничать со следствием изъявляют более 90% (другое дело, что власти берут в осведомители далеко не всех).

В большой степени благодаря этому ФБР удалось сильно потрепать мафию, и в данный момент главы всех пяти ее нью-йоркских кланов находятся в заключении. Мафия все еще жива, но дошло до того, что у дочери легендарного гангстера Джона Готти Виктории сейчас собираются описать за долги семейный особняк на Лонг-Айленде. Если у мафии есть общак, то из него Виктории Готти ничего не отслюнявили.

Более того, на итальянскую мафию начали безнаказанно наезжать этнические группировки, которые раньше трепетали при одном ее имени.
Эмигранты любят меряться своими мафиями. Многие советские изгнанники, например, всегда изумляли меня тем, что, с одной стороны, возмущались шумихой, которую здешние СМИ поднимали по поводу русской мафии, а, с другой, с гордостью повторяли миф о том, что русские бандиты выгнали негров с Брайтон-Бич (хотя до наших эмигрантов там жили старые американские евреи, а негры только забредали туда на охоту).

Некоторые с воодушевлением цитировали бывшего директора ФБР Луиса Фри, который как-то ляпнул, что русская мафия являет собою самую большую угрозу национальной безопасности США.

В наших многолетних беседах бывший кишиневец Моня Эльсон, сейчас отбывающий очередной федеральный срок, не раз пренебрежительно отзывался об итальянских коллегах и вызывающе говорил, что, если надо, сломает им рога.

На самом же деле рога итальянцам смогли сломать только албанцы. Они в массе своей приехали в Америку позже, чем банди-ты из бывшего Союза, и поэтому, казалось бы, у них было меньше времени, чем у нашей братвы, чтобы освоиться здесь. Тем не менее албанцы заявили о себе куда громче, чем русские гангстеры.

В 2003 году Алекс Рудай явился в знаменитый итальянский ресторан «Риос» в Восточном Гарлеме и отобрал стол, который застолбил за собой легендарный Джон Готти, крестный отец клана Гамбино. В «Риосе» регулярно отдыхала итальянская мафия. Готти умер в тюрьме за год до этого, и Рудай пришел предъявлять права на его стол. Поначалу ему отказали. Рудай вернулся с толпой боевиков, и с тех пор стол Готти был закреплен за ним.

Албанец Рудай, родившийся в 1967 году в Черногории и эмигрировавший в США через Швецию, возглавлял бригаду, которую они создали в 1993 году в Вестчестере вместе с 20-летним итальянцем Нардино Колотти.

Юный Колотти был протеже покойного Фила Лоскальзо по кличке Тощий Фил, «солдата» гангстерского клана Гамбино. Независимая бригада, которую сколотили Рудай и Колотти, состояла в основном из албанцев, с вкраплениями итальянцев и греков. По словам прокуратуры, члены этой группировки называли себя «Корпорацией». ФБР называет ее «Организацией Рудая», что напомнило мне об ‘Организации Рудяка», которая, по словам фэбээровцев, окопалась в Бостоне. (Я знал покойного Михаила Рудяка –он был крупным московским застройщиком и, на мой взгляд, плохо вписывался в образ крестного отца.)

Я не исключаю, что термин «Корпорация» сродни «Организации», как якобы называет себя русская мафия в Америке, то есть выдуман ментами или щелкоперами вроде покойного Роберта Фридмана, который высосал из пальца половину своей книги «Красная мафия» (другая половина, однако, являет собою кладезь информации).

Кроме Рудая и Колотти бригаду возглавлял, по данным ФБР, албанец Никола Дедай, он же Ники Гвозди, Биг Ник и Никол. В ней состояло несколько десятков человек, из которых 22 были арестованы в 2004 году.

Примерно тогда же были арестованы чуть ли не 25 человек по делу русской бригады Абрамова. Этот «коллектив» тоже совершил массу преступлений – от ограбления американского ювелирного магазина на Мэдисон-авеню до наездов на хозяев брайтонской ювелирной лавки The Golden Door, книжного магазина «Санкт-Петербург» и ресторана «Татьяна». Но ему бы и в голову не пришло отбирать стол Джона Готти в итальянском ресторане.

А албанская бригада Рудая отобрала – и столом не ограничилась: она обидела не только клан Гамбино, но и клан Лукезе, и клан Коломбо. Оставалось только обидеть семейства Дженовезе и Боннано, но руки, видать, не дошли.

Албанцы отобрали у клана Лукезе подпольные греческие игорные дома в Астории. Они наехали на принадлежавший семье Гамбино греческий клуб «Соккер Фивер» в той же Астории.

«Господа, заведение закрывается! — заявил Рудай посетителям, игравшим там в кости. – Я не хочу здесь больше никого видеть ! Клянусь, если увижу здесь кого-нибудь еще раз, кости ему переломаю! Сожру и косточек не выплюну!». Для пущей убедительности его свита вырубила одного из игроков. Конкурирующий клуб был закрыт.

Вслед за этим Арнольд Скитиери, в тот момент временно исполнявший обязанности вождя гамбиновцев, забил албанцам стрелку на бензоколонке в Нью-Джерси. Итальянцы пришли на разборку со своими традиционными бейсбольными битами и пистолетами. Албанцы явились с «Узи». Когда Скитиери наставил пистолет на Рудая, другой албанец навел ружье на бензонасосы и пригрозил, что взорвет всех вместе с ними. Итальяхи опустили оружие, и разборка решилась в пользу албанцев.

Как водится, большинство из них после ареста признали себя виновными или согласились сотрудничать с прокуратурой, но шестеро смелых во главе с Рудаем, Дедаем и Колотти пошли на суд и, как водится, проиграли.

Их признали виновными в целом букете преступлений, которыми традиционно занимается здешняя мафия: преступный сговор, вымогательство, незаконные азартные игры, ростовщичество и т.п. Не было только убийств. Так ведь и бригада Абрамова никого не убила.

Правда, Рудая обвиняли в покушении на убийство некоего Гаэтано Педуто, у которого он покупал автомобили для перепродажи. Прокуроры описывали, как машина албанцев гналась по Нью-Йорку за машиной Педуто, а Рудай, высунувшись из лючка в крыше, стрелял вдогонку из пистолета. Педуто получил пять пуль в загривок, чудом выжил, а присяжные оправдали Рудая по этому пункту.

Заступлюсь за наших и отмечу, что русская мафия, кажется, образованнее всех остальных. В ней тоже полно бывших маляров и водителей танков и троллейбусов, но попадаются и кандидаты наук, такие как бензинщик Игорь Пороцкий, на исторической родине бывший первоклассным химиком.

Рудай же, как заявил его адвокат Джеймс Кусурос, до 2001 года вообще был ‘»ничтожеством». В детстве он работал в поле, с 1986-го по 1989 год был бас-боем в модном ресторане Tavern On The Green в Центральном парке (где получал до тысячи долларов в неделю), а потом грузчиком в строительной компании, зарабатывая 350 долларов в неделю. С 1993-го по 1995 год, то есть то-гда, когда у него уже была своя орггруппировка, Рудай работал водителем грузовика и бригадиром в другой строительной компании, а потом – в ресторане «Портофино» в Бронксе.

Основоположники Рудай и Колотти получили по 27 лет, как и бывший львовянин Давид Подлог, отбывающий сейчас срок в Форт-Диксе за контрабанду героина. Дедай огреб 26 лет и 7 месяцев.

Итак, албанская мафия оказалась круче итальянской. Недаром албанцы уже называли себя «шестым кланом» нью-йоркской мафии. Разница в том, что с разгромом бригады Рудая албанская мафия практически кончилась, а итальянская осталась.

Но эмиграция с Балкан, наверное, превышает заезд из Италии, так что еще не вечер.

Владимир Козловский, Центр исследования организованной преступности

Читайте также: