Рассекреченные архивы КГБ: как органы чекисты СССР боролись с медиумами-антисоветчиками в Украине

Как органы чекисты СССР боролись с медиумами-антисоветчиками в Украине

Спиритические сеансы или «столоверчение» – популярная забава, которой с середины XIX столетия предавались тысячи любителей эзотерики. Со временем мода сошла на нет, но группы желающих пообщаться с духами появлялись в разных точках планеты. В Советском Союзе таким людям следовало быть осторожными: их могли записать в «последователи религиозно-мистического учения», что было чревато неприятностями. Особенно если возникло желание поговорить с духом о политике

«Мы задавали вопрос товарищу Ленину: гениальный ли человек товарищ Сталин или нет». Это отрывок из показаний, прозвучавших на заседании Киевского областного суда 10 марта 1948 года. Ленин ответил, что его преемник совсем не гений, продолжал подсудимый. И это в годы, когда культ Сталина достиг своего апогея, а прилагательное «гениальный» в сочетании с его фамилией стало чуть ли не филологической нормой.

В суде звучали пересказы «диалогов» с давно покинувшими этот мир известными людьми: например, со второй женой Сталина Надеждой Аллилуевой и его главным врагом Львом Троцким. Можно было бы предположить, что на скамье подсудимых – старые большевики, лично знавшие коммунистических лидеров. Но нет, все трое – обычные жители Белой Церкви, никогда не состоявшие в партии. С Троцким и прочими подсудимые «общались», вызывая их духов. За это их и арестовали, пишет  «Настоящее Время».

БЛЮДЦЕ СО СТРЕЛКОЙ

Годом ранее, в начале 1947-го, в Белую Церковь из Киева переехал 44-летний уроженец Полтавщины Илья Горбань. Он был художником, но особых творческих высот не достиг: оформлял экспозиции музеев, готовил плакаты и портреты Ленина для демонстраций. Также в его трудовой биографии была игра в духовом оркестре, работа школьным учителем, участие в раскопках Академии Наук. Горбань воевал – командовал противотанковой пушкой – и в 1943 году был ранен под Орлом, что серьезно сказалось на здоровье. Был женат, но развелся, дочь жила с матерью. В Белой Церкви Горбань поселился у сестры, Веры Сорокиной, и устроился на работу в горпромкомбинат – скульптором.

Илья Горбань. Фото из уголовного дела
Илья Горбань. Фото из уголовного дела

Вскоре после переезда любивший читать Горбань записался в городскую библиотеку. С ее сотрудницей, 39-летней Ольгой Розовой, у художника начался роман. Формально женщина была замужем. Но ее мужа, журналиста воронежской газеты Андрея Розова, еще в 1938 году обвинили в принадлежности к «антисоветской право-троцкистской террористической организации» и посадили на 10 лет. Реабилитировали Розова лишь в 1970-м.

Ольга Розова. Фото из уголовного дела
Ольга Розова. Фото из уголовного дела

Как-то на горпромкомбинате Горбань разговорился с коллегой Михаилом Рябининым. Тот спросил скульптора, верит ли он в загробный мир и существование духов. Впоследствии Горбань уверял, что ответил отрицательно. Но взял почитать предложенную Рябининым «Книгу духов».

Это произведение, написанное в 1856 году, – своего рода «библия» спиритизма. Автор, француз Аллан Кардек, считается основателем религиозно-философского учения о вечной жизни человеческих духов.

Из обвинительного заключения: «…спиритизм является одной из разновидностей мистической религии, которая путем обмана и шантажа пытается «научно» обосновать реальность будущей загробной жизни человека в виде неосязаемого «духа»

Горбаня прочитанное очень увлекло. Он предложил Рябинину устроить спиритический сеанс, но ответ знакомого его разочаровал: «Все эти сеансы с тарелочками – чепуха и детский лепет. Я контактирую с духами на более высоком уровне».

А вот сестра Горбаня Вера пообщаться с умершими согласилась. Они вдвоем устроили сеанс в ее доме. Организовали все по классической инструкции прошлого века: сели за стол, зажгли свечи. В центр брат и сестра положили лист бумаги, на котором по кругу написали буквы алфавита, цифры, слова «да» и «нет». Лист накрыли блюдцем, на котором нарисовали стрелку.

Лист (или доска) для спиритических сеансов
Лист (или доска) для спиритических сеансов

Суть сеанса заключается в том, что участники «призывают дух» конкретного человека, и если тот появляется, задают ему вопросы. Блюдце, над которым держат пальцы присутствующие, якобы начинает вращаться без приложения усилия. Стрелка указывает нужные символы на листе, из которых составляются слова, – именно таким образом дух отвечает. Последователи спиритизма утверждают, что блюдце передвигают потусторонние силы. Скептики же уверены: это незаметно делают руками сами участники сеанса. Следствие, конечно, придерживалось именно последней версии.

Летом и осенью 1947 года брат и сестра вдвоем провели около 15-20 сеансов. Чаще всего вызывали духов покойных родственников: например, матери, которая с помощью движущегося блюдца якобы давала житейские советы. Как-то вышли на связь с Пушкиным, но тот их «обругал». Одному из сотрудников комбината Горбань рассказывал о контакте с их великим «коллегой» – Микеланджело.

Третьей участницей белоцерковской неформальной ячейки спиритов вскоре стала возлюбленная Горбаня Ольга Розова. Для начала пара обратилась к духу покойного писателя Андреева (о ком из двух известных писателей, Леониде или Василии, идет речь – непонятно). Тот стал говорить Розовой комплименты.

«Я заподозрила, что это проделки Горбаня, с которым я к тому времени уже находилась в интимных связях. Весь этот сеанс носил чисто личный, любовный характер», – вспоминала она на допросе.

Сеансы проходили не только дома у Горбаня, но и у Розовой, квартира которой находилась прямо в здании библиотеки. К Ольге часто заходила подруга, заведующая библиотекой педшколы Варвара Шелест. Она увидела ритуал и тоже заинтересовалась спиритизмом, решив ходить на сеансы.

Зачем Горбаню, Сорокиной, Розовой и Шелест все это было нужно? Они всерьез считали, что общаются с душами умерших?

На суде все фигуранты в один голос заявляли: в потусторонний мир и духов они не верят. На вопросы о религиозных убеждениях каждый отвечал, что атеист. Мистический обряд, по их словам, был для них развлечением. Версия о том, что несколько интеллигентов в 50-тысячном городке в бедные послевоенные годы не знали, чем себя занять, кажется вполне правдоподобной.

ЧТО РАССКАЖУТ ВОЖДЬ И ВРАГ НАРОДА?

Чем запомнилась первая послевоенная пятилетка в СССР? Восстановлением страны из руин. Голодом с массовыми смертями. Достигшим небывалых высот культом личности Сталина. Борьбой с УПА и «лесными братьями». А еще – новой волной политических репрессий, вызвавшей у многих воспоминания о страшном 1937 годе.

Посиделки с блюдцами при свечах с точки зрения Министерства госбезопасности (МГБ – так в те годы называлась советская спецслужба) являлись «созданием нелегальной религиозно-мистической группы спиритов». За вызов духов в то время могли посадить, как сажали за нелегальные молитвы на дому протестантов или греко-католиков. Но это еще полбеды – к оккультному характеру сеансов Горбаня и других со временем добавилась «антисоветчина».

Собираясь у Розовой, участники группы вызывали духов известных людей. В списке, вошедшем в материалы дела, писатели Максим Горький и Александр Куприн, ученый Константин Циолковский, лидеры большевиков Владимир Ленин и Лев Троцкий (не упоминаемый в следственных документах иначе, кроме как в сочетании с фразой «враг народа») и жена Сталина Надежда Аллилуева.

«Этот проведенный спиритический сеанс носил резко антисоветский характер. Эта преднамеренная клевета касалась одного из руководителей Партии и Правительства».

Так в протоколах допросов описаны почти все контакты подозреваемых с духами. Они, конечно, так не говорили, но записано именно так. Конкретные вопросы, заданные известным покойникам, и ответы из загробного мира спрятаны за одинаковыми казенными формулировками. В чем именно заключался антисоветский характер «общения», из материалов следствия вообще непонятно. Можно лишь догадаться, что за формулировкой «один из руководителей…» скрывается Сталин. Такая «стеснительность» при пересказе выпадов против первых лиц партии сохранялась в чекистских документах вплоть до перестроечных лет.

В стенограмме судебного заседания показания о контактах с духами переданы более откровенно, хотя путано и не полностью.

Как мы помним, Ленин в беседе с белоцерковцами усомнился в гениальности Сталина. Когда в суде прокурор спросил у Горбаня, почему был выбран такой вопрос, тот ответил, что по глупости.

«Вопрос, будет ли Советская Власть, мы задавали, и получили ответ, что не будет существовать, и поможет в этом Америка», – вспоминал Горбань. Чьему духу принадлежит это «пророчество», в документе не уточняется, однако, судя по контексту, речь идет о Ленине или Троцком. На «предсказание» явно повлияла актуальная советская пропаганда: в 1947-м холодная война уже началась, и вчерашний союзник, США, превратился в главного противника.

Лев Троцкий в Мехико в 1934 году. Фото: ТАСС
Лев Троцкий в Мехико в 1934 году. Фото: ТАСС

«У Горького мы спрашивали, своей ли смертью он умер», – созналась Розова.

Интерес к обстоятельствам кончины писателя не случаен. Он ушел из жизни из-за болезни, но в народе ходили слухи об отравлении. В убийстве подозревали, в частности, бывшего главу НКВД Генриха Ягоду («по заказу Троцкого»), секретаря и врачей литератора. Ходили слухи и о причастности Сталина.

Вопрос, заданный Аллилуевой, в деле не приведен, но он мог быть таким же, как и в случае с Горьким. О чем еще, если не о гибели, спрашивать женщину, застрелившуюся после ссоры с мужем?

Надежда Аллилуева с сыном Василием, 1922 год. Фото: ТАСС
Надежда Аллилуева с сыном Василием, 1922 год. Фото: ТАСС

Последний сеанс, если верить показаниям участников, провели в декабре 1947 года. С духом Ленина говорили о проводившейся в те дни денежной реформе, которая заключалась в деноминации рубля и конфискации части сбережений. Сеанс, как заверяли фигуранты, «не носил антисоветский характер».

Через пару месяцев за спиритами пришли чекисты. Розову задержали 19 февраля, Сорокину и Горбаня – 20-го.

А вот Варвару Шелест не арестовали – как утверждают документы, она куда-то скрылась. Вскоре материалы по ней выделили в отдельное производство. Так часто делали, чтобы не «тормозить» следствие по задержанным, пока идут поиски сбежавшего.

АГЕНТУРНОЕ ДЕЛО «СУЕВЕРЫ»

Как вообще МГБ вышло на белоцерковских спиритов? В архиве удалось найти сведения о том, что еще до ареста на них завели агентурное дело под названием «Суеверы». То есть на группу «настучал» какой-то агент советской спецслужбы (возможно, завербованный именно после доноса). К сожалению, до наших дней дело не дожило – его уничтожили в 1990 году (тогда КГБ провел самую масштабную «чистку» своего архива).

Карточка учета Горбаня по делу "Суеверы". Внизу справа запись об уничтожении дела
Карточка учета Горбаня по делу «Суеверы». Внизу справа запись об уничтожении дела

Однако благодаря сохранившейся картотеке известно, что объектами дела «Суеверы» были Горбань, Розова и Сорокина – но не Шелест. Не удалось найти упоминаний о ней и в перечне жертв репрессий из Белой Церкви, скрупулезно составленном местными краеведами. Похоже, именно заведующая библиотеки была агентом, «сдавшим» чекистам участников сеансов.

В марте 1948 года МГБ Украины отправляло сообщения о ликвидации белоцерковской группы «наверх» – в том числе главе республики Никите Хрущеву. В отчетах названы имена подозреваемых, но о Шелест опять ни слова. Зато есть псевдоним агента, сообщившего о спиритах, – «Северная».

Горбань сначала неосмотрительно рассказал «Северной», что вместе с сестрой вызывал дух Ленина. Основатель СССР предрек, что скоро будет война, шесть государств пойдут на Россию и освободят ее от ига Сталина.

«С этим агентом Горбань зашел в городскую библиотеку (напомним, там находилась квартира Розовой – НВ), где в присутствии Розовой провел спиритический сеанс, на котором путем преднамеренной постановки вопросов и ответов высказывал антисоветские клеветнические измышления», – говорится в том же сообщении.

Фрагмент сообщения министра госбезопасности УССР Сергея Савченко начальнику 5-го управления МГБ СССР Павлу Дроздецкому. Фамилии Ленина и Сталина, как это часто бывало в документах чекистов, указаны не полностью
Фрагмент сообщения министра госбезопасности УССР Сергея Савченко начальнику 5-го управления МГБ СССР Павлу Дроздецкому. Фамилии Ленина и Сталина, как это часто бывало в документах чекистов, указаны не полностью

Кроме арестованных своими глазами сеансы видела только Варвара Шелест. Сомнений в том, что «Северная» – именно она, становится еще меньше.

На суде и в кассационных жалобах спириты стали утверждать: именно Шелест была инициатором большинства «политических» вопросов духам – в том числе Троцкому, Аллилуевой и Горькому. Розова к тому же заподозрила, что как раз Варвара вращала блюдце на тех сеансах. Конечно, нельзя исключать, что это было лишь желание выгородить себя.

«На суде мне стало понятно, что Шелест имела задание из наших спиритических сеансов создать антисоветское преступление», – уже после вынесения обвинительного приговора, в 1954 году, писала Ольга Розова в просьбе о помиловании. Она утверждала, что Варвара Шелест по-прежнему живет в Белой Церкви, и никто не пытается арестовать или допросить ее.

Фрагмент письма Розовой с упоминанием Варвары Шелест
Фрагмент письма Розовой с упоминанием Варвары Шелест

Непонятным остается одно: если Шелест была агентом, зачем ей нужно было сбегать? МГБ могло имитировать побег и на время спрятать женщину, чтобы не выдать ее как агента. Прокомментировать эту гипотезу мы попросили известного украинского историка Руслана Забилого. Он полагает, что в таком случае по Шелест не стали бы начинать отдельное производство, и выдвигает свою версию: возможно, женщина, узнав об аресте Розовой и других, испугалась и не поверила, что ее, как агента, трогать не будут. После этого Шелест действительно скрылась, но чекисты разыскали ее и заверили, что ей ничего не грозит.

«КАК ОНО ДВИГАЛОСЬ, Я НЕ МОГУ ОБЪЯСНИТЬ»

После ареста «спиритов» доставили в Киев – дело вело областное управление МГБ. Следствие продолжалось всего семь дней – быстро даже по тем временам. Протоколы полны шаблонных формулировок и в некоторых местах словно написаны под копирку.

Никто из троих на допросах не отрицал «антисоветский характер» сеансов. Розова стояла на том, что ее участие в ритуалах не преследовало никаких целей. Горбань и Сорокина поначалу списывали все на желание развлечься, но в итоге сознались: ими двигали антисоветские настроения, и сеансы – лишь «удобная ширма» для «клеветнической агитации».

«Проводя антисоветские спиритические сеансы, я тем самым старался опорочить и оклеветать Советскую власть и руководителей Партии и Правительства, и показать своим соучастникам слабость советской власти и «бездарность» ее руководителей», – гласит протокол допроса Горбаня.

Свое недовольство властью брат и сестра, если верить материалам дела, объясняли бедностью послевоенных лет. Горбань к тому же признал, что сам вращал блюдце, намеренно подбирая «нужные» ответы.

Фрагмент обвинительного заключения
Фрагмент обвинительного заключения

Сорокину и Розову на допросах заставляли сознаться в том, что они вели вражескую агитацию не только на сеансах, но и, например, на работе. Оперативники (допросы вели именно они, а не следователи – такое в то время допускалось) врали, что у следствия уже есть данные об этом. Но уловка не сработала – женщины все отрицали.

Суд начался 6 марта, через две недели после арестов. Сорокина и Горбань отказались от части показаний. Все трое пытались доказать, что никаких антипартийных настроений и планов кого-то агитировать не имели.

«Я не думала, что наши сеансы носят антисоветский характер. То, что мы делали, – это, конечно, нехорошо, но я была, есть и останусь Советским (в документе с большой буквы – НВ) человеком», – говорила Вера Сорокина.

Горбань теперь отрицал и то, что перемещал блюдце: «Как оно двигалось, я не могу объяснить».

Вину подсудимые признали частично.

ВЫЖИЛИ НЕ ВСЕ

Уже 10 марта, на втором заседании, прозвучал приговор. Всех троих признали виновными по статьям 54-10 («Антисоветская пропаганда и агитация») и 54-11 («Участие в контрреволюционной организации») Уголовного кодекса УССР. Горбань, как лидер группы, получил 25 лет лагерей, а Розова и Сорокина – по 10. Всем назначили конфискацию имущества (позже выяснилось: у брата и сестры взять нечего) и поражение в правах после освобождения на 5 лет.

Случись это все годом ранее, Горбаня бы расстреляли. Но в 1947 году смертную казнь ненадолго отменили. Вышел указ Президиума Верховного Совета СССР о замене расстрела на 25 лет лагерей, на который ссылается суд в тексте приговора.

Приговор Горбаню, Розовой и Сорокиной. В ссылке на указ о замене расстрела (третий абзац) год указан с ошибкой – 27-й вместо 47-го
Приговор Горбаню, Розовой и Сорокиной. В ссылке на указ о замене расстрела (третий абзац) год указан с ошибкой – 27-й вместо 47-го

Не забыли судьи и о коллеге Горбаня Рябинине – том самом, который рассказал про «Книгу духов». В тот же день против него возбудили уголовное дело по «антисоветской» 54-й статье. Мужчине вменяли в вину то, что «…среди населения распространял для чтения к-р (контрреволюционную – НВ) книгу о мистической религии – книга о «духах». Что было дальше, мы не знаем – как и в случае с Шелест, упоминаний о Рябинине нет ни в архивной базе фигурантов уголовных дел, ни в списке жертв репрессий.

Розова через три дня после приговора отправила в Верховный суд кассационную жалобу с просьбой смягчить наказание. Главный аргумент заключался в том, что их «антисоветская группа» не может считаться таковой, поскольку в нее входили члены одной семьи: сама Ольга, ее муж (подразумевался Горбань, хотя в официальном браке они не состояли) и его сестра. Женщина признавала себя виновной лишь в том, что не донесла на задающую политические вопросы духам Варвару Шелест.

В той же жалобе Розова просит «восстановить ее национальность». Она русская, родилась в Ульяновске, жила в Воронеже, а в Белой Церкви оказалась во время войны. В ходе процесса произошла ошибка: прокурор, как выразилась женщина, «превратил ее из русской в украинку».

Почему в лаконичный текст обращения к Верховному суду, состоящий из доводов в пользу своего скорейшего освобождения, Розова включила такую, казалось бы, малозначительную просьбу? Возможно, она питала надежду на то, что у русской больше шансов получить снисхождение по политической статье, чем у украинки. Тем более послевоенный патриотизм зачастую был именно русским, а не «общесоюзным».

Кроме того, осужденная напоминала в жалобе, что у нее осталась 11-летняя дочь, и просила хотя бы оставить девочке вещи, которые подлежали конфискации.

Тогда же к Верховному суду обратился и Горбань. Обоим отказали, приговор остался неизменным.

Отбывать наказание осужденных отправили в особые лагеря, предназначенные для политзаключенных.

Горбань сидел в Обском лагере в районе Салехарда. Из заключения он не вернулся – умер в 1950 году в возрасте 47 лет. Его имя удалось найти в списке заключенных лагеря, похороненных в поселке Абезь Республики Коми.

Почему именно Абезь, ведь до Салехарда по прямой линии на карте более 200 километров, к тому же эти места разделяют горы? Видимо, Горбаня, как и многих других заключенных Обского лагеря, отправили сооружать железную дорогу Чум – Лабытнанги («стройка 501″). Чум – это уже ближе к Абези.

Проходившая по тундре и болотам дорога была частью грандиозного сталинского проекта – Трансполярной магистрали.

Сооружение дороги с 1947-го по 1953 год шло в тяжелейших условиях: на стройке не было даже элементарных удобств, целый день работать приходилось зимой – на арктическом холоде, а летом – в болотной сырости, среди бесчисленного гнуса. И вольнонаемные рабочие, и заключенные долгое время жили не в бараках, а в полуземлянках и землянках, которые сами же рыли, или в палатках, которые отапливались железными печками

Здоровье Горбаня было подорвано ранением времен войны – неудивительно, что в таких условиях он прожил всего два года. В документах указано, что умер он в больнице, – вероятно, это был лазарет в Абези.

Илья Горбань. Фото из уголовного дела
Илья Горбань. Фото из уголовного дела

Участок Чум-Лабытнанги до сих пор работает, но большая часть магистрали, в которую были вложены колоссальные силы, сегодня заброшена. Проект свернули сразу после смерти Сталина.

Кончина вождя дала надежду на освобождение «подельницам» Горбаня. Обе отбывали срок в Дубравном лагере в поселке Явас (Мордовия). В 1954 году Розова написала просьбу о помиловании. В документе, составленном в то же время, прокурор отмечал, что Сорокина и Розова «увлекались спиритизмом в силу своей любознательности и несознательности», а их действия тяжелых последствий не повлекли, поэтому им следует снизить срок заключения и выпустить по амнистии.

Вскоре Верховный суд признал: действия спиритов квалифицированы правильно, однако приговор был слишком суров. Выжившим осужденным снизили срок до 6 лет 10 месяцев. На свободу они вышли 22 февраля 1955 года, через семь лет после ареста. Сорокина вернулась в Белую Церковь, а Розова переехала в Канев Черкасской области к родным.

В 1992 году трех медиумов из Белой Церкви реабилитировали.

Автор: Эдуард Андрющенко;  телеканал «Настоящее Время»

Читайте также: