Метки: русский мир

Страсти «русского мира». Как майор ФСБ организовал похищение и пытки из-за пропавшего кошелька

Украденный кошелек, похищение предпринимателя, пытки шокером, три тысячи рублей, письма Жириновскому и жесткое похмелье — в абсурдной истории иркутского майора ФСБ Александра Матяша.

Правосудие в России: «Они меня жгли, жгли, жгли»

В течение трех лет Марине и ее мужу, ставшему после пыток жены правозащитником, трижды удавалось добиться возбуждения уголовного дела на троих оперативников, пытавших женщину в отделении. Накануне трехлетнего «юбилея» они узнали о том, что дело о пытках полицейскими в третий раз прекратили еще в ноябре «в связи с отсутствием события преступления».

«Руская весна» не пришла. Как новые «братки» по-новому метут оккупированный Донбассе

Оккупированный Донецк вошел в новый год с управленческим переворотом. Назначенные Москвой кураторы вышли из тени и заняли ключевые управленческие позиции в Донецке. «Герои войны» отодвинуты на третий или второй план и даже не претендуют на формальное признание.

Гречка-убийца, немцы бегут в Россию, военная аналитика от продавца мыла: 10 самых нелепых российских фейков года

«Политический вирус», изобретенный КГБ несколько десятков лет назад, чтобы «медленно и методично уничтожать своих врагов изнутри», Кремль продолжает сознательно распространять и по сей день.

«В каждом есть фашист». Кто и почему идет работать и пытать в российские тюрьмы

Сотрудники Федеральной службы исполнения наказаний России находятся под «колоссальным психологическим давлением». Об этом заявил заместитель главы ведомства Валерий Максименко. По его словам, это происходит из-за того, что работникам колоний и СИЗО приходится постоянно общаться...

Как горе-агенты «русского мира» подожгли Венгерский культурный центр в Ужгороде

Трое поляков по заказу «немецкого журналиста» подожгли в феврале 2018 года Венгерский культурный центр в Ужгороде, – считает польская прокуратура, расследовавшая это дело как террористический акт.

Ихтамнеты в «ЛНР»

Много русских, сотни сотен, кто держался «стайками». Ходили как девочки-подростки парами, не удаляясь дальше рынков-магазинов-парикмахерских. Уверенно чувствовали себя только на закрытых «военных» объектах. Еду и выпивку научились заказывать с доставкой под военные объекты или через местных.