Метки: тюрьма

Зона у вагонах: як виживають засуджені дорогою до тюрми

Етап — перевезення засуджених та взятих під варту між пунктами, зокрема, двома колоніями або колонією та лікарнею. В’язнів перевозять у спеціальних вагонах, які ті через застарілість називають «столипінські».

Чому бунтовала одеська колонія

Загалом у сутичці 27 травня постраждало близько 15 тюремників. Серед в’язнів, як стверджують пенітенціарії, потерпілих немає. Утім, розслідувачі дізналися, що того дня в колонії постраждали й засуджені — їх побили ще до початку бунту.

Все вокруг уже «умное», чем тюрьмы хуже?

Датчики под управлением искусственного интеллекта, трекинг-браслеты и анализ данных: на наших глазах эти технологии ворвались в умные дома, машины, школы и офисы. А теперь сетевые системы осваивают новые области: на этот раз — тюрьмы.

Как сидят в израильских тюрьмах: клопы, духота, грязь

Недочеты одиночного заключения; перенасыщенность; ужасные санитарные условия; непропорциональное применение фиксаторов для рук и ног; во многих случаях — несовершенство вентиляционных систем, из-за чего в камерах душно; нехватка оборудования; низкое качество продуктов питания; минусы медицинского обслуживания.

Виды мошенничества в СИЗО и колониях

Места лишения свободы – «прекрасное» место для мошенничества. Если человек попал в тюрьму впервые, многого не знает и, разумеется, немало опасается за свою дальнейшую судьбу, то он – идеальный «клиент» злоумышленников. Но распознать ложь можно, причем в большинстве случаев это даже не трудно.

Бывший киллер о попытке жить нормальной жизнью после 20 лет тюрьмы

Он отсидел 20 лет, да, бывший киллер. Пытается жить нормальной жизнью после тюрьмы. А как? Наше распрекрасное общество не принимает таких, как он. И куда деваться живому человеку? По специальности идти работать? Ну вот именно.

Беларусь тюремная: правдивая история одного исправления

Во время пребывания в разных колониях из меня непрерывно фонтанировала моя удаль молодецкая: постоянные конфликты с администрацией, отказ от работы, игры «на интерес». Довольно часто остужать пыл приходилось в холодных карцерах. Но тюрьма меня больше не пугала — я чувствовал себя в ней своим.

Історії в’язнів в окупації: «укроп» – в тюрмі бойовиків, «зрадник» – на батьківщині?

«Зламали мені два ребра, щелепу. Коли не було світла та їжі в тій колонії, закривали в ізоляторі, який не опалюється, постійно холодно. Били до такої міри… до втрати свідомості. Загалом принижували, «укропи», «щоб всі ви там подохли, і ваші рідні в Україні, щоб подохли»