Как ЦРУ пыталось составить психологический портрет Гитлера

Мыслить как диктатор Задолго до появления профайлеров серийных убийц и маньяков ЦРУ пыталось составить психологический портрет Гитлера

Задолго до появления профайлеров серийных убийц и маньяков ЦРУ пыталось составить психологический портрет Гитлера. А помогал им в этом «агент 488» — Карл Густав Юнг.

Спецслужбы США не располагали никакими надежными источниками, близкими к фюреру, однако понять мотивацию, характер и круг интересов Адольфа Гитлера было необходимо для принятия политических и военных решений. Поэтому аналитики американской разведки пытались читать между строк «Майн Кампф», а швейцарский резидент завербовал лучшего ученика Зигмунда Фрейда — Карла Густава Юнга. Однако все усилия по созданию достоверного психологического профиля и попытки предсказать поступки одиозного нацистского лидера потерпели крах. Западным странам это стоило очень дорого, пишет издание «Чердак».

Госструктуры США периодически рассекречивает документы прошлого. Почти всегда из них убирается вся «чувствительная информация»: имена всех нераскрытых агентов, секретные проекты, о которых трудно найти сведения в открытых источниках, и так далее. Если историк направляет запрос по поводу проекта американской десятигигатонной термоядерной бомбы (200 «Царь-бомб»), которую хотели создать американские ученые, но запретил президент Эйзенхауэр, то в ответ приходят «рассекреченные по запросу» документы, в которых вымарано абсолютно все, кроме заголовка.

Тем подозрительнее выглядит недавняя публикация ведомства — описание личности Адольфа Гитлера, составленное в конце 1943 года Генри Филдом, работником Управления стратегических служб (УСС, прямой предшественник ЦРУ). Там вообще нет вымаранных кусков. Ни одного. Это очень странно. Неужели все агенты, сообщавшие американской разведке сведения о Гитлере, провалились? И насколько успешно аналитики спецслужб справились со своей задачей? Попробуем разобраться.

«Читая «Майн Кампф» между строк»

Составители отчета описывают семью Гитлера и его образование, предельно избегая конкретики. Она возникает только тогда, когда они упоминают о его племяннике, жившем в Британии, а затем в США, где сотрудникам американских спецслужб можно было его свободно опрашивать. Интересно, что в «Британнике» тех лет об Адольфе Гитлере содержался примерно тот же объем фактической биографической информации.

Тем не менее в отчете страниц о фюрере куда больше, чем в энциклопедической статье. Но заполнены они весьма своеобразно. Оценивая круг его чтения и интересов, авторы пишут: «Из «Майн Кампфа» совершенно очевидно — Гитлер всегда читает только для того, чтобы подтвердить свои собственные идеи». Кроме того, отмечается, что он не говорит ни на каких языках кроме немецкого.

Адольф Гитлер перед микрофоном. Фото: Bundesarchiv

Возникает вопрос: а что же он читал до того, как сформировались его система взглядов? Неужели концепция расового превосходства, Lebensraum и остальные идеи образовались в сознании выходца из австрийской деревни совершенно спонтанно, без малейшего влияния извне? Не менее впечатляет и ситуация с иностранными языками. В отчете не упоминается хорошо известный факт: Гитлер с 1912 года заказывал себе в библиотеках книги на английском и французском языках и регулярно смотрел фильмы на них же.

Вопрос далеко не праздный. Из «Застольных бесед» — записей его разговоров со своим окружением, давно доступных историкам, — известно, что Гитлер был активным сторонником водородной энергетики, ветряков, биогазовых электростанций, борьбы с раком посредством запрета курения в общественных местах и массы других концепций в самых разных областях. Откуда он почерпнул сведения по всем этим вопросам, из каких источников и каков был его реальный круг чтения — все эти вопросы остаются за кадром.

Эту фотографию Гитлер пытался запретить и изъять. Ему крайне не нравилось глупое выражение лица на этом снимке.Фото: Deutschland Erwache

Составители отчета заходят в своей интерпретации «Майн Кампф» еще дальше, сообщая: «Читая между строк «Майн Кампф», вполне возможно предположить, что [в венский период жизни]… он заразился какой-то венерической болезнью от еврейской проститутки». На самом деле, прочитав о венском периоде жизни автора «Майн Кампфа», заметить там что-то, наводящее на такую мысль, более никому не удалось. Да, там есть упоминание о проституции, якобы организованной евреями в Вене, но там нет ни слова о еврейках-проститутках, что делает «чтение между строк» в отчете не самой убедительной его частью.

«Агент 488»: Карл Густав Юнг

Отчет упоминает и иные источники информации о фюрере. Например, его автору удалось добыть образец почерка Гитлера и в 1937 году отвезти его Юнгу — известному швейцарскому психиатру. По отчету, проанализировав автограф, Юнг заявил: «За этим почерком я вижу типичную характеристику мужчины, в сущности, с женскими инстинктами».

Карл Густав Юнг, основатель аналитической психологииФото: Wikimedia Commons

Как известно, Карл Густав Юнг был агентом Управления стратегических служб — предшественника ЦРУ — и имел кодовое обозначение «агент 488». Ален Даллес, лично входивший с ним в контакт в Швейцарии, утверждал: «Никто, вероятно, никогда не узнает, как много профессор Юнг сделал для дела союзников во время войны». Что ж, действительно, узнать это сложно, однако в данном случае оценить точность слов Юнга все же можно.

Дело в том, что ни ЦРУ, ни иные западные разведки ничего не знали о Еве Браун — любовнице Гитлера, с которой он состоял в отношениях еще до его прихода к власти. Но, не обладая полной информацией, они пытались чисто аналитическими средствами пролить свет на его сексуальную жизнь: по модным в те годы воззрениям, энергия либидо и связанные с ее реализацией психологические конфликты определяли все человеческие решения и поступки.

Адольф Гитлер и Ева БраунФото: Bundesarchiv

Составитель отчета, в том числе ориентируясь и на мнение Юнга, полагает, что Гитлер был бисексуалом, одновременно мужчиной и женщиной по натуре. После войны эта часть жизни фюрера была подробно изучена. Стало известно, что никаких достоверных данных о его гомосексуальности нет. Гомосексуалов по принятым им законам направляли в концлагеря. А у самого Гитлера было большое число половых связей, по итогам которых как минимум три представительницы противоположного пола покончили жизнь самоубийством. Влияние, оказываемое им на женщин, в том числе состоятельных, было так велико, что его хватало даже для обеспечения финансирования нацистской партии до ее прихода к власти.

Если все же Юнг был прав и в натуре Гитлера были женские инстинкты, то ни одному из его биографов, а равно и видевших его современников, выявить их не удалось — за исключением Отто Штрассера и Германа Раушнинга. Оба они никогда не входили в круг близких друзей фюрера. Историки оцениваютслова Штрассера как попытку очернить своего былого политического противника.

В то же время Юнга трудно в чем-либо обвинять. С точки зрения современной науки по почерку в принципе невозможно сделать однозначных выводов о личности человека. Юнг в ту пору вообще увлекался учениями, которые лишь условно можно отнести к научным — например, алхимией и йогой. Рассчитывать на его экспертизу в анализе личности Гитлера по почерку было не вполне разумно.

Несложно догадаться и о том, почему анализ Юнга и отчет так резко ошибаются в отношении половой жизни Гитлера. В тот период под влиянием Фрейда было принято считать, что аномалии психики (а в западной части антигитлеровской коалиции считалось, что Гитлер явно психически ненормален) часто являются следствием проблем с реализацией энергии либидо, например, из-за Эдипова комплекса — неосознаваемого вытесненного желания овладеть матерью и ненависти к отцу как к конкуренту. Из-за них возникают отклоняющиеся от нормы формы сексуальной жизни, такие как предполагаемая гомосексуальность главы нацистов.

Адольф Гитлер в коротких штанишках и гетрах (ледерхозе — национальная одежда баварцев и тирольцев). Фото: Deutschland Erwache

Что характерно, сегодня, когда гомосексуальность уже не считается отклонением от нормы, ни один современный исследователь не пытается приписать ее Гитлеру. Иными словами, половую жизнь фюрера в отчете 1943 года представляли такой, какой хотели бы видеть для получения логичной, завершенной картины его личности. Автору отчета нужны были половые «извращения», чтобы объяснить отклонения личности, и он находил их, как мог. Судя по тому, что в отчете ничего не сказано о Еве Браун, фактические данные за этим описанием половой жизни Гитлера не стоят. И никакие попытки Юнга анализировать личность «вождя» по почерку этого изменить не могли.

«Иные источники»

В отчете практически ничего нет о Гитлере как о руководителе. Не упоминается манера принятия им государственных решений, взаимодействие с госслужащими Третьего рейха и т.д. Зато более половины его посвящено внешнему виду фюрера, его манере произнесения речей и тому, с какими лидерами прошлого он себя мог бы ассоциировать (поскольку фактических данных в этом разделе нет, он основан лишь на предположениях).

Причины этого, очевидно, в крайней скудости источников, упоминаемых в отчете. Несложно было прочитать «Майн Кампф», посмотреть записи выступлений Гитлера или проконсультироваться у Юнга о его мнимой половой жизни. А равно и собрать сообщения знавших фюрера людей, эмигрировавших в США или Великобританию. Но очень сложно завербовать человека из реального окружения диктатора тоталитарной страны. Именно поэтому отчет и ограничивается эрзац-источниками: ни один из них не был близок к Гитлеру в период его руководства Германией, откуда, по всей видимости, и избегание этих тем в отчете.

Еще одна фотография, на которой Гитлер себе очень не нравился и пытался изъять ее из обращенияФото: Deutschland Erwache

Конечно, у американских спецслужб были информаторы в нацистской Германии. Например, среди аристократической оппозиции режиму Гитлера. Но надо понимать, что такие агенты не имели шанса войти в ближний круг фюрера. Он был крайне нетерпим к людям, далеким от него идеологически. К тому же всегда с иронией отзывался об умственных способностях старой немецкой аристократии.

Дары просвещения

Рассекреченный ЦРУ отчет указывает на фундаментальные слабости разведки США в деле анализа личности Гитлера. Де-факто они так и не смогли проникнуть за завесу секретности, которую глава Третьего рейха преднамеренно создал вокруг себя, своей личной жизни и мировоззрения. В этом же и причина отсутствия вымаранных мест с именами агентов: отчет писался без использования агентурных сообщений, кроме заключения Юнга, но о его работе на УСС известно уже давно, отчего скрывать его имя не было никакой нужды.

Как итог: США и другие западные страны не представляли реальной картины замыслов Гитлера. Сегодня известно, что начиная с венского периода своей жизни будущий фюрер интенсивно читал то, что сегодня назвали бы научно-популярной литературой, и слушал просветительские лекции антропологов, социологов и географов. Благодаря этому он провел в Германии ряд мероприятий, отсутствовавших в других западных странах. Например, узнав в начале 1920-х годов о связи между курением и раком, он постепенно ввел запрет на курение в общественных местах и установил огромные табачные акцизы. Эти новшества были свернуты после денацификации Германии и введены там вновь лишь спустя полвека.

К несчастью, его привлекали не только публикации о природе рака, но и существенно менее безобидные. Круг чтения Гитлера отразился даже на ходе Второй мировой войны. Фюрер систематически отслеживал новые концепции в военном деле и был горячим сторонником идей Гудериана о танковых прорывах как главном средстве будущей войны. Это резко отличало его взгляды от типичной точки зрения немецких военных — Бока, Гальдера, Браухича, с недоверием относившихся к действиям крупных танковых группировок в глубине обороны. Пойдя навстречу концепциям Гудериана, Гитлер санкционировал планы военных действий во Франции 1940 года, которым оппонировали пожилые генералы. И это привело к «Странной победе» — разгрому англо-французских сил на континенте, несмотря на их заметное численное превосходство над вермахтом во Франции.

Если бы у американцев был хотя бы один человек в близком окружении диктатора, то они бы знали о его взглядах в области применения танков. Гитлер говорил о них даже за обедом. В этом плане рассекреченный ЦРУ отчет — крайне важное свидетельство: после его публикации невозможно говорить о том, что американские спецслужбы имели хоть какие-то заслуживающие упоминания источники, действительно близкие к нацистской верхушке.

Адольф Гитлер во время закладки военно-испытательного центра в Пенемюнде (ракетный центр). Фото: Центральбильд-ТАСС / ИТАР-ТАСС / Архив

Кроме того, Гитлер активно интересовался ракетостроением, что привело к утверждению им в 1940 году программы создания ракеты, способной достичь Америки. В ее рамках была построена первая баллистическая (и первая космическая) ракета в мире («Фау-2»). В 1943 году он утвердил проект Prüfstand XII по созданию баллистической ракеты, запускаемой с подводных лодок.

Будь у американской или иной западной разведки данные на этот счет, и обстрел Великобритании «Фау-2» не стал бы неприятным сюрпризом. Черчилль игнорировал предупреждения о таких ракетах как чепуху и фантастику. К счастью для союзников, ракетный энтузиазм Гитлера не успел принести свои плоды, хотя, как отмечает английский историк Макс Гастингс, начнись обстрел «Фау-2» на несколько недель раньше — и высадка союзников в Нормандии вполне могла быть сорвана.

Даже в конце войны острый дефицит информации о реальном, а не выдуманном Гитлере сыграл с союзниками злую шутку. Они совершенно не учли его взглядов на природу войны и не ожидали инициированную лично фюрером наступательную операцию в Арденнах. Из-за ее внезапности, несмотря на многократное превосходство англо-американских войск на Западном фронте, их продвижение вперед замедлилось на месяцы, а Черчиллю пришлось писать письма Сталину с просьбой о срочной помощи в виде советского наступления на Востоке.

Со стратегической точки зрения отсутствие понимания картины мира Гитлера, по всей видимости, стоило западным союзникам очень дорого. Причем даже после окончания войны. В Берлин попали советские войска, и Москва получила доступ к ряду немецких технологий. Отталкиваясь от найденных материалов, Сталин уже в начале 1946 года подписал постановление Совмина со словами: «…определить как первоочередную задачу воспроизведение с применением отечественных материалов ракет типа «Фау-2» (дальнобойной управляемой ракеты) и «Вассерфаль» (зенитной управляемой ракеты)». С этого решения началась вся программа создания баллистических и управляемых зенитных ракет в СССР, резко изменившая баланс в мире.

Автор: Александр Березин; «Чердак»

Читайте также: